Как Барнаул оказал влияние на выбор жизненного пути Героя Социалистического Труда Сергея Залыгина

Декабрь 08 10:00 2020

Он был истинным литератором – не мог не писать, делал это даже находясь в реанимации. Но и как ученый-гидролог сделал все, чтобы предотвратить экологическую катастрофу, которой грозили завершиться проекты разворота русел сибирских рек вспять. И в этом ему помог талант писателя.

Герои Сергея Залыгина – люди, глубоко чувствующие и понимающие природу, способные к единению с ней.
Фото из архива семьи Залыгиных

Барнаул Залыгина

В конце двадцатых годов прошлого столетия на сценах барнаульских школ и клубов с успехом шли спектакли по пьесе «Стена», автором которой был семиклассник 22-й школы Сергей Залыгин. Это был первый признанный литературный опыт будущего известного писателя.

В Барнауле Залыгины переехали ровно сто лет назад, в 1920 году, из Уфимской губернии, где отбывал ссылку за революционные взгляды глава семьи и где 6 декабря 1913 года родился Сергей Павлович.

Не без гордости вспоминает уже маститый писатель о городе своего детства в предисловии к «Дневнику словесника» Николая Шубкина: «Конечно, захолустье, но ведь и захолустье захолустью рознь. Уже тот факт, что в небольшом уездном городке были две женских, одна мужская гимназии и одно реальное училище, говорит о многом. В соседних уездах – ни в одном – не было и этого». Объясняет исторически: «И земли, и леса в обширном этом уезде, по площади почти что равном Франции, тоже были кабинетскими, поэтому Барнаул имел особый статус, далеко не во всем подчиняясь администрации губернского Томска. По линии удельной он сносился непосредственно с Петербургом. Это наложило свой отпечаток и на культурный облик города – он имел обширные частные и народные библиотеки, прекрасный музей, здесь появилась первая в Западной Сибири метеорологическая станция, существовало множество обществ – любителей слоистости и фольклора, экономическое и содействия переселенцам, краеведческое, которое занималось главным образом изучением не только русского, но и монгольского Алтая, – все экспедиции, туда направлявшиеся, были связаны с местными исследователями; здесь выходило несколько газет и печатались книги …».

Добрым словом вспоминает писатель своих барнаульских учителей. Среди них – словесник, «милейшая и строгая» Валентина Андреевна Шубкина, и географ Порфирий Алексеевич Казанский – человек, увлеченный эсперанто, поэт: «Свои уроки он вел просто, легко, показывал нам сотни открыток с пейзажами, которые он получал от коллег-эсперантистов со всего света. У нас география была как бы не в счет; на уроках – смех, шутки, «неудовлетворительно» наш Порфиша никогда и никому не ставил». Между тем, уроки Казанского были запоминающимися и эффективными, они и помогли Залыгину, будучи студентом Омского сельхозинститута, преподавать «географию на вечернем рабфаке за девятый класс, причем вел уроки без особой к ним подготовки». В техникуме ботанику преподавал ученый Виктор Иванович Верещагин: «Весь его облик и манера поведения, занятия, которые он проводил почти что шепотом, – все это внушало к нему такую почтительность, чуть ли не благоговение, при которых получить у него «неуд» значило нанести самому себе душевную рану». Вспоминает химиков Ефима Ефимовича (Ехим Ехимович) Бекаревича и Валентина Петровича (Вальпет) Лебедева, математика Шастана, физика Лучшева… Это была плеяда настоящих бессребреников и интеллигентов.

Выбор

Мальчик рос среди книг – его мама, Любовь Тихоновна, работала в библиотеке, а отец, Павел Иванович, – в книжном магазине. «Я помню, как только ко мне пришла догадка, что буквы, которые пишутся чернилами или карандашом на бумаге, и буквы печатных книг – одни и те же и что, прежде чем напечатать книгу, ее надо написать, – я и решил писать книги», – признавался Сергей Павлович.

Однако, когда после семилетки встал выбор, куда поступать учиться дальше, а в Барнауле было два техникума – сельскохозяйственный и педагогический, он выбрал первый. Его история поражала воображение молодого Залыгина: «Долгие годы существовало в городе механическое училище, нечто подобное техникуму, оно было открыто еще Демидовым как горно-механическое, а при советской власти на его базе организовали сельскохозяйственный техникум».

Городской мальчишка верил, что может всерьез заинтересоваться сельским хозяйством. Так и случилось. После окончания техникума работал агрономом в селе Лебяжьем, потом в горных районах Хакасии. Знакомство и общение с местными мелиораторами привели Сергея Залыгина на гидромелиоративный факультет Омского сельскохозяйственного института им. С.М. Кирова.

Так и шли параллельно два любимых дела. Он продолжал писать. В 1941 году вышел первый сборник рассказов. В то же время не отпускала стихия воды, Залыгин изучал научные книги по проблемам преобразования климата и воздействия человека на природу.

В годы войны три года проработал гидрологом в Салехарде. Полученные там впечатления послужили основой «Северных рассказов». После выхода их в свет Сергея Залыгина приняли в члены Союза писателей.

Долгие годы он успешно совмещал литературную работу с научной. Кандидат технических наук, заведовал кафедрой в родном институте, писал труды о проблемах сельского хозяйства. Переехав в Новосибирск, колесил в составе лесных экспедиций по Сибири и Алтаю.

В 1960-е годы Сергей Павлович принял решение целиком посвятить себя литературе и переехал в Москву. Преподавал в Литературном институте им. А. М. Горького, занимал руководящие посты в Союзе писателей СССР и РСФСР. Был главным редактором журнала «Новый мир», корреспондентом газеты «Правда», членом редакционной коллегии журнала «Роман-газета». И при этом всегда высказывал свою позицию как гидролог относительно проектов, которые могли бы нанести существенный урон природе. К его мнению прислушивались.

Писал до последних дней, до ухода из жизни в 2000 году.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 января 1988 г. за большие заслуги в развитии советской литературы и плодотворную общественную деятельность Сергею Залыгину было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и молот». Он – автор более 20 книг, среди которых «Блины», «Сибирские рассказы», «Соленая Падь», «Интервью у самого себя», «Красный клевер», «Фестиваль», «На Большую землю», «Поворот» и другие.

Алтайские впечатления

— В детстве я жил на улице Мамонтова, – рассказывает барнаулец, бывший кадровый военный Алексей Никитенко. – Дед подарил мне книгу «Соленая Падь» Сергея Залыгина и сказал, что ее главный герой и есть партизанский комдив Ефим Мамонтов. Я перечитал книгу несколько раз. Захватывающий сюжет, живые герои. С тех пор интересуюсь и историей края, и военным делом.

Ефима Мамонтова Залыгин видел ребенком – в декабре 1920 года. Писатель много ездил по селам, беседовал с бывшими партизанами армии Мамонтова, работал в краевом архиве. Так в 1967 году появилась «Соленая Падь», через год роман был удостоен Государственной премии.

Алтайские впечатления оживают во многих книгах Залыгина. Например, первый роман «Тропы Алтая» – о географической экспедиции, которая составляет карту растительных ресурсов, главное в нем – философское осмысление взаимосвязи человека и природы. В романе «Комиссия» действие происходит осенью 1918 года в селе Лебяжка. Неоднократно обращался к творчеству Василия Шукшина, посвятив им несколько публицистических работ.