Как англичане в Барнауле XIX века Новый год встречали

Декабрь 28 14:35 2020

Английский художник-акварелист Томас Аткинсон в 1850-х гг. отправился в Сибирь «обогатить свои картоны» живописными видами Алтая. По пути в Петербурге он женился на некой Люси, которая служила гувернанткой. Далее в течение семи лет счастливые супруги путешествуют вместе. Горные хребты Каратау, Алатау, Актау и Мустау, Змеиногорск, берега Енисея, Иркутск, Саяны… В Барнауле, который особенно привлек путешественников, они побывали дважды и задержались более всего.

«Бал горных офицеров в Дворянском собрании Барнаула второй половины XIX века». Художник Алексей Дрилёв.
Фото Андрея Чурилова

О своем путешествии каждый из супругов Аткинсон написал книгу воспоминаний, в которой немалое место занимают впечатления о нашем городе. Причем книга Люси написана на основе ее писем, интересен ее женский взгляд, ведь она, вероятно, была одной из первых иностранок, посетивших Барнаул.

Благодаря переводам краеведа Натальи Волковой и статье «Повседневная жизнь алтайской горной корпорации в воспоминаниях английских путешественников» историка Вячеслава Ведерникова мы можем взглянуть глазами иностранцев на жизнь горнозаводской элиты. И, возможно, почувствовать ту волшебную атмосферу Рождества и Нового года…

С гор – на бал!

«С моей первой зимы в Барнауле я посетил почти каждый город в Сибири и оставался там достаточно долго, чтобы познакомиться с жителями и принять участие в их отдыхе и удовольствиях, – пишет Томас Аткинсон. – И я считаю, что ни в каком городе нет общества столь приятного, как в Барнауле. У них имеется превосходный оркестр, обученный одним из офицеров, очень хорошим музыкантом и почтенным исполнителем на скрипке, который получил музыкальное образование в Санкт-Петербурге. Под его руководством оркестр красиво и с большим эффектом исполняет многие оперы. Три леди в Барнауле хорошо играют на фортепиано и в течение зимы были даны три или четыре любительских концерта, которые составили бы честь европейскому городу. У них бывают также несколько балов в декабре и январе, когда много молодых чиновников возвращаются с гор, куда их посылали на восемь или девять месяцев».

Супруги окунулись в этот праздничный вихрь с головой. Как они признавались, была уже пора уезжать, но гостеприимство барнаульцев и соблазн встретить новый 1853 год в столь приятном обществе оказались сильнее.

«У нас не было конца балам, концертам и домашним спектаклям, – рассказывала в письме к подруге Люси. – Горный начальник накануне Нового года всегда дает грандиозный бал для всего города. Это было действительно блестящее собрание. Все были счастливы и поздравляли друг друга с наступлением Нового года под радостный колокольный звон. Наступила долгожданная минута – и вот шампанское налито и вокруг всеобщее целование!».

Томас Аткинсон.
Фото из сети Интернет

Приятные встречи

«Новый год – великий праздник в России, постоянный круговорот визитов. Мужчины играют в карты и шахматы, женщины берут с собой рукоделие. Стулья ставятся вокруг стола плотно друг к другу, «на сибирский манер».

Гувернантка Люси не могла не обратить внимание и на всякие женские штучки. К рождественскому балу барнаульские дамы заказывали в столице или из-за границы, смотря по средствам, новые платья. Сообщение со столицей для той поры было фактически бесперебойным. «И было забавно наблюдать прибытие почты, – пишет Люси, – количество ящиков было экстраординарным». Прибытия почты каждый раз ждали с опасением: однажды в пути следования ящики провалились под лед. Новые платья не попали в руки владелиц.

А вот помаду красавицы заказывали у местного аптекаря. В ее состав входили два важных ингредиента – касторовое масло и эссенция мяты.

Не только платья – но и шубы, в которых дамы прибывали на бал, заслужили восклицаний. Барнаульские дамы носили шубы из соболя – соболем наружу, шелком изнутри.

Перед рождественским устраивался костюмированный бал для детей, где они веселись от души и щеголяли друг перед другом необычными маскарадными нарядами, танцевали, шумно играли. Делясь впечатлениями о детском празднике в доме горного начальника Луки Соколовского, Люси пишет, что их сын (он родился во время сибирского путешествия и получил имя Алатау) на маскараде был одет как киргиз, и хозяйка бала мадам Соколовская поставила малыша «посреди стола, за которым джентльмены играли в карты».

Виталий Ведерников, историк: «Барнаул резко отличался от всех остальных городов Сибири. Здесь правили бал, не только в переносном, но и прямом смысле, горные инженеры – технические специалисты со столичным образованием. Впервые после указа о вольности дворянства 1762 г. на Алтай для горной службы в обязательном порядке присылали представителей русского потомственного дворянства, которые принесли сюда европейскую культуру. Горные инженеры образовали замкнутую общность – социальную, ведомственную, географическую, династическую, профессиональную; одним словом, корпорацию».

Профессиональная элита

Конечно, праздники – лишь малая толика всех впечатлений гостей. Они восхищались красотой Телецкого озера и очарованием малой речки Барнаулки… Томас был поражен огромными масштабами выплавки серебра и профессиональной компетенцией горных инженеров. «Эти операции проводятся в огромном здании, под наблюдением образованных офицеров, которые постоянно производят все процессы в практической и научной манере. Можно сказать со всей ответственностью, что русские горные инженеры являются выдающимися специалистами нашего времени. Никакой класс мужчин в Империи не может сравниться с ними в научном знании и разведке. В этих отдаленных и, как полагают, варварских областях есть многие геологи, минералоги и металлурги, чью точку зрения могут принять первые ученые в Европе», – делает вывод путешественник. Он сообщает, что в Барнауле имеется хорошая лаборатория, где оценивают золото и серебро и выполняют другие химические и минералогические операции. В магнитной обсерватории в северной стороне города специалисты регистрируют наблюдения днем и ночью. В установленные периоды эти наблюдения передаются надлежащим властям в Санкт-Петербурге. В музее – хорошая коллекция полезных ископаемых, предметы сибирской старины, четыре тигровых чучела и несколько чучел сибирских животных и птиц.

Больше всего гостей покорили отношения в сообществе горных офицеров – взаимовыручка и внутрикорпоративное братство. «Каждый из офицеров в этом месте хочет услужить своему соседу; во всяком случае они как будто бы члены одного и того же домохозяйства, живут в мире и гармонии».