Интервью с лидером группы «Северный флот» Александром Леонтьевым

Интервью с лидером группы «Северный флот» Александром Леонтьевым

Автор:

Культура, Местные новости

Перед концертом фронтмен группы Александр Леонтьев дал интервью «Вечернему Барнаулу».

Тэги: концерт в Барнауле, культура, гастроли, интервью

«Король и Шут» был в Барнауле частым гостем, а вот «Северный флот» давал концерт впервые. «Северный флот» – группа, основанная музыкантами легендарного «Короля и Шута» после смерти его создателя и лидера Михаила Горшенёва. Несмотря на то что в составе остались его музыканты, «Северный флот» – совсем другой коллектив, с другой музыкой, другими песнями. Песни о вурдалаках и оборотнях сменились размышлениями о жизни и философскими мотивами, а вместо панк-рока – жесткий хард. Не стоит говорить, лучше стало или хуже. Просто «Северный флот» – он другой.

Не настолько легендарны

- Александр, в Барнауле вы и музыканты далеко не в первый раз, при этом для «Северного флота» концерт в городе премьерный. Нет ли в связи с этим, что называется, когнитивного диссонанса – все впервые и при этом все уже было?

- Нет, никаких нестыковок и диссонанса быть не может. Все по-новому для нас началось уже давно. Пусть в Барнауле мы и впервые, но группа существует уже достаточный срок, некоторые коллективы столько и не проживают.

- Что было самым трудным в становлении группы?Intervju-s-liderom-gruppy-Severnyj-flot-Aleksandrom-Leontevym08

- Самое трудное и не закончилось – это глубоко живущее в людях убеждение, что сейчас перед ними будет второй «Король и Шут». Это тот случай, когда вербальные коммуникации не действуют, и сколько ни говори, что история «Короля и Шута» красиво закончилась по грустному поводу, это сказка, которая всегда останется с нами, люди думают, что мы лукавим. Точнее, что в данном случае лукавлю я, хотя я просто выражаю чаяния коллектива, нет смысла галдеть об этом впятером. Это трудно, остальное – решаемо.

- То есть задевает, когда где-то пишут «экс-«Король и Шут»?

- Обрати внимание, ты пришел на интервью и первым делом спросил про «Короля и Шута». Года три назад я бы взялся эту дурь выбивать, сейчас приходится отвечать на вопросы, никуда не денешься. Когда первые психозы по этому поводу проходят, ты понимаешь, что Мишка и группа были настолько масштабным явлением, что всем интересно, как все происходило и происходит. Нам надо быть скромнее, мы не настолько легендарные, как он.

Бремя лидерства

- Александр, можно ли вас назвать лидером «Северного флота»?

- Пожалуй, да. Вообще, реальность шоу-бизнеса такова, что вся околомузыкальная тусовка, хоть в попсе, хоть в хип-хопе, хоть в роке, даже при отсутствии у человека лидерских амбиций сама вычленяет самого медийного персонажа и возносит его. Я даю интервью от лица группы хотя бы потому, что если возникают вопросы по творчеству, разумнее мне об этом говорить, так как большую часть этого обширнейшего процесса курирую я.

Группа – это не просто сочинение текста и музыки и исполнение, а куча всевозможного геморроя, многие процессы людям не видны. Яков (Цвирку нов. – Прим. авт.), наш второй гитарист, или первый, кому как больше нравится, фактически занимается работой администратора, туры наполовину организуются благодаря ему. Павел (Сажинов, клавишник. Прим. авт.) занят студийной работой плюс пишет интро и аутро (своего рода музыкальные эпилоги и послесловия к концертам. – Прим. авт.).

Intervju-s-liderom-gruppy-Severnyj-flot-Aleksandrom-Leontevym-2 - И каково это, быть вокалистом? В «Короле и Шуте» и «Кукрыниксах» ведь такой нагрузки на вас не было.

- Очень тяжело. В «Короле и Шуте» на мне был лишь бэк-вокал, это совсем другое. В «Кукрыниксах» – да, вокалистов было двое. Физически это тяжело, особенно в длинных турах, материал именно с исполнительской точки зрения сложный. У меня уже была операция на голосовых связках, сейчас к четвертому концерту начинаются всякие хрипы и сипы. Все это отразится на следующем материале, который будет писаться в более низких тональностях, чтобы было комфортно петь. Хотя мне нравится тянуть высокие ноты, но что толку, если в альбоме ты их вытягиваешь, а в туре живьем голос теряешь.

- Какая-то профилактика существует?

- Долго рассказывать. Много чего есть, но не всегда помогает. Иногда просто нужен покой, а как его получить, если у нас подряд восемь городов, семь переездов.

- Переезды – самое тяжелое?

- Да. Дороги плохие, в автобусе спать невозможно. Логистика туров по стране такова, что мы не можем делать большие перерывы между концертами – надо жить в гостиницах, а это затратно. К тому же если делать паузы, мы из дома на два месяца уедем, меня жена пристрелит. Еще когда я в «Король и Шут» возвращался, она поставила условие, чтобы как можно больше дома находился.

О Михе

- В двух словах можно сказать, каким Михаил Горшенёв остался в памяти?

- Добрым дурашливым парнем с большим сердцем. Все, что я скажу, может вызвать у кого-то отторжение, для многих он существовал лишь в сценической ипостаси. Но на самом деле был другим, при этом, что парадоксально, на сцене не играл, это было его естественное состояние, но в жизни он другой – добрый, творческий, юморной, смешной. В двух словах трудно на самом деле.

- Может, появятся какие-то фестивали, премии его имени?

- Концерты проводятся. Премии? А кому их давать, панкам? Фигня все это. Улучшить его образ, память о нем невозможно – она есть и будет. Только ради спекуляции – зачем? Мы активно против всего этого движняка вокруг Михи. Если кто-то говорит, что делает что-то ради него, – чушь все это. Музыку «Короля и Шута» и Миху сделать еще более великими невозможно. Фестивали? Почему нет, если будут играть молодые команды и это даст им путевку в жизнь. Но пока не вижу перспектив для этого.

Фото Ярослава Махначёва.

Система Orphus

  • Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить
  • Оставляя комментарий на сайте, вы автоматически принимает правила размещения комментариев
Новости дня