«ВБ»: Опер строгого режима

«ВБ»: Опер строгого режима

Автор:

Социум, Местные новости

80 лет оперативной службе ФСИН.

Тэги: ФСИН, Барнаул, 80 лет, Кадников

80 лет оперативной службе ФСИН. 8 мая работники оперативных подразделений Федеральной службы исполнения наказаний отмечают свой профессиональный праздник.

Возможно, на гражданке не все знают о том, что не только в полиции, но и в колониях тоже есть свои оперативники. Без них не может жить ни одно заведение для осужденных. Сегодня в 17 спецучреждениях края работают 145 оперативников.

В центре внимания

Наверно, кто-то представляет тюремного работника суровым человеком с большой дубинкой, который ходит по территории и беспрестанно строжится на заключенных. Однако это представление давно устарело. Работа оперативника УФСИН гораздо сложнее и тоньше, тут грубая сила – далеко не главный помощник: нужно быть неплохим психологом, юристом и просто человеком, способным поговорить по душам. Эту простую истину осознал еще в первые месяцы службы начальник оперативного отдела исправительной колонии № 3, в народе более известной как Куета, Демьян КАДНИКОВ, который на этой работе с 2003 года.

– Демьян Юрьевич, многие к тюрьме относятся с предубеждением. А вы целенаправленно поступали в БЮИ, чтобы работать не в полиции, а именно в колонии? Чем объясняете свой выбор?

– Мне тогда было 18 лет. Объяснить свое желание трудно. Сказать, что хотел мир и людей исправить, значило бы соврать. Но может, хотелось повлиять на кого-то, чтобы в дальнейшем у какого-то человека жизнь более или менее сложилась.

Работа у оперативников колонии не из легких, тем более если речь идет о Куете. Ведь это колония строгого режима, люди тут собрались непростые: многие сидят за тяжкие преступления, немало рецидивистов, имеющих по несколько ходок. И вот с такой аудиторией оперативники должны добиться, чтобы внутри колонии поддерживался мир, чтобы повздорившие заключенные не избили друг друга до полусмерти, чтобы в зону не пронесли наркотики, мобильники и прочие недозволенные предметы.

– Скажите, часто между заключенными трения возникают?

– Драк в принципе мы не допускаем, стараемся на корню разрешать сложившуюся ситуацию. А так, конечно, категория населения у нас неблагополучная содержится, немного поконф- ликтнее, чем на свободе. Плюс свою роль играет замкнутое пространство, они изо дня в день видят одни и те же лица. Ссора может возникнуть на пустом месте. Допустим, утром идет подъем в отряде. Два невыспавшихся человека столкнулись во время заправки кроватей. Один другому сказал что-то нелестное, тот ответил. Из-за этого между ними может возникнуть затяжное противостояние, которое однажды закончится дракой с тяжелыми последствиями.

– У вас так много «подопечных». Как удается вовремя разруливать такие ситуации?

– В зоне постоянно работают 13 сотрудников оперативного отдела. Они общаются с осужденными, через гласные и негласные источники, через осведомителей узнают о всех конфликтах заранее. Словом, действуем на опережение.

Спортсмен- перекидчик

– Заключенные и их помощники на воле – люди изобретательные и придумали много хитроумных способов, чтобы проносить в колонию наркотики, мобильники. Как вы перекрываете поток запрещенных предметов в зону?

– Да, ухищрения бывают разные. И в посылках пытались передавать наркотики, и друзей просили пронести, провозили в своем теле при этапировании в зону, перекиды делали. Со специальными рогатками приезжали, чтобы запустить пакет снаружи на территорию колонии. Лет десять назад таких попыток много было, сейчас мы эту проблему сняли.

Это не одного дня работа. Обыч- но о готовящейся переброске наркотиков на территорию колонии узнаем заранее из оперативных источников. Разработку ведем совместно с органами полиции, наркоконтроля. Нарушителей задерживаем с поличным, если надо, устраиваем засады.

Лет пять назад задерживали группу совместно с сотрудниками наркоконтроля. Поступила информация, что утром перед подъемом друзья одного из осуж- денных попытаются перебросить для него наркотики. Они специально подгадали время перекида на утро, перед выходом осужденных на зарядку, когда народу на улице много. Чтобы можно было незаметно подобрать «посылку».

Мы с ночи в предполагаемом месте перекида организовали засаду. Сидели в сугробах в светлой гражданской одежде, чтобы не выделяться на фоне снега, и ждали. Под утро уже видим: идет несколько человек, встали перед забором колонии, вытащили сверток. Один совсем молодой парень замахнулся, чтобы бросить его через забор. В этот момент мы выскочили из засады, подбежали к ним, всех уложили, сверток забрали, не дали перекинуть.

Как выяснилось, они положили внутрь свертка наркотики, добавили для веса килограмм соли, все это в пакетик упаковали, скотчем перемотали. Получилось что-то вроде ядра, какие спортсмены-легкоатлеты кидают на соревнованиях. А тот парень, который его бросать собирался, оказался юным спорт- сменом из школы спортивного резерва. Они его специально подговорили и привезли, чтобы он метнул «ядро».

Тех, кто перекидывал, привлекли к уголовной ответственности. И таких случаев в то время мы пресекали немало. Среди криминалитета информация быстро расходится. Когда они поняли, что на Куету ездить бессмысленно, что за это будет наказание, то попытки прекратили.

Суметь подобрать слова

– Ситуации разные бывают. Допустим, осужденному приходит письмо, что у него умер кто-то из очень близких людей. А он склонен к суициду. Что вы будете делать?

– Во-первых, этого человека о случившемся оповещаем мы. И уже в процессе беседы определяем, в каком психологическом состоянии он находится, как с ним общаться дальше. Даем ему возможность связаться с кем- то из родственников, сделать звонок и выяснить обстоятельства случившегося. Передаем информацию психологу. И параллельно разговариваем с другими осужденными из его круга общения, объясняем ситуацию, чтобы они от каких-то резких слов в его адрес воздержались в ближайшие дни.

– А о чем вы говорите с человеком в такой момент?

– О том, что жизнь на этом не заканчивается, что помимо того близкого человека, который отошел в иной мир, его и другие люди ждут дома. К тому же у него есть своя жизнь, и ее надо обустраивать. Это долгий разговор на философские темы.

По следам убийцы

– Скажите, как так получается, что вы раскрываете старые преступления своих постояльцев? Большинство людей уверено, что человек попадает в колонию после того, как все его прегрешения расследованы и доказаны в суде.

– У нас сидят рецидивисты, которые много чего натворили. Многие приезжают сюда, имея в багаже преступления, о которых пока неизвестно. Точнее, полиция о них, может быть, и знает, но не знает, кто конкретно совершил.

Например, в прошлом году совместно с правоохранительными органами мы раскрыли убийство. К тому моменту человек, который его совершил, уже провел восемь лет в колонии за другое убийство, но, оказалось, что у него на совести есть еще одно аналогичное преступление.

Еще будучи на свободе, он жил в районе ВРЗ, вел разгульный образ жизни. Однажды выпивал с друзьями на берегу Оби. Потом у них закончилось спирт- ное. Часть друзей ушла за новой партией. И тут на глаза ему попался рыбак, который пришел на берег и обратился к нему с какой-то просьбой. У них возник конфликт по пустячному поводу, завязалась драка, во время которой он этого рыбака убил. А чтобы скрыть убийство, тут же расчленил труп. Тело спрятал в одном месте, а голову – в другом. Это было примерно в 2004 году. Убитый рыбак числился пропавшим без вести.

Правоохранительные органы оповещают нас о нераскрытых преступлениях прошлых лет, а мы через свой негласный аппарат даем задание, чтобы информаторы подслушивали. Так и получилось, что этот постоялец похвалился среди своих знакомых, что давным-давно убил человека и расчленил его. Эта информация дошла до нас. Стали с ним работать. В результате он написал явку с повинной. Был суд, ему добавили срок, он вернулся к нам уже с новой судимостью.

Всего за прошлый год мы раскрыли 34 преступления прошлых лет. На начало этого года – 14. Это убийства, кражи, разбои, грабежи.

– Скажите, у вас есть внут- реннее ощущение, что усилия не напрасны, что ваша работа приносит плоды?

– Конечно, есть. Я просто вижу результат своей работы. Ощущение это пришло не сразу. Помню, как в 2009-2010 годах мы боролись в колонии с сотовой связью, с наркотиками, с хаосом. Когда мы проделали эту работу, посмотрели назад и осознали, что сейчас у осужденных нет мобильников, наркотиков, тогда и появилось такое ощущение, что не зря старались.

- Наш номер выходит в День юбилея Победы. Скажите, что для вас значит этот праздник?

- У меня дед воевал, был ранен – получил контузию и потерял на войне глаз. Вернувшись с фронта, работал на «Трансмаше». Конечно, в такие дни я испытываю радость, гордость за страну и за своего деда, который тоже внес свой вклад в Победу. Обязательно пойдем с семьей на парад. В первый раз возьму с собой дочь. Ей сейчас пять лет – пусть знакомится с историей страны. Она уже начинает понимать, что такое Победа, серьезно все воспринимает, знает, что была война, много людей погибло. Когда немного подрастет, расскажу ей о заслугах деда.

Фото автора.

Система Orphus

  • Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить
  • Оставляя комментарий на сайте, вы автоматически принимает правила размещения комментариев
Новости дня