Евгений Чикишев о своем творческом пути

Евгений Чикишев о своем творческом пути

Автор:

Культура, Местные новости

Группа «Дядя Го» – яркое музыкальное явление в барнаульской рок-музыке. Впервые зазвучав в конце 1980-х годов на концертных площадках Барнаула, она довольно быстро попала в разряд культовых групп, популярных среди студенчества и творческой молодежи. В этом году коллективу исполнилось 30 лет. Отпраздновать юбилей в Барнаул приехал основатель и бессменный лидер группы Евгений Чикишев, живущий ныне в Германии.

Тэги: культура, юбилейный концерт, Евгений Чикишев, «Дядя Го»

Теория пассионарности

- Евгений, как часто удается приезжать на родину?

- Примерно раз в год, бывает и чаще, потому что Барнаул – это моя любовь, хотя родился я в Кемерове, где прожил несколько первых недель своей жизни. Так что у меня две родины, получается…

- Кто были твои первые учителя в музыке?

- Сначала я учился в барнаульском культпросветучилище, потом перевелся в музыкальное училище на эстрадное отделение. Правда отделение это было, скорее, джазовым с хорошей классической базой, которая – основа всего. Один из моих учителей – известный джазовый музыкант Игорь Наумов. С ним я до сих пор поддерживаю отношения. Учили нас и Татьяна Леонидовна Наумова, и ныне покойный Александр Борисович Тарнецкий, и его жена Сима Семёновна… Благодаря им мы постигли своего рода азбуку – те самые азы, благодаря которым научились складывать музыку, словно буквы в слова, научились экспериментировать. Но лично мне прежде нужно было нашуметься, наиграться, выплеснуть молодецкую удаль. Поэтому поначалу было подражание Deep Purple и даже Judas Priest… А потом мне захотелось тишины и покоя. Так появился «Дядя Го», который на первых порах существовал как квартет, состоящий из скрипки, рояля, гитары и контрабаса. Позже появились перкуссия, бас, под влиянием Jethro Tull зазвучала и флейта. Со временем мы стали вплетать в музыку и необычные музыкальные инструменты: африканские барабаны джамбо, диджериду (длинные трубы, сделанные аборигенами Австралии), латиноамериканскую «палочку дождя»... Это была жажда эксперимента, страсть к которому не угасла и теперь. Так мы на протяжении 30 лет находимся в движении. Ведь, как выяснилось, с годами внутри нас ничего не умирает, а постоянно что-то рождается и рождается. Изменилось лишь мое отношение к слову. И если раньше песни складывались легко – выплескивались, словно вода из стакана, то теперь я их вынашиваю, продумывая каждое словечко.

- За пределами Барнаула «Дядя Го» зазвучал в 1988-м, после фестиваля «Рок-периферия», когда наш город, представивший немало интересных команд, был провозглашен чуть ли не сибирской столицей рок-музыки. На твой взгляд, что это было за явление и куда потом все делось?

- Ну не случайно же мой друг, лидер группы The 9 Сергей Лазорин, когда-то назвал Барнаул столицей мира (смеется. – Прим. авт.)... Согласен, определенный всплеск был. Вполне возможно, объяснение этому кроется в гумилёвской теории пассионарности, согласно которой коллективное сознательное формируют отдельно взятые личности. Тогда в Барнауле наблюдалось примерно то же – одновременно появилось множество ярких музыкантов, своего рода пассионариев, повлиявших на развитие сибирской рок-музыки. Потом эти люди стали разъезжаться, создавать свои коллективы за пределами родного города. И это нормальный процесс, обычное течение жизни.

Общие коды

- А когда началась твоя германская история?

- В начале 1990-х годов, как только открыли границы, в Германии побывали наш флейтист Илья Усатюк, Миша Большаков - лидер группы «Папа Карло», чуть позже отправился туда и скрипач «Дяди Го» Петя Каменных. Они-то и рассказали, что там сильна тема уличных музыкантов. В ту пору всем нам хотелось заработать денег. Пойти в бандиты мы не пожелали – жаль было портить музыкальные руки (смеется. – Прим. авт.). К тому же мы были людьми другого плана: нам хотелось любви и нежности, еще мы очень хотели заниматься любимым делом.

- Свой первый опыт выступления на улице помнишь?

- Такое не забывается… Было это в Дортмунде, куда мы с ребятами приехали к друзьям из Барнаула, перебравшимся в Германию. Причем прибыли мы практически без денег, так как в Москве нас, еще неопытных, кинули уличные менялы, занимающиеся обменом валют. И вот в Дортмунде я впервые выступил на улице с песней «Из-за острова на стрежень», которая почемуто не вызвала ожидаемого восторга. И тогда я сыграл на гитаре полонез Огинского, который тут же принес мне мои первые десять марок – по тем меркам совершенно сказочные деньги. После этого я некоторое время играл там только классику. Вообще, немцы, как и все европейцы, готовы платить за искусство. Поэтому понять, насколько ты хороший музыкант, там можно по размеру гонорара.

- Сегодня ты продолжаешь играть на улице?В Барнауле юбилейный концерт группы «Дядя Го» прошел на сцене концертного зала АлтГУ.

- Все реже и реже. За годы сформировался круг ценителей моего творчества, оброс я и определенными связями. Поэтому выступаю в основном в клубах, на частных концертах, которые в Германии приняты. Я в своем роде свободный художник. Хотя именно улица дала мне колоссальный опыт выступлений, взаимодействия с публикой. Мне даже хочется этой теме посвятить книгу «Записки уличного музыканта». Материала для нее накопилось довольно много…

- А как воспринимают жители Германии песни на русском языке, русскую культуру?

- На ура. Ведь там тоже живут славяне, хоть и сформированные под влиянием саксонской культуры. Вообще, я давно понял – в музыке существуют общие коды, позволяющие нам понять другие народы. Однажды я услышал настоящие спиричуэлс – песни, исполненные афроамериканцами. В них очень много наших распевов, похожих на русское народное многоголосье. Вероятно, неспроста джаз так легко приняли белые люди. Все зародилось в одном центре, из одного источника вышло.

Главная песня

- Новые песни пишешь?

- Пишу. Немного, по одной-две в год (к примеру, песня «Шакти» вообще вынашивалась девять месяцев). Но приехать с новым альбомом в Барнаул не решаюсь. Ведь на концертах публика ждет исполнения песен известных, из былых времен. Для них это важно.

- Никогда не считал, сколько за 30 лет было написано песен?

- Не считал. Но, думаю, есть некая тридцатка песен «Дяди Го» – что-то вроде золотого фонда. Безусловно, список этот меняется.

- А расскажи о своем участии в проекте «Пока цветет папоротник»…

- Это было интересно, несмотря на то что там из всех композиций моей музыки – один процент… Штук пять гитарных мелодий и одна тема с участием аккордеона, которую мне помог записать в студии баянист из Дортмунда Павел Фукс. Но обычно музыка к кино не так пишется. Женя Бедарев (режиссер фильма «Пока цветет папоротник», который тоже родом из Барнаула. – Прим. авт.) сначала собрал все предложенные ему ком- позиции, а потом выбрал из них подходящие. Лучше было бы, чтобы музыку писали под сюжет.

Стиль «Дядя Го» - Кем ты себя больше ощущаешь – музыкантом или поэтом?

- Трудно сказать. Для меня музыка и текст – как два крыла у птицы. С обрезанным крылом не полетишь, будешь кружиться на месте. Сочиняя песни, я стараюсь быть канатоходцем – и музыкантом, и мастером слова. Чтобы слово нисколько не помешало восприятию музыки, чтобы это был союз, в результате которого рождается нечто третье. В любом случае мы всегда старались работать честно, главное – искренне. А такое, как мне кажется, впустую не проходит.

- В Германии у тебя растет сын. Чем он занимается?

- Да, моему сыну Игнату скоро исполнится 24 года. Долгое время он всерьез занимался большим теннисом, даже выступал за одну из германских команд. Теперь он, выучив немецкий язык, работает тренером, параллельно учится в университете на экономиста. Вообще, сын – моя главная песня. С его рождением моя жизнь круто изменилась, музыка отошла на второй план. Может, кто-то из ребят на меня за это в обиде – ведь при желании наша группа могла получить более широкое признание. С другой стороны – Пётр Каменных, Слава Кобзарь, Александр Подорожный, Сергей Вяткин, играющие в «Дяде Го», давно самодостаточные музыканты, своего рода бренды. У каждого из них свой путь. Теперь мы встречаемся (может, и не так часто, как хотелось бы) и по-прежнему испытываем на сцене драйв.

СПРАВКА «ВЕЧЕРНЕГО БАРНАУЛА»

В группе «Дядя Го» в разные годы играли: скрипачи Пётр Каменных и Степан Мезенцев, гитаристы Алексей Раждаев, Слава Кобзарь, Константин Жигулин (группа «Сестра»), Алексей Вагнер, басист Дмитрий Рогозин (группа «Рондо»), флейтист Илья Усатюк, пианисты Марат Рябенко и Владислав Мальков, барабанщики Александр Подорожный и Андрей Волков, арфист Сергей Вяткин (группа «Скифы») и многие другие.

Фото Инны Евтушевской.

Система Orphus


 

Комментарии не принимаются

Новости дня