7 июня поэту и журналисту Станиславу Яненко исполнилось бы 70 лет

7 июня поэту и журналисту Станиславу Яненко исполнилось бы 70 лет

Культура, Местные новости

Меня не покидает ощущение, что я в стихах уже выразил свои главные мысли и чувства, и, право, не стоит повторяться. Потому стихи пишу редко. Все чаще вспоминаю друзей отрочества, юности и перечитываю книги Бориса Капустина, Станислава Яненко.

Тэги: Станислав Яненко

Прекрасно сказал Станислав Яненко о любви к маме, к улице Загородной, где рос и мужал поэт.

Мама раньше всех вставала,

Поливала палисад.

Никогда не уставала

Ни вставать, ни поливать.

 

Поливала, песню пела

Про заморские цветы,

Про сиреневый и белый

Небывалой красоты.

 

Изо всей большой работы

Больше всех других забот

Мать любила отчего-то

Свой веселый огород.

 

Мама все сильней старела,

Но старалась поспевать

Свой сиреневый и белый

В палисаде поливать.

 

У нее грубели руки

От земли и от годов.

Но зато по всей округе

Лучше не было цветов.

 

Мне, приреченскому жителю, а наш дом и огород располагались в семи метрах от Барнаулки, это стихотворение близко, знакомо и памятно. Оно из
первой поэтической книги Станислава Яненко, что увидела свет сорок лет тому назад в далеком 1976 году в Алтайском книжном издательстве. Небольшая книга тиражом 5000 экземпляров разошлась в течение трех-четырех месяцев, о чем мне поведали знакомые продавцы барнаульских книжных магазинов.

Я помню, как Стас готовил эту книгу, она была сдана в набор в ноябре 1976 года. В коридоре «Молодежи Алтая» он подошел ко мне после очередного занятия литобъединения. Я там прочитал свое стихотворение «Окраины»:

Мне по душе вид городских окраин:

Среди деревьев спрятались дома

И в царстве покосившихся сараев

Сияют голубятен терема.


Здесь воздух чист – ни грохота, ни дыма,

Лишь изредка промчится самосвал.

А в тишине живет неповторимый

Индустрии торжественный накал.


В движении размашистые краны.

Дома одеты в строгие леса…

Мы на работу с другом едем рано

В большие заводские корпуса.

Яненко подошел ко мне и с ухмылкой, с подначкой сказал:

- Послушай, Володя, подари мне стихотворение об окраинах, оно так удачно впишется в мою книгу.

- Стас, ты того, серьезно… или шутишь? – спрашиваю я, не раз слышавший от Панова, Казакова, Нечунаева, что иногда такие случаи в литературной среде бывали.

- Вполне серьезно! Мне не хватает для нужного объема книжки два стихотворения. Так что подумай. Срок – пара недель.87c907d3f575

Но через две недели выдал:

- Володя, замнем для ясности, считай мое предложение шуткой. Я написал недостающие стихи.

Если честно, то Стас меня обрадовал – стихотворение ему отдавать я не хотел, да и не мог, потому что приступил к работе над своей первой книгой стихов.

Вспоминая о взаимоотношениях со Станиславом Яненко, я думаю, что нас роднила улица, хулиганская юность и быстротечная Барнаулка с вьюнами и пескарями, что щекотали наши босые ноги на волнистых перекатах и песчаных застругах. У Стаса был резкий, бесшабашный характер, и частенько его заносило. Он первый начинал скандалы, частенько переходившие в драки (в стороне не оставался и я – расценивалось как подлость по неписаным уличным канонам). Недаром Стас в своих биографических стихах писал:

Я – файтер. Жизнь меня учила.

Да так учила – в дых и пах.

Самонадеянность лечила

В прижимах и на шиверах…

Лишь однажды мы поссорились со Станиславом. Ссора могла перерасти в драку, но вдруг Станислав, встряхнувшись, обнял меня и сказал, что мы больше никогда не будем ссориться, так как выросли на берегу одной реки. Мы совершили прогулку по августовскому звездному городу, и всю ночь до утра, пока по проспекту Ленина не пошел транспорт, вели разговоры и читали стихи. А они у Стаса, как и сам поэт, зачастую были категоричны:

Друзья моих врагов – мои враги.

Друзья моих друзей – мои друзья.

Святое чувство локтя, помоги,

Когда уже и выстоять нельзя…

Поэт от Бога, мой одногодок Станислав Яненко (07.06.1947 – 02.03.1990) рано ушел из жизни, а ее он любил до самозабвения. Но его любимый белый конь из стихов, его ангел-хранитель вдруг споткнулся о мартовский лед и унес в заоблачную высь поэта в неполные 43 года. Обладая редкой пробивной силой, он многое не успел сделать: не дописал, не долюбил… Станислав Яненко издал при жизни четыре книги: «Сентябрь» (1977 г.), «Завтрашняя память» (1983 г.), «Перед самыми морозами» (1987 г.), «Я – файтер» (1989 г.), с яркими, самобытными и запоминающимися стихами.

СПРАВКА «ВЕЧЕРНЕГО БАРНАУЛА»

Файтер (англ. fighter) — воин, боец. Файтер предпочитает ближний рукопашный бой. Мастер владения каким-либо видом оружия – это могут быть двуручный топор, короткие мечи, кинжал. Прижим — нагон воды на отвесный (обычно скальный) берег на повороте реки. Шивера — относительно мелководный участок реки с беспорядочно расположенными в русле подводными и выступающими из воды камнями и быстрым течением.

Владимир Коржов.

Фото из сети Интернет.

Система Orphus

  • Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить
  • Оставляя комментарий на сайте, вы автоматически принимает правила размещения комментариев
Новости дня