Рыжая надежда: как полузащитник «Уфы» Владислав Камилов стал одним из лидеров команды

12 февраля 14:38 2021

Воспитанник барнаульского «Динамо» Владислав Камилов перебрался из «СКА-Хабаровск» в «Уфу» в середине октября, и за три с небольшим месяца успел стать основным игроком нового клуба. По итогам декабря его признали лучшим игроком «Уфы», а по итогам первой части чемпионата России – лучшим полузащитником команды.

Фото с сайта ФК “Уфа”

Проверка сил

На новогодние праздники Владислав Камилов приехал домой. Успел отдохнуть с родителями в Белокурихе, встретиться с друзьями, потренироваться в «Темпе». В середине января футболисты «Уфы» отправились на сбор в Турцию, где Камилов уже успел провести несколько контрольных матчей в составе клуба (в одном из них, против “Вентспилса”, футболист получил сотрясение мозга и сейчас проходит восстановление). Ну а мы встретились с Владом на каникулах.

– Влад, как ты воспринял то, что тебя признали лучшим в декабре?
– Приятно, что так решили болельщики, значит, меня оценили, не зря переходил в «Уфу». Но это все уже в прошлом, наступил новый год, турнирное положение у клуба непростое, надо его выправлять. Для меня эта часть чемпионата стала ознакомительным периодом. Первые три-четыре игры ушли на то, чтобы понять уровень чемпионата и соотнести его со своими возможностями, приспособиться. Первая встреча была против «Зенита», считаю, сыграл нормально, и хорошо, что сразу соперник такого уровня. Дальше уже было легче, понял, что могу играть. Теперь надо двигаться дальше.

– Ты успел забить «Ростову» и в этом матче был признан лучшим игроком. Эту встречу выделишь особо?
– Да, была качественная игра, и всей команды, и моя в том числе. Плюс для болельщиков этот результат, наверное, был неожиданным. Но не скажу, что мы и до этого матча плохо играли, просто были ошибки, которые сказывались на результате. Не скажу, что «Уфе» конкретно чего-то не хватает. Может, от прошлого сезона еще не отошли, кто-то болел коронавирусом и не успел восстановиться. Плюс ушли лидеры, пришлось перестраивать игру, и не сразу удалось это сделать. Даже на момент моего прихода и та «Уфа», которая есть сейчас – две разные команды.

– Когда ты пришел в «Уфу», ее тренировал Вадим Евсеев, его вскоре сменил Рашид Рахимов. На тебе это сказалось?
– Конечно. При Евсееве я сразу провел две игры и понял, что он меня считает футболистом основы. Честно, не ждал, что он уйдет. Конечно, первое время  после смены главного тренера было тяжело. Сам только пришел, а тут еще такие перемены. Две-три недели ушли на знакомство с новыми требованиями, но через тренировки доказал свое право быть в составе, все встало на свои места.

– Я правильно понимаю, что с Евсеевым ты был знаком еще до перехода в «Уфу»?

– Не знаком, но мы пересекались. Еще когда я играл в «Шиннике», забил гол хабаровскому СКА, которое как раз тренировал Вадим Валентинович. Может, тогда он меня заметил и как-то повлиял на то, что потом я перешел в СКА. Но лично мы познакомились уже в Уфе.

– Болельщики Евсеева прежде всего знают по его памятным словам в матче за сборную против Уэльса еще в бытность игроком и фразе про то, что футбол заключается не в забитых голах уже в роли тренера. Чем он запомнился тебе?

– Когда он уходил из команды, во время прощания заплакал. Это говорит о многом, и о его взаимодействии коллектива, и о человеческих качествах. Я со многими тренерами работал, такого ни разу не видел.

– Еще в октябре говорили, что ты можешь перебраться в Самару. Почему ты в итоге оказался в «Уфе»?
– Про слухи о Самаре я слышал, но конкретики не было. «Уфа» действовала решительно, руководство быстро договорилась об условиях. Я, конечно, был за – хороший крепкий клуб, серьезный состав. Переговоры заняли пару недель.

Владислав Камилов уходит от нападающего “Химок” Мохамеда Конате. Фото с сайта ФК “Уфа”.

В шутку и всерьез

– Когда-то давно ты пробовал свои силы в молодежной команде «Ростова». Тогда пробиться в основной состав шансы были?
– Нет. Мне было 17 лет, в «Ростов» перешел после первого сезона в барнаульском «Динамо». Тогда как раз клуб потерял профессиональный статус, мне не хотелось играть в КФК. И мой прежний агент нашел вариант в молодежке «Ростова», которую тогда тренировал Игорь Гамула.

– Гамула известен своим своеобразным юмором.

– Да, весело было каждый день, он постоянно что-нибудь выдавал. Но в футбольном плане было не так хорошо, я в основном выходил на замену и немного закис, если честно. Причем Гамула ко мне хорошо относился, и сборы я хорошо провел, но, видимо, я сам был виноват. В Барнауле я привык к доверию, а тут его надо было зарабатывать, я не понимал, обижался.

– Над тобой Гамула шутил?
– Бывало. Однажды неделю в клубе не был, уезжал домой поступать в педуниверситет. За это время набрал лишних килограммов, щеки появились. Гамула увидел и говорит: «Приехал как поросенок, как играть собрался?». Вроде и в шутку, и серьезно.

– Ты в свои 25 поиграл у многих известных тренеров. Кого-то особо выделишь?

– Ото всех что-то берешь. Вообще мое мнение – футболист формируется до 18 лет, и вот тут важно максимально черпать знания от своих наставников. А потом ты уже профессиональный футболист и в первую очередь должен выполнять требования тренеров.

Мадридская школа

– Влад, наверное, все барнаульские болельщики знают, как ты в детстве ездил из Калманки в Барнаул на тренировки. Как ты не бросил футбол?

– Да на самом деле это самый счастливый период. Я родом даже не из самой Калманки, а из села Троицк, это минут 10 от райцентра. Небольшое село недалеко от Оби, жителей 700, у отца там два киоска было, еще он машины на продажу гонял. Отец увидел объявление, что в школу «Динамо» набирают детей, и решил записать меня. И вот я по утрам или с ним в Барнаул, или с мамой, когда она ехала в Барнаул с кем-то за товаром, или сам на «Газели», когда уже постарше стал. Часов в шесть выезжал, на вокзале пересаживался, как сейчас помню, на 57й автобус и на тренировку. Потом обратно также – и в школу. Иногда с отцом в ночь выезжали, он в машину на рынке продают, я в салоне сплю, потом на тренировку еду. Счастливый период был, все в радость. Тренировки не пропускал, учился тоже хорошо, старался все успевать.

– Отец сам в футбол играл?
– Только на любительском уровне. Сейчас он тренирует детей в Калманском районе. Когда приезжаю, прихожу к нему на тренировки, конечно, пацанам интересно, тем более, деревня маленькая, все друг друга знают.

– «Википедия» пишет, что ты в детстве «выделялся техникой, культурой паса, видением поля».

– Наверное, раз пишут (улыбается – прим.авт.). На самом деле сразу как-то пошло, потом тренеры меня капитаном выбрали. Думаю, не просто так.

– Как ты оказался в академии Коноплева в Тольятти?

– Были на турнире ДФЛ, к отцу подошел тренер академии и предложил поехать туда. Мне 10 лет, я в деревне живу – и тут переезжать. Я плакал, не хотел. В итоге поехал с родителями, потом они уехали, я остался. Они в слезах, я тоже. Знакомых там нет. Это уже потом в академии появились барнаульские ребята, а я был первопроходцем. Две-три недели прошло, в итоге решили, что я буду тренироваться в Барнауле, а с командой академии ездить на турниры. Полгода так провели, потом надо было что-то окончательно решать. Я еще думал, что если трубку сниму, то скажу, что никуда не поеду, дома останусь. Но трубку взял отец – и все, вечером сели решать. В итоге уехал туда.

– Видимо, это одно из главных решений в жизни?

– Однозначно. Вне зависимости от того, как будет дальнейшая футбольная жизнь складываться, это решение самое главное.

– А потом ты даже побывал на стажировке в академии мадридского «Реала». Это реально было полезно или просто строчка в биографии?
– Конечно, полезно. В Москве на каком-то турнире признали лучшим игроком, и в качестве приза получил сертификат на стажировку в «Реал». Туда в лагерь приезжают дети со всего мира, кто за деньги, кто, как я, по сертификату. Потренировался две недели, получил рекомендации по правильному питанию, хотя вроде и так старался его придерживаться, все-таки и рос в деревне на натуральных продуктах. Были на тренировке главной команды, видел Рауля, Касильяса, Пепе, Серхио Рамоса. С кем-то сфотографировался, с кем-то даже за руку поздоровался. Еще проводили контрольные игры, я даже в каком-то матче три гола забил. Подумал тогда: «Может, меня тут оставят». Но не оставили.

– Болельщиком «Реала» после этого не стал?
– Нет, я за «Ливерпуль» болею с того самого финала Лиги чемпионов, когда они с 0:3 в матче с «Миланом» отыгрались и выиграли.

– «Ливерпуль» в уме держишь?
– А почему нет? Надо мечтать, ставить цели.

– Тебя очень часто называют сибирским Скоулзом. Не надоело?
– Нет. А что плохого, Скоулз – великий игрок. На само деле, меня не так давно стали в шутку им называть, в детстве такого не было.

– Влад, обратил внимание, что ты не очень увлечен соцсетями, Instagram у тебя почти не обновляется. Но говорят, что медиактивность у футболистов только приветствуется.

– Я как-то не предавал этому значение, может зря. Вообще, я домашний человек. Самое главное – семья и футбол. Конечно, могу отвлечься, что-то себе позволить. Но не хочу это показывать. Выложишь, поставят тебе лайки – и что это даст. Главное, какой ты дома и что показываешь на поле.