Гвардейский стрелок

Гвардейский стрелок

Автор:

Общество, Местные новости

Первую боевую награду – орден Красной Звезды – Николай Никифорович Омельченко получил в 18 лет.

Крепкий, как  молодой дубок, Николай заменил младшим братьям-сестрам и умершую в 1939 году мать, и ушедшего в 1942 году на фронт отца. Не  окончив семи классов в поселке Майском  Романовского района, подросток стал  колхозным кассиром и развозил по району зарплату колхозникам. А осенью 43-го молча со- брал  нехитрые  пожитки в дорогу: пришла повестка в военкомат, хотя  парню не исполнилось и 17 лет.

И упирается в плечо мой пулемет максим

Через полгода учебы в Красноярске, в мае 1944 года, младший сержант, командир пулеметного расчета Николай Омельченко прибыл в распоряжение 30-го  стрелкового полка 8-й гвардейской Панфиловской дивизии. Выгруженный из эшелона под Ржевом расчет из шести человек двое суток шел до передовой, неся на себе немалый груз. Ствол станкового пулемета максим весит 24 кг, щит, который прикрывает голову пулеметчика, – еще  43 кг и десять коробок с патронами каждая весом около  8 кг.

2-й Прибалтийский фронт уперся в немецкую группировку  так называемого Курляндского котла, где с октября 1944 года были прижаты к берегу и блокированы две немецкие армии и войск  было больше, чем попавших в окружение под Сталинградом. Эти 30 немецких дивизий обороняли 200 км фронта и могли сопротивляться сколь угодно долго. Они прекрасно понимали, что путь к отступлению им отрезан, поэтому и сражались с ожесточением обреченных.

- Ох и набегались мы с максимкой по лесистой местности, – вспоминает Николай Омельченко. – Наш полк занимал от 6 до 12 км линии обороны, по флангам были выставлены пулеметные расчеты. Атаку всегда начинали самолеты, потом шли танки с пехотой на броне, задача нашего расчета – защищать фланги и продвигаться вперед по мере возможности. Мой  расчет подавлял огневые точки противника, и когда погибал наводчик, я вставал на его место. Совсем близко фашистов видел только раз, когда чуть не  попал в плен. Из полка поступила задача провести разведку.

Пошли ночью втроем, аккуратно прошли лес, увидели лошадей немецкой породы – крупные, не как фронтовые доходяги. Откуда ни возьмись появились немцы, началась стрельба, в небо взвились ракеты. Рядом лежал поваленный лес, я нырнул в одну из ям от корневища, сверху забросал себя срубленными ветками и затих. А немцы бегают в каких-то  сантиметрах, кричат, стреляют. Ранним утром вылез  я из этой ямки, а куда идти, не знаю: передовая могла за ночь сильно сдвинуться. Увидел телефонный провод, пошел по нему и вышел на артиллерийскую бригаду, от нее до полка  было идти еще километра два пешком. Только там  и узнал, что в этом разведпоходе погиб командир роты.Gvardejskij-strelok1

Звезда солдата

Окончание Великой Отечественной войны было уже не за горами, но сопротивление фашистов не ослабевало. Летом 1944 года, когда Николай Омельченко, лежа на земле, копал саперной лопаткой очередной окоп, пуля пробила его плечо навылет, а лежащего за ним солдата убила наповал. Два месяца он пролежал в госпитале, откуда его отправили не на долечивание, а лес валить. Работа была непонятной, но Николай Никифорович хоть немного отъелся здесь после госпиталя.

В ноябре 1944 года он прибыл  в свою часть, но уже автоматчиком. И снова каждый день бои. За освобождение латышского городка Огре  в апреле 1945 года Николай Омельченко был  награжден орденом Красной Звезды.

- Очень красивый городок был, немцы его сдали быстро, поэтому значительных разрушений не оставили, – вспоминает ветеран. – В городе не было ни одного жителя, все ушли в лес, а мы  проверили каждый дом, собрали много документов и доставили их в штаб. А потом было освобождение небольшого населенного пункта Мадона и медаль «За отвагу». События развивались так быстро, что понимание совершенного приходило лишь после того, как перед строем получал очередную награду. О Победе мы узнали утром возле населенного пункта Гривайши. Другого впечатления, кроме огромной радости, от этого дня в памяти не осталось. Но для нас война не закончилась: дивизию перебросили на территорию Эстонии. Мы шли туда ночью марш-бросками по 50 км. И здесь я служил до 1951 года, помогая в восстановлении народного хозяйства.

Из финансиста в экономисты

В 1951 году  в Ленинграде для  участников войны, окончивших семилетку, объявили набор в училище финансистов. Николай Омельченко решил попробовать, демобилизация все откладывалась и откладывалась. А колхозные деньги он когда-то считал, решил, что не оплошает и здесь. Три дня  их, воевавших и отмеченных наградами, «натаскивали» на экзамены, как  школяров, а потом началась учеба. Через 2,5 года  молодой лейтенант поехал служить в ГДР, где было расквартировано несколько полевых дивизий. После трех лет службы, в отпуске, познакомился в кинотеатре Новосибирска с будущей женой Галиной.

Gvardejskij-strelok-1 Романтических ухаживаний не было – Николай по жизни не говорун, но отказать одетому с иголочки боевому офицеру будущий врач, педиатр по профессии, не смогла.

Они  поженились 9 мая 1954 года, Галина оформила документы и поехала к мужу в Германию, где родился первенец Валерий. В общей сложности Омельченко служил в Германии семь лет, еще три  года  в Выборге и в 1960 году наконец-то был уволен в запас.

- Уходил я из дома пацаном, вернулся семейным человеком, но  с теми же  незаконченными семью классами в аттестате, – улыбается Николай Никифорович. – Сначала окончил десятилетку. Поступил в финансово-экономический институт, диплом о высшем образовании получил в 42 года. И когда в Алтайском крае началось формирование газового  хозяйства, устроился туда экономистом. Работал в удовольствие, хорошо знал Анатолия Ивановича Мельникова. На пенсию вышел только в 77 лет, успев получить звание «Заслуженный экономист России». С Галей мы вместе уже 63 года, вырастили двоих детей, помогали воспитывать внуков, сейчас уже три правнука растут.

Фото Андрея Чурилова. 

Система Orphus

  • Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить
  • Оставляя комментарий на сайте, вы автоматически принимает правила размещения комментариев
Новости дня