Даже кровь была серой

Даже кровь была серой

Общество, Местные новости

Пострадавшие от взрыва в метро в Санкт-Петербурге жители Барнаула еще минимум неделю проведут в Северной столице.

Тэги: Санкт-Петербург, терракт

Как уже сообщал «Вечерний Барнаул», в числе пострадавших в результате теракта в метро Санкт-Петербурга оказались две жительницы Барнаула. Директор известной туристической фирмы «Туримпэкс» Вера Зяблицкая привезла пятнадцатилетнюю внучку Сашу на каникулы в Северную столицу.

Свет в конце тоннеля

Девочка впервые была в легендарном городе, и бабушка радовалась возможности показать внучке его достопримечательности и на экскурсиях, и на частых пеших прогулках. Наполненные впечатлениями, они должны были улетать домой, в Барнаул, 4 апреля.

Во вторник нам удалось связаться с Верой Зяблицкой, которая находилась вместе с внучкой в больнице имени Раухфуса, когда решался вопрос о дальнейшем лечении девочки. Несмотря на сложную психологическую ситуацию, Вера Александровна старалась отвечать на бесконечные телефонные звонки, успокаивать близких. Возможно, стойко перенести столь жесткую ситуацию ей помог жизненный опыт. Семьvzryv-v-metro-v-Sankt-Peterburge1 я Зяблицких уже четверть века занимается организацией туристического отдыха, в том числе и экстремального. Прокладывая новые маршруты – горные и водные, пешие и конные, они все испытывали на себе, чтобы сделать безопасным путь для других.

Вера Александровна вспоминает, когда в метро вагон тронулся, все было как обычно – ничего, что вызывало бы тревогу. Потом раздался щелчок, все попадали – пыль, гарь, боль.

- Не знаю, от чего, наверное, от сильного удара, все вокруг, даже кровь, было серого цвета, – рассказывает Вера Александровна. – Для страха не было времени, не увидев Сашу, начала на ощупь искать ее. Вытянув из груды тел, не могла привести девочку в чувство, пришлось сильно встряхнуть, чтобы она открыла глаза. Мне кажется, я ничего не слышала – ни скрежета металла, ни криков людей. Сразу начала сбивать огонь с волос Саши – и только потом обнаружила, что горят и мои (сейчас медсестра обхватала, как могла, обгоревшие пряди, прикрываю косынкой). Пыталась понять – и не могла, сколько мы проехали до взрыва и в какую сторону идти, если поезд остановится. С облегчением поняла, что поезд продолжает двигаться вперед, – потом уже стало ясно: машинист принял верное решение! Как мы вглядывались вперед и ждали этот спасительный свет в конце тоннеля! Теперь понимаю, что мы чудом остались живы, оказавшись практически в эпицентре взрыва.

Когда поезд пришел на станцию «Технологический институт», двери не раскрылись, все стали выбираться через перекореженные и заваленные обломками сидений окна. Вера Александровна заставила Сашу перешагивать через тела, повторяя: «Не смотри! Не смотри!». Это было самое страшное: видеть под ногами человеческие останки. Один погибший выглядел так, словно что-то разорвалось прямо на нем. Сашу удалось вытолкнуть на перрон через какую-то щель, потом стала выбираться сама. На помощь пришли люди, снаружи помогал молодой парень, который и сам был весь в крови.vzryv-v-metro-v-Sankt-Peterburge2

«Скорые» уже были наготове. Наших землячек увезли в разные больницы. Сашу, единственного пострадавшего ребенка, – в детскую, Веру – во взрослую. После осмотра, когда сказали, что нет переломов, наша землячка отказалась оставаться в больнице, хотя ее убеждали, что ушибы требуют лечения, – торопилась быть рядом с Сашей, помогать ей. Бабушке разрешили быть с девочкой в палате. Врачи оценили состояние Саши как средней тяжести. Не считая всевозможных локальных ссадин и ожогов, тревогу вызывала обожженная рука. Но главная беда – баротравма, повреждена ушная перепонка. Весь день решался вопрос, нужна ли операция, только к вечеру было принято решение о лечении без оперативного вмешательства. Наших землячек навещали гости, медики, в том числе и представитель по правам ребенка, очень большая делегация вместе с министром здравоохранения РФ Вероникой Скворцовой. Пострадавшие услышали много полезных советов.

 - Утром позвонил Губернатор Алтайского края Александр Карлин, – рассказывает Вера Александровна, – было очень приятно. Трогательно интересовался состоянием Саши, советовал не спешить, принять все лечение. Обещал помощь. Внимание земляков очень помогает.

В тот же день глава администрации Барнаула Сергей Дугин распорядился оказать помощь семье Зяблицких.

А к Саше приходят сверстники, незнакомые молодые питерцы пишут ободряющие записки, передают игрушки, сладости.

- Чувствуем дух старого доброго Питера, который ничем не убьешь, - с чувством благодарности отмечает Вера Александровна.

Бабушка и внучка говорят обо всем, чтобы не вспоминать тот страшный взрыв. Стараются реже закрывать глаза, потому что сразу возникают жуткие кадры… Поплакали они всего два раза: один раз – Саша, второй – Вера. Никакой истерии. В Барнаул они вернутся не раньше чем через неделю. С такой травмой Саше в самолете лететь нельзя.

Транспортный коллапс

По стечению обстоятельств в день взрыва в Санкт-Петербурге было много журналистов из разных регионов страны – в Северной столице проходил крупный медиафорум. Наш коллега Владислав Комяков, долгое время работавший в газете «Вечерний Барнаул», ныне – фотокорреспондент «Комсомольской правды - Новосибирск», 3 апреля был в Санкт-Петербурге и в момент ЧП оказался неподалеку от места событий.vzryv-v-metro-v-Sankt-Peterburge3

- Днем я поехал на метро в центр города, – рассказывает Влад. – Как раз пересаживался с одной ветки на другую на той станции, где все это случилось. Доехал до нужного мне места, прогулялся, дошел до Исаакиевского собора, поднялся на колоннаду – и в этот момент мне все стали звонить, спрашивать, где я. Позвонила жена, сказала, чтобы в метро не спускался. Сверху с обзорной площадки ничего видно не было, внизу у собора все было спокойно. От него до места ЧП – минут десять пешком, я пошел туда.

Чем ближе была Сенная, тем больше становилось машин экстренных служб, кружил вертолет. Сама площадь была забита людьми. «Видимо, их вывели из метро», – предполагает наш коллега. От Сенной он пошел к технологическому институту, именно там разворачивались основные события.

- Когда я подошел ко входу в метро, там уже стоял один вертолет медицинской службы и как раз приземлялся второй, – рассказывает Влад. – Улица узкая, я очень удивился, как пилот смог филигранно посадить вертолет, ничего не задев. Как грузили раненых, я не видел – слишком большая толпа была вокруг.

Владислав отмечает, что страшно не было, – большинство людей толком не понимали, что все-таки случилось. Поначалу точно даже не было ясно, где именно прогремел взрыв, – назывались разные станции и перегоны, шли слухи, что где-то взорвали троллейбус, нашли новые взрывные устройства.

Метро в Питере, за исключением некоторых станций и перегонов, запустили в тот же вечер.

- Вечером я ехал по той ветке, где был взрыв. Паники не было, людей в метро мало. И, что удивило, – полиции тоже. Я был с рюкзаком с фотоаппаратурой, прошел мимо двух полицейских, и никто на меня не обратил внимания, – вспоминает Влад. А вот на улицах Санкт-Петербурга и в понедельник, и во вторник был настоящий транспортный коллапс – люди боялись спускаться в метро и по делам ехали наземным транспортом. «Во вторник петербуржцы говорили, что таких пробок еще не было».

Текст Надежды Гончаровой и Ярослава Махначёва.

Фото Влада Комякова.

Система Orphus

  • Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить
  • Оставляя комментарий на сайте, вы автоматически принимает правила размещения комментариев
Новости дня