Магия великой книги

Магия великой книги24.06.2013 в 14:05

Семейная легенда

В настоящее время я сам стал дедом, но память о моей бабушке Зое Кузьминичне Роговой, в девичестве Распоповой, останется как семейная легенда в роду ее потомков.

Эту огромную объемную Библию, весом более четверти пуда, в числе других раритетов Зоя Кузьминична привезла из Харбина. Книга, издания петровских времен, была набрана крупным шрифтом на двух языках - церковно-славянском и тогдашнем русском с ятями и твердыми знаками на конце слов, отличалась обилием вензелей, инициалов и вставных иллюстраций с изображением обитателей ада и рая.

ХАРБИН

Отец Зои, крупный железнодорожный чиновник Кузьма Фёдорович Распопов, строил Транссиб и Китайско-Восточную железную дорогу. Его семья не успевала обживаться на каждом новом месте, лишь на КВЖД, в Харбине, успели это сделать, потому что начатым в 1898 году строительством железной дороги от Порт-Артура до КВЖД Распопов руководил из Харбина.

Русская диаспора в Харбине, центре всей КВЖД, была значительной и состояла не только из обслуживающего дорогу персонала. Разный люд обитал в этих краях. Здесь был даже свой театр, куда нередко приезжали бродячие актеры, музыканты и драматурги из обеих столиц и других центров России. Упоминались имена Буренина и Сабурова, Соловьёва и Измайлова.

В восемнадцать лет Зоя расцвела, по словам лириков, как маковый букет. Нашлись и воздыхатели. Самым настойчивым из молодых людей оказался Мирослав Попов. Вторым претендентом на руку и сердце красавицы, избранным ею из числа когорты кавалеров, был Евстафий Рогов, молодой перспективный чиновник из аппарата управления дороги. Молодой и перспективный брал стихами и нежностью. Может, он намекал на соперника, процитировав однажды Блока: «…есть у поэта и косы, и тучки, и век золотой, тебе ж не доступно все это!..».

Не известно, чем бы закончился любовный треугольник, если бы вдруг Мирослава не отозвали на родину.

С исчезновением опасного соперника Евстафий, усилив лирические излияния, был награжден: и сердце красавицы было отдано пылкому кавалеру. В 1899 году молодая чета вернулась в Россию, где через год у них появился первенец – дочь Мария. Из Харбина Зоя привезла две вещи: упомянутую уже весомую книгу и швейную машинку фирмы «Зингер». Она на ней шила не только театральные костюмы, но и рабочую одежду для нуждающихся железнодорожников. Обе вещи ей были дороги. Кстати, этот зингеровский экспонат до сих пор исправно служит правнучке и праправнучке.

Роговы были светскими людьми. Они, конечно же, чтили господствующую религию, но не отягощали себя стоянием в церкви и выслушиванием длинных проповедей и утомительных церковных служб, поэтому Библия, в отличие от швейной машинки, к которой продолжали прикасаться ловкие женские руки, не заняла почетного места в горнице-светлице.

СЫН МИРОСЛАВА

Шестнадцатилетняя Мария Рогова обнаружила в библиотеке родителей старинную книгу и увлеклась рассматриванием иллюстраций. Такую книгу не просто было взять в руки – к ней подсаживались. Теперь она заняла свое место на круглом столе. Между листами Мария обнаружила пожелтевший листок бумаги. На нем было написано: «Ты не стала моей женой, но мой сын женится на твоей дочери. Да будет так!». И ни даты, ни подписи. Зоя Константиновна призналась, что священный фолиант ей подарил перед своим отъездом Мирослав Попов, а записку она видит впервые. Все были удовлетворены таким объяснением, и жизнь потекла привычным руслом. Семья Роговых, в которой было уже шестеро детей, продолжала проживать в деревне Носково Курганского уезда Челябинской губернии, и ничто не влияло на привычный уклад деревенской жизни семьи, даже революции прошли как бы стороной, лишь коснувшись деревни своим горячим дыханием. Когда семья перебралась в город, Мария, а следом за ней и ее сестра Надежда, большую часть времени отдавали раненым в тыловом госпитале. Мария выходила одного из раненых и вышла за него замуж. Им оказался сын Мирослава – Иван Мирославович Попов.

СЕМЬДЕСЯТ СЕМЬ

Новая семья, получив в подарок фолиант и родительское благословение, укатила на Алтай, поселившись в скромной деревеньке Повалихе. Выбор Ивана был не случаен: на Алтае проживал его фронтовой друг Никита Мягчилов, который во время войны с именем Христа спас Ивана от погибели, вытащив раненого с поля боя. Постепенно Иван, выполняя свой фронтовой обет, перешел в Христову веру, утянув за собой и Марию. Библия, выпущенная из рук отца, вернулась в руки сына. Только сейчас заметили, что на титульном листе вверху очень мелким рукописным шрифтом было написано: «Старшей дочери», а внизу – латиницей: Sieben und siebzig. Латинское число оказалось сроком жизни держателей великой книги: Зоя Константиновна ушла из жизни в 77 лет, Мария с Надеждой – так же. Любовь Ивановна, старшая дочь Марии Евстафьевны, и младшая ее сестра Парасковья Евстафьевна в прямом смысле поделили фолиант: одной достался Ветхий завет, другой – Новый. Недостающие и оторванные корочки обшили тканью, и две «новые» книги тотчас похудели и приобрели странный вид. Раритет перестал быть раритетом. Дальнейшая судьба книг не известна: либо они достались по наследству старшим дочерям обеих женщин, либо перешли в собственность христианской общины. Обе женщины, по магии книги, прожили по 77 лет.

Борис ТУШИН.

КСТАТИ

Напоминаем, что читательский конкурс «Семейные легенды о любви» подходит к завершению, его итоги будут подведены к 8 июля – Российскому дню семьи. Но у вас еще есть возможность рассказать свою историю. Присылайте их до 1 июля по электронной почте info@barnaul-media.ru или приносите в редакцию: пр. Ленина , 110. Справки по телефону 36-27-84.


  • Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить
  • Оставляя комментарий на сайте, вы автоматически принимает правила размещения комментариев

Самое читаемое

Новости дня