Как плотник невесту выкрал

Как плотник невесту выкрал15.02.2013 в 13:16

Сегодня мы начинаем публиковать истории любви, которые читатели пишут нам в рамках проекта "Напиши семейную легенду"

Было это еще в XIX веке. Волей случая почти одновременно приехали в Барнаул две мещанские семьи.

Одна – многодетная, среднего достатка, откуда-то из России. Другая – мать, две дочери и сын. Эти были более обеспеченными. Хотя у них в Кургане сгорел маслозавод, но деньги, Барнаул. 1903 год. Семья Носковых. На коленях - мой отец. Старшая девочка Тая станет моей крестной матерью.видно, были, они купили себе дом на Большой Тобольской, недалеко от того дома, где сейчас музей «Город», завели лошадей и начали извоз.

Случилось так, что первые, а это были мои предки – плотники Носковы, работали у вторых на переделке дома. Работали втроем – отец и два сына. А у хозяев, как я сказала, были две дочки. Один из парней, Емельян, был высокий, под два метра, веселый, певун, плясун. Должно быть, не влюбиться было невозможно. Старшая девица Елена и влюбилась. а за что он ее полюбил – понять невозможно. Она была маленькой, тоненькой, не очень красивой, ну вовсе не под стать ему. Но вот полюбил! Попробовал сватать, а Ленушкина родня – ни в какую. За плотника?! Не согласны. Тогда он, по рассказам, невесту выкрал. Мне казалось, что выдумывают, это на Кавказе или азиаты крадут, а у русских так не принято, но прочитала как-то у А. Островского, что был такой обычай на Волге. Что ж, может быть, мои бабушка с дедушкой так поженились, но, думаю, все-таки по обоюдному согласию. Родня осталась не довольна, и приданого у молодой не было. Не могу сказать, что они и без того хорошо жили, нет, жили бедно. Сначала снимали квартиру, сразу же нарожали детей. Вот они на фотографии – молодая семья и мой прадед Прокопий Носков. Потом подкопили денег, построили дом в четыре окна; огород, сарай с сеновалом у них были – все как надо, на 6-й Алтайской улице, угол 2-го Прудского переулка (в этом доме и я родилась и жила первые три года). Теперь у них была корова, а иногда покупали и лошадь, которую при нужде продавали, денег всегда не хватало.

Прожили долго, имели шестерых детей, а сколько внуков и других потомков – сосчитать трудно. Об их жизни одно можно сказать: они никогда, ни разу не поссорились. Хотя был у деда один недостаток – он любил выпить. Но если не считать финансовых убытков, никакого вреда от этого не было. Это еще я помню, он никогда не вел себя неадекватно. Бывало, выпьет, становится ласковым и вскоре идет спать. Мой отец, сам совершенно непьющий, даже оправдывал это его пристрастие, считая, что плотницкая работа, особенно зимой, невольно приучает к выпивке. Да и выпить тогда в Барнауле было очень просто. Идет человек с работы, в ближайшей от дома лавочке ему нальют стакан без денег, под запись. Не всякий пройдет мимо. К сожалению, умер он от туберкулеза лет на 20 раньше бабушки.

А бабушка прожила 86 лет и ни разу не помянула своего Амельшу худым словом. У родни ее в большом пожаре 1917 года сгорел дом. Брат Андрей Васильевич Гребенщиков уехал в Новосибирск, оставив мать в семье Носковых. Дед не возражал, он был добрый и покладистый человек. У него и собственный отец доживал, хотя было еще четверо детей. Больше того, когда у бабушкиной сестры в 1937 году умер муж, она тоже приехала к ним, так и доживали в семье отвергнутого ими зятя. Вот такая легенда из истории барнаульских мещан.

А потомки их ничем плохим не отличились. Династий, правда, не получилось, но есть квалифицированные рабочие, есть и инженеры, и врачи, и преподаватели вузов, есть даже один полковник в отставке, а один правнук сейчас на дипломатической службе в Париже.

Елена НОСКОВА.


  • Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить
  • Оставляя комментарий на сайте, вы автоматически принимает правила размещения комментариев
Новости дня