Начало семейной жизни Кормашовых пришлось на послевоенные годы

Декабрь 18 09:03 2020

Дети войны – Владислав и Нина Кормашовы  — 12 декабря отметили 66 лет совместной жизни. Оба приехали в Барнаул в послевоенные годы, всю жизнь трудились на заводах города, а первую квартиру глава семьи построил вместе с коллегами хозрасчетным способом.

Для супругов Кормашовых семья – это что-то незыблемое, не зависящее от удобств и денег.
Фото Натальи Воронковой

Барачное счастье

— Мне не было и восемнадцати, когда в 1948 году семья переехала из Тальменского района в Барнаул, где мать купила комнату в бараке на Восточном, – рассказал глава семьи. Кстати, в паспорте он записан как Владислав, хотя родители назвали его Володей. – Образование семь классов, да и то с натяжкой, некогда было учиться в военные годы. Устроился на станкостроительный завод в шестой цех слесарем, по первости все руки были в синяках и занозах – частенько попадал молотком по пальцам. Опыта никакого, завод режимный, нужно было не только быстро работать, но и качественно. Барнаул тогда был деревней по сравнению с нынешними временами. На дорогах – единицы автомашин, чаще всего ездили на лошадях. В районе радиозавода была ярмарка, тетки из деревень раскладывали нехитрую снедь на земле, едва сойдя с электрички. Вниз по Ленинскому проспекту до Старого базара люди шли по «тротуару», который заменяли сбитые кое-как в щиты тонкие доски. На дороге – грязь по колено всю весну, лето и осень. Гулять было недосуг, все время уходило на работу, куда добирались пешком, да еще в разные смены. Но все равно замечал, как на меня посматривают девчонки постарше, мужиков-то с войны много не вернулось. А тут я весь из себя такой, хоть и худющий, как жердь, но мужик же… Но я как увидел у знакомых девчоночку Нину с короткой стрижкой, больше ни на кого и не смотрел.

— Я приехала в Барнаул к сестре совсем девчонкой, она жила в однокомнатной квартире на проспекте Калинина, 20, – продолжает Нина Васильевна. – Училась в ФЗО при меланжевом комбинате, потом стала крутильщицей. К станкам, у меня их было три, – так набегаюсь за день, чтобы нить не оборвалась, к вечеру ног не чуяла. Молодых мам, которые в первую смену работали, мы называли «кормилки». Из-за них нам чаще всего доставалась вторая или третья смена. Зарплата у меня была крошечная, чтобы купить платье или платочек какой, экономила на всем, жила на маргарине с хлебом да чае. С Володей мы дружили полгода, мне – 18, ему – 24, ходили гулять по утрам, если оба в вечернюю смену, или по выходным встречались. Изредка бегали в кино, тогда не то что целоваться, за руки прилюдно было стыдно держаться. А уж как мы после свадьбы переехали к нему в барак – отдельная история. В крошечной комнате жили три семьи, удобства все на улице, какая уж тут романтика отношений. Но ничего, пережили, только крепче друг за друга стали держаться.

И полвека мало

Несмотря на послевоенные непростые годы, найти работу на заводах Барнаула, где платили больше или устраивали смены, было гораздо проще, чем в нынешнее время.

— Я после родов устроилась работать на хлопчатобумажный комбинат, – продолжает Нина Васильевна. – Когда Володя перешел в горячий цех на моторный завод, жить стало полегче. Как нам хотелось комфорта, кто бы знал! Даже когда в бараке нам выделили отдельную комнату, стали ее обставлять и обихаживать, каждую копеечку вкладывали то в мебель, то в шторы. А в 1958 году нам дали двухкомнатную квартиру на Петра Сухова, 83, дом этот строили рабочие завода. Володя на той стройке научился раствор разводить, обои клеить, кирпичи класть. Через два года родилась дочь Оля, на работу снова вышла рано, и мы с мужем сидели с ней по сменам. Все записи в моей трудовой книжке – это три барнаульских завода: меланжевый, ХБК и «Химволокно», где работала аппаратчицей, смешивала добавки для химических волокон. Мы совсем молодыми купили землю за городом, построили там домик и уже больше полувека все лето там живем. Здесь и внучата выросли, а правнуки уже не хотят, их больше гаджеты интересуют.

— Нам некогда было сходиться-расходиться, – шутит Владислав Андреевич. – Работа у меня после станкостроительного всегда была тяжелая, по горячей сетке в литейном цехе моторного завода, на «Трансмаше», а потом и на «Химволокне». Мы с Ниной, конечно, по жизни не раз ссорились, но долго друг на друга дуться не умеем, чувствуем настроение. Да и как делить обязанности, если я во вторую смену, к примеру, а жена с утра. Неужели детям поесть не приготовлю да из школы их не встречу? Мне кажется, что делить обязанности на твои и мои – несусветная глупость. Нина по сравнению со мной, можно сказать, с высшим образованием, но никогда этим не кичилась, не попрекала, что не сильно грамотный. Мы с ней и в Ленин-град ездили к родственникам, и в Германию по путевке, много где были и на Алтае, хотя на собственную машину так и не скопили денег. Главное, что за столько времени друг другу не надоели, до сих пор вместе решения принимаем, на даче копаемся, внуков воспитываем. И что это, если не любовь?

По словам внучки супругов Натальи Воронковой, для нее дед с бабушкой – яркий пример трудоголиков, сколько себя помнит, без дела они не сидели ни минуты.

– Удивительно гармоничная пара, с которой хочется брать пример, – поделилась Наталья. – Как сиамские близнецы, которые друг без друга не выживут, но при этом абсолютно друг другу не мешают. Мне кажется, они даже думают одинаково.

Супруги Кормашовы вырастили двоих детей, пятерых внуков и восьмерых правнуков. Общий трудовой стаж супругов составляет 70 лет.