Как создавались хореографические традиции жителей нашего города

Как создавались хореографические традиции жителей нашего города

Культура, Местные новости

Все последние годы с интересом наблюдаю за успехами барнаульских танцоров, которые, кроме восторга, других эмоций не вызывают. Танцевальных коллективов много, выступают они не только в Барнауле, но и ездят по краю, по всей России, с успехом танцуют за рубежом.

Тэги: история Барнаула, традиции

Например, недавно «Огоньки» с триумфом вернулись из Италии. И апофеоз танцевальной эпопеи Барнаула – создание молодежным ансамблем «Алтай» уникального спектакля по шукшинским рассказам под руководством самого легендарного российского танцора и хореографа Владимира Васильева!

Захотелось мне рассказать о том, какими простенькими и забавными были корни этих блестящих современных достижений в нашем славном городе Барнауле, столице празднующего 80-летие Алтайского края. Увы, в старом Барнауле никаких танцевальных коллективов не было. Разве что молодые барнаульцы лихо умели танцевать знаменитую кадриль.

«Шарик Жучку взял под ручку»

После революции в годы НЭПа открылись школы, где желающих обучали так называемым бальным танцам. Это были полька, краковяк, падеспань, падеграс, матлот. Вот такая экзотика. После войны новое поколение молодых барнаульцев возродило было эти танцы. Помимо вальса, танго и фокстрота. Их танцевали в барнаульских институтах. Вот тогда отец рассказал мне о них и показал, как надо танцевать. Любопытно, что при отсутствии музыкальной техники все танцевальные мелодии танцоры сопровождали неуклюжими забавными текстами, вероятно, заготовленными для домашних репетиций. Так, для польки были такие слова: «Шарик Жучку взял под ручку и пошел с ней танцевать, а Барбосик-черный носик стал на музыке играть». А вот краковяк: «Я те зубы вставил и плясать заставил, а ты мне изменила, другого полюбила».

Особо хочется сказать о сольных танцах в барнаульских домах, которые я сама видела. Плясуны и танцоры высоко ценились на праздничных сборах, их охотно приглашали в гости. Плясали в основном «Подгорную» и «Камаринскую». Популярная в европейской России «Семёновна» почему-то не котировалась в Барнауле. Но на гулянках звучала близкая к ней мелодия. Отплясывали под удалую песню: «Эх, пить будем, да и плясать будем, а смерть придет – помирать будем». И еще была одна озорная плясовая песня: «Зять на теще капусту возил, молоду жену в упряжке водил. Ну-ка, ну-ка, ну-ка, теща моя, тпру, стой, молодая жена. Тебя, старая, черт не возьмет, молода жена животик надорвет».

Цыганочку! С выходомтанцы в меланжевом

«Подгорную» я с детства считала исключительно барнаульским танцем, поскольку Гора и подгорные улицы – безусловная данность. Старая «Подгорная» – это «дроби», ритмическое раскачивание рук, озорные частушки. В ней, как правило, отсутствует присядка, характерная для «Барыни». И если «Подгорную» мог плясать целый круг, то «Барыню» – только один-два исполнителя.

Еще один индивидуальный танец, любимый всеми молодыми барнаульцами в 1930 –1940-е годы – известная многим «Цыганочка». Это был чисто сольный номер, мастеров такого жанра было мало, их хорошо знали. В любимом всеми фильме «В бой идут одни «старики» знаменитый актер Леонид Быков, в военные годы живший в эвакуации на окраине Барнаула, хорошо запомнил и попытался изобразить «Цыганочку с выходом», но только попытался. Объявил и сделал несколько характерных движений. Все в его гениальной манере игры русско-украинское, но вот «Цыганочку с выходом» он, безусловно, привез из Барнаула. Сейчас ее место занял степ, но это совсем другое, «Цыганочка» колоритнее.

От танца куклы – к классике

Еще немного скажу о детской самодеятельности 1930 – 1940-х годов, которые были порой моего детства. В отличие от драматических и хоровых кружков танцевальные были значительно скромнее. Если откровенно, я вообще не помню, был ли хоть один такой. Как правило, на всех утренниках и детских концертах исполнялись одни и те же довольно примитивные, но всеми одобряемые танцы «Тройка» и «Танец куклы». «Тройка» (на мелодию «По привычке кони знают, где сударушка живет…») – это три девочки в белых пачках, с дугой в руках средней, и за ними мальчик в русском костюме, с ленточным кнутом в руках. Практически танца никакого не было, они под музыку довольно однообразно бегали по сцене. А во втором танце неподвижную девчушку, одетую как куклы тех лет, выносили и ставили на сцене, она под музыку делала простые движения руками и головой. Музыка заканчивалась, ее уносили.

Но однажды в 1940-х годах в Барнауле появились две новых девочки – Нора Портнова и Лия Куркис, которые каждая по отдельности показали на сцене настоящий классический балет. Где они учились ему, я не знаю. Нора Портнова, дочь ведущего артиста Краевого драмтеатра, вероятно, уехала из Барнаула, а Лия Куркис потом многие годы руководила народным балетным коллективом при клубе меланжевого комбината, который добился очень больших успехов. Его-то и можно считать зачинателем высоких достижений современных барнаульских танцевальных коллективов, достигших мировых высот.

Елена Носкова.

Система Orphus


 

Комментарии не принимаются

Новости дня