Около двух часов длилась встреча Чулпан Хаматовой со зрителями

Около двух часов длилась встреча Чулпан Хаматовой со зрителями

Автор:

Культура, Местные новости

В Театре музыкальной комедии прошел моноспектакль Чулпан Хаматовой – актрисы, давно не нуждающейся в представлении. Она рассказала о главных составляющих своей жизни – семье, кино и театре, фонде «Подари жизнь», прочла стихи своих любимых поэтов.

Тэги: культура, моноспектакль, Чулпан Хаматовой

Побыть «живьем»

На барнаульской сцене Чулпан Хаматова выступает уже не в первый раз. Несколько лет назад в нашем городе она представляла свой моноспектакль, посвященный творчеству Марины Цветаевой и Беллы Ахмадулиной. Тогда же ее выступление украсила Полина Кондраткова – пианистка, создающая музыкальный фон монологу актрисы. На этот раз девушка вновь сопровождает Чулпан Хаматову в ее гастрольном туре по стране, искусно импровизирует, формируя музыкальный ряд творческого вечера. Кстати, еще в прошлый свой приезд актриса признавалась, что является большой противницей творческих вечеров, во время которых актеры рассказывают ненужные подробности своей биографии, обнажая всю свою подноготную. Теперь же она кардинально изменила свое отношение к подобной форме выступлений.

- Творческие вечера я всегда считала ужасной пошлостью, – произнесла со сцены она. – Мне всегда не нравилось вникать в подробности чьей-то биографии, знать сколько раз герой вечера поступал в театральный институт, какого цвета был его первый горшок, во сколько лет он впервые моргнул, чихнул, зевнул… Но со временем я поняла, что сегодня, в эпоху суеты, поверхностных суждений и информационной пресыщенности, так не хватает простого, искреннего разговора со зрителем. Как-то после одного из выступлений мне сказали: «Как здорово видеть вас живьем!». И мне вдруг так захотелось побыть «живьем» – поговорить с залом, почувствовать его энергию, отклик. Так хочется, чтобы сегодняшний вечер не затерялся в череде встреч, ворохе событий. Недавно я прочла в книге Бориса Мессерера «Промельк Беллы» о том, что счастье – это осознанный миг бытия. Так его понимала одна из моих любимых поэтесс Белла Ахмадулина.

За ящик водки

- Мое детство прошло под знаком большой трагедии – я никак не могла принять свое имя. Вообще, когда я родилась, то довольно долго жила безымянной. Папа даже объявил конкурс среди своих друзей на лучшее имя для меня. Призовой фонд – ящик водки. Победителем стал папин друг, вспомнивший вдруг странное старинное имя Чулпан. И когда ко мне обращались: «Девочка, как тебя зовут?», – я без промедления отвечала: «Оля», «Маша», «Наташа», но только не «Чулпан». Потом я выросла и переехала из Казани в Москву. Однажды, когда меня взяли на работу в детский театр, режиссер предложил подобрать мне запоминающийся псевдоним вроде Ольги Милой, Лены Нежной, Тани Доброй… И пока я раздумывала, успела сняться у Вадима Абдрашитова в фильме «Время танцора» под своим родным именем. С ним же приняли меня на работу в театр «Современник».

«Втяни глаза!»

- В кино я попала совершенно случайно. Это был 1996 год, когда кино в нашей стране вообще не снималось. И вот мой первый съемочный день, я на седьмом небе от счастья, в кадре, на удивление, у меня все получается. И вдруг оператор останавливает работу и довольно серьезно мне говорит: «Глаза втяни!». Я в ужасе замираю, понимая, что мне ни разу никто не говорил как это делать. И я начинаю судорожно их втягивать, от напряжения у меня текут слезы, гудит в затылке. Оператор смотрит на мои мучения и очень осторожно повторяет: «Ты не слышишь меня? ГоворюЧулпан Хаматова же, глаза втяни!». И тут я понимаю, что никогда не стану киноактрисой, потому что от природы лишена главного актерского умения – втягивать глаза. Находясь на грани отчаяния, я изо всех сил продолжаю угождать оператору. И вдруг слышу, как он, выходя из себя, обращается к режиссеру: «Слушай, ну как ей объяснить? Я ей говорю, что она из света вышла, что у нее глаза в тени, а она меня словно не слышит!». Это был мой первый опыт в кино…

Важное знание

- Мой любимый вопрос от журналистов: «Как вы все успеваете?». А я ничего не успеваю! Мое счастье лишь в том, что я совершенно перестала переживать по этому поводу. Ведь совместить мою работу в театре и кино с работой в Фонде и домашними делами просто невозможно! И еще – недавно я прочла книгу Ирины Ясиной «История болезни» и стала приучать себя радоваться каждому дню. Ее автор – удивительная женщина, которая страдает неизлечимой болезнью. Причем болезнь эта прогрессирует, и сегодня Ирина, находясь в инвалидном кресле, вспоминает: какое это было счастье, когда она сама, своими ногами могла ходить по кухне, поворачивать голову к окну, ставить на плиту кофейник. И в моменты, когда чувствую себя усталой, разрушенной и разобранной по частям, я стараюсь мысленно вернуться к страницам этой книги, к этому важному знанию. Знанию того, что настоящее счастье – когда ты сам слышишь, сам видишь, сам ходишь, что ты жив.

Тектонический сдвиг

- Однажды я познакомилась с доктором Галиной Новичковой, которая лечила от рака детей. Причем она не только лечила, но и сама собирала деньги на это лечение. И она стала мне рассказывать, что во всем мире дети, заболевшие этой страшной болезнью, вылечиваются в 80% случаев, а в нашей стране – меньше, чем в 50%. И не потому, что нет врачей или лекарств, а потому, что у их родителей не хватает денег. Меня это потрясло. И когда я спросила Галину Анатольевну, что лично я могу сделать для клиники, то она попросила меня помочь собрать денег на аппарат для облучения донорской крови, который стоил тогда около 200 тыс. долларов. Я рассказала об этом своей подруге, известной актрисе Дине Корзун, и мы решили организовать благотворительный концерт и стали звонить с предложением в нем поучаствовать таким известным людям, как Олег Янковский, Евгений Миронов, Инна Чурикова, Марина Неёлова, Лия Ахеджакова, Земфира, Юрий Шевчук… Каждый из них, не раздумывая, говорил: «Да, конечно!». И мы поняли, что происходит какой-то тектонический сдвиг, и что на самом деле все люди готовы помогать, только нужен кто-то, кто мог бы эти стремления в нужную сторону направить.

После концерта (во время которого нам удалось собрать нужную сумму и даже больше) мы с Диной думали, что все закончилось, и завтра мы снова заживем своей прежней привычной жизнью. Но у нас не вышло, потому что клинике требовались новые и новые аппараты, потому что изменились и мы.

Фото из сети Интернет.

Система Orphus


 

Комментарии не принимаются

Новости дня