Огни на Оби зажигают люди редкой профессии – речные путейцы

Огни на Оби зажигают люди редкой профессии – речные путейцы

Автор:

Общество, Местные новости

Кто-то, возможно, еще помнит фильм про старого бакенщика на лодке, которому ночью, в непогоду надо было во что бы то ни стало засветить бакен, чтобы указать путь подходящим судам.

Тэги: интересные люди, интересные профессии

Сегодня нет избушек бакенщиков на берегах рек, бакены – уже не те деревянные плотики с керосиновой лампой, которую нужно было каждый вечер зажигать и за которой всю ночь наблюдать, чтобы, не дай бог, не погас огонек на реке – надежный путеводитель речных капитанов.

Показать дорогу

Сегодня бакен называется по-современному – буй. Он оснащен мощной батареей, практически безотказной лампой и фотоэлементом, который с наступлением темноты автоматически зажигает сигнальный огонь. И должность бакенщика сегодня называется речной путеец, но изначальная суть профессии – указывать безопасный путь судам на реке – осталась неизменной.

Мы видим Обь нашу могучей, крушащей глыбы льдин весной, напористо подпирающей берега во время летнего паводка, а к осени умиротворенной, отдыхающей после весеннего и летнего буйства, обнажающей свои потаенные отмели и песчаные косы. Река живет своей жизнью, и лучше других знают об этом речники, а лучше речников – только путевые мастера. Чтобы обеспечить судоходство к началу навигации, а это, как правило, конец апреля – начало мая, речные путейцы обследуют дно реки, измеряя глубину с помощью эхолотов, установленных на путейских теплоходах, а на мелководье – проверенным веками способом – наметкой, шестом с дециметровой разметкой.

И устанавливают буи, указывающие кромку судового хода, таким образом указывая судам безопасный фарватер. Акватория  Барнаульского района водных путей и судоходства – озеро Телецкое, Бия, Катунь и, собственно, Обь до города Камня-на-Оби. Общая протяженность обслуживаемых судоходных путей – более 600 километров. Поэтому весной путейцы выставляют почти тысячу буев-бакенов и береговых знаков – «перевалок». А затем в течение всей навигации дважды в сутки проверяют «обстановку» (так на речном сленге называется размещение речных буев и береговых знаков) и при необходимости переставляют буи, изменяя судовой ход. А необходимость возникает часто.

Где глубже

огни на Оби Река – живой организм, и практически постоянно ее дно в движении. У речников есть даже термин – «лимитирующие перекаты». То есть русло реки постоянно уходит от одного берега к другому. Приткнувшаяся к берегу на ночевку льдина за ночь может замыть фарватер, и если вовремя не замерить глубину и не переставить буи, первое же проходящее судно может попасть на мель.

Когда мы говорим про Обь – «широка и глубока», мы и не далеки, и далеки от истины. Ближайшее в окрестностях Барнаула глубокое место – это Шадринский перекат, так называемое блюдечко. Его глубина – 30 метров. Таким «блюдечком» можно накрыть девятиэтажный дом. Разве только антенны над водой торчать будут. Помельче – в месте впадения в Обь реки Чумыш – 20 метров. Многие читатели удивятся, но, по словам главного инженера Барнаульского района водных путей и судоходства Дмитрия Апаликова, отвечающего за работу путейских бригад, в районе Нового моста в августе-сентябре средняя глубина реки… полтора метра. По грудь взрослому человеку.

Однако это не значит, что можно перейти здесь Обь не замочив головы. Дно имеет сложный рельеф со своими косами, ложбинами, оврагами и котловинами. При осадке теплохода 80 сантиметров, толкача – 120, а груженой баржи – 160 сантиметров без знания этих ложбинок и песчаных кос красавицы Оби ходить под барнаульским берегом судам попросту невозможно. Это как если по лесу пройти с закрытыми глазами и не наткнуться на дерево. Вот поэтому и несут на реке круглосуточную службу мастера водных путей.

- Это профессиональные речники, имеющие в обязательном порядке судоводительский диплом. Многие – выпускники  Новосибирского речного командного училища имени Дежнёва. Настоящие речные лоцманы. Опытные путейцы, пройдя на полном ходу против течения, по тому, как ведет себя поднятая судном волна, могут с точностью до метра определить границы отмелей и судового хода. К нам нельзя прийти со стороны и стать речником. Река – это стихия! – уважительно говорит Дмитрий Апаликов.

Вода не держит случайных людей

Команда теплохода «Путейский-88» взяла меня, газетчика (любителя морских романов и ходившего в свое время в свой самый дальний в жизни рейс на теплоходе до Зелёного Клина), на регламентное обслуживание буев-бакенов. Первым делом молодой капитан судна Сергей Суслов приказал надеть спасательный жилет, при этом полушутя полуназидательно заметив:

- Вода случайных людей не держит.

Идем по приборамСергей Суслов

Сам Сергей на реке – человек не случайный. Дед в свое время был начальником техучастка Барнаульского района водных путей и судоходства, отец капитаном теплохода ходил по всей Оби. У Сергея это – 12-я навигация только на «Путейском», а еще три навигации ходил на другом судне. Начинал с сухопутной профессии, отучился в  машиностроительном колледже. Но потом окончил школу командного состава и получил судоводительский диплом. Впрочем, двух других членов команды теплохода вода тоже держит надежно. Рулевой-моторист Михаил Калинин в свое время окончил в барнаульском поселке Затон речное училище, которое когда-то готовило речников для обского флота.

Сергей Лырчиков получил специальность рулевого-моториста в ПТУ. Это – его вторая навигация, и, по неписаному флотскому кодексу, он в экипаже – младший. Наверное, поэтому и пошел на нос судна отдать швартовы, то есть отвязать канат, которым судно крепится к причалу, и наш теплоход медленно отвалил от берега.

У теплохода нет фар, как у автомобиля или, скажем, тепловоза, которыми он освещает себе путь. Рулевой ночью ведет судно в полной темноте, руководствуясь только сигнальными огнями обстановки.

- Я первое время ночью боялся в береговую тень заходить. Там совсем все черно. Держался подальше и пару раз на мель садился. А потом капитан подсказал, что из-под берега, наоборот, вся река как на ладони. Пересилил себя – и верно, – вспоминает начало своей речной эпопеи Калинин.

Макароны по-флотски

Прямо перед капитаном – электронное табло эхолота. Когда мне объяснили, что это эхолот, мы уже вышли из затона в большую Обь, и прибор показывал глубину под нами – 3 метра 30 сантиметров. Впрочем, цифры сантиметров постоянно менялись в зависимости от рельефа дна.

- Навигация заканчивается, – поясняет капитан. – В верховьях почти до Барнаула обстановку уже сняли на зиму. Скоро и здесь снимать будем, но пока надо в порядке содержать.

Подходим против течения к белому конусу буя. Он ограничивает левую кромку судового хода. Как говорится, за буи не заплывать – сядешь на мель. Капитан Сергей работой винтов удерживает судно на месте, борясь с тяжелой водой реки, а Сергей-моторист и моторист Михаил, подтянув багром буй к борту и прихватив канатом за рым – (металлическая скоба), копаются в его нутре. Октябрьский ветерок продувает, кажется, даже спасательный жилет.

Убедившись, что держащийся за дно реки почти центнеровым якорем-грузом огромный металлический поплавок в полном порядке, отвязываемся и бежим в теплую рубку. После палубы рубка кажется не только теплой, но и уютной. Кроме капитанской рубки и машинного отделения, на «Путейском» есть кубрик для отдыха, гальюн и камбуз. Сегодня рейс короткий – в акватории речпорта, поэтому в экипаже нет еще одного члена команды – кока. В штатном расписании такая должность есть. За летние месяцы навигации речникам приходится два-три раза ходить до Камня-на-Оби. А это двое суток туда и трое-четверо – против течения – обратно. Без повара – никак.

- Ребенка к бабушке – и в рейс, – поясняет капитан Сергей и, заметив мое недоумение, смеется. – Поваром у нас – моя жена Наташа. Сегодня у нее выходной. Когда ее нет, мы едим, считай, единственное профессиональное блюдо – макароны по-флотски. Потому что готовится легко и быстро. Не надо заморачиваться. А когда Наташа на судне – то у нас обычная, домашняя еда.

По курсу – очередной буй. Снова холодная палуба… Справа – синие высотки и устье Ленинского проспекта, слева – песчаные отмели готовящейся к зимнему сну Оби. А против течения уверенно идет теплоход с речными путейцами, которые зажигают на Оби огни, прокладывая судам дорогу.

СПРАВКА «ВЕЧЕРНЕГО БАРНАУЛА»

Внутренние водные пути края представлены судоходными реками: Обь, Бия, Катунь, Чарыш и Чумыш. Из них только Обь судоходна на всем протяжении. Остальные реки являются таковыми только в низовьях.

Общая длина речных путей – 781 км, в том числе судоходных – 537 км. Барнаульский район водных путей и судоходства отвечает за состояние судоходных путей на реках Алтайского края и обеспечивает безопасность на них. Для выполнения поставленных задач Барнаульский РВПиС имеет 53 единицы специального флота: 23 теплохода, 3 мотокатера, 4 сухогрузных баржи, 4 земснаряда, 3 плавучих крана, 2 шаланды, 6 мотозавозен, 3 брандвахты, судно-сборщик и 3 противопожарных установки.

Текст и фото Василия Каркавина.

Система Orphus


 

Комментарии не принимаются

Новости дня