Художник и реставратор Сергей Ершов считает себя хранителем истории для будущих поколений

Художник и реставратор Сергей Ершов считает себя хранителем истории для будущих поколений

Автор:

Культура, Местные новости

За поселком Новые Зори Павловского района, в уютном лесочке на берегу реки, в двух летних домиках бывшего оздоровительного лагеря для малышей барнаулец Сергей Ершов собрал тысячи экспонатов в четыре музея. Здесь вдоль тропинки растут маслята, а чугунные плиты, выложенные перед домом, куплены по два рубля за штуку в пункте приема металлолома и имеют на обратной стороне клеймо демидовских заводов.

Тэги: Коллекция, Сергей Ершов, Павловский район

От значков к музею

По образованию Сергей Илларионович технолог приготовления пищи, 37 лет работает в общественном питании. Но однажды он задержался возле уличного торговца значками – с этого и началась его тяга к коллекционированию предметов, которые 40 лет назад были не такой большой редкостью, как сейчас.

Первое время он покупал значки, которые нравились, потом стал целенаправленно искать их по темам. В ДК завода «Трансмаш» собиралось общество коллекционеров Барнаула, членом которого Сергей стал очень быстро, появилась возможность обмена и купли-продажи. Коллекция стремительно наполнялась, когда он устроился работать директором вагона-ресторана пассажирского поезда сообщением Барнаул – Москва. В столице на блошиных рынках он находил такие раритеты, каких не было в Барнауле. Так и появился интерес к другим направлениям – книгам и военным наградам СССР и зарубежных стран.

В 1980 году умер Владимир Высоцкий, и Сергей Ершов, страстный поклонник его творчества, приложил максимум усилий для того чтобы собрать 19 из 21 вышедшей в 1980-х виниловой пластинки с его песнями, фотографии памятников поэту и певцу во всех городах страны, где они имеются, сотни афиш и вышедших в 80-х кассетных бобин, сборники стихов, самый первый из которых – «Нерв» – задолго до официального выпуска ему напечатали на пишущей машинке и переплели в крохотную книжку.

Один из знакомых предложил Ершову большую пачку редких фотографий Высоцкого, которую он купил за бешеные деньги. Здесь были не только снимки застолий с известными людьми, но и его посмертное фото в квартире в костюме шекспировского Гамлета. Десятки фотографий с егоHudozhnik-i-restavrator-Sergej-Ershov похорон, на которых запечатлены близкие поэту люди и площадь, заполненная до отказа пришедшими проститься с родным по духу человеком. А чуть позже на стене памяти появилось несколько фотографий самого Сергея с букетом цветов на могиле Высоцкого, где еще не был установлен памятник.

В камерной атмосфере музея Владимира Высоцкого, который более уместно назвать залом, – особая атмосфера. Со стен внимательно смотрит юный и уже зрелый поэт и певец, на старой радиоле можно послушать знакомый с детства голос с хрипотцой и вспомнить все его роли в кино и театре. В этом зале с голубым ковром на полу каждый посетитель оставляет часть своей души, поэтому неудивительно, что струны гитары с портретом Высоцкого иногда издают звуки.

Дом для коллекционеров

В музее городского и деревенского быта время летит с космической скоростью. И все равно не хватит дня, чтобы все потрогать и внимательно рассмотреть. Как не поойкать, глядя на отреставрированный портрет Карла Маркса, где на обратной стороне видны следы от десятка сквозных дыр. Как не потрогать подносы с жостовской росписью и не застыть на минуты, пытаясь разгадать назначение латунных ножниц на ножках. А пишущая машинка «Ундервуд», бывшая любимым рабочим инструментом у писателей Довлатова и Хемингуэя? Крохотная детская швейная машинка 1933 года, на которой до сих пор можно прострочить шов, десятки разнокалиберных деревянных ложек, две стены с иконами, сундуки, прялки, металлическое литье, гармошки разных стран мира…

- Я никогда не был бальзаковским скрягой, – с улыбкой говорит Сергей Илларионович. – Поэтому семья никогда не страдала от моих увлечений в финансовом плане. Коллекционеры говорят: «Кто не собирает, тот разоряет». Еще я люблю реставрировать старые вещи, особенно иконы, которым не одна сотня лет. Как-то знакомый принес мне Богоматерь, какие-то варвары использовали святой лик для оттачивания техники броска ножей. Я долго гладил изображение, разговаривал с ним, обещая, что все будет хорошо. А когда отнес отреставрированную икону на балкон подсохнуть, утром обнаружил на бумаге масляное пятно. Икона замироточила, таким образом выразив свою благодарность.

В музее Ленина я исполнила свою детскую мечту – погладила бюст вождя мирового пролетариата по большелобой голове, сказав искреннее спасибо за свое яркое, насыщенное добрыми делами октябрятско- пионерское детство и комсомольскую юность. В музее пива с удивлением рассматривала этикетки бутылок, такие старые, что диву даешься, как они смогли сохраниться. Каждые пять лет река Барнаулка подтапливает участок, на котором стоят дома-музеи, причем так основательно, что многие вещи портятся безвозвратно. Тем не менее ежегодно Сергей пополняет коллекцию не менее чем на 300 новых предметов, – например, таких как крохотное пенсне в хрупком очечнике с нацарапанной внутри надписью «Соня, 1939 год».

- Зачем я все это собираю, посещая блошиную ярмарку более 35 лет? Наверное, чтобы попросту не исчезли с лица земли удивительно рациональные или прекрасные в своей оригинальности предметы и вещи наших предков. Пока я их просто храню. Может быть, на улице Мало-Тобольской со временем появится Дом коллекционеров, которых немало в Барнауле. И мы выставим все наши сокровища на всеобщее обозрение, дав пищу для исследовательских работ молодому поколению, – завершил свою экскурсию по залам музеев коллекционер, художник и реставратор Сергей Ершов.

КСТАТИ

В музее городского и деревенского быта Сергея Ершова сегодня хранится 70 самоваров разных времен и более 200 подстаканников.

Фото Олеси Матюхиной.

Система Orphus

  • Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить
  • Оставляя комментарий на сайте, вы автоматически принимает правила размещения комментариев
Новости дня