В Барнауле выпустили второй том воспоминаний детей войны

Декабрь 04 14:34 2020

В памяти детей, родившихся накануне и во время Великой Отечественной войны, 1940-е годы запомнились не столько страхом, сколько мучительным чувством голода. Оно преследовало неотступно – на занятиях в школе, в поле, во сне. О том, как выжили в таких условиях, где брали силы и о чем грезили – второй том книжной серии «Дети войны – духом сильны».

Иллюстрация из книги «Дети войны — духом сильны» (том второй).
Фото предоставлено Александром Кравцовым

В 2018 году Барнаульский городской Совет ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов выпустил книгу «Дети войны – духом сильны». Пилотный выпуск серии вызвал широкий отклик, потому было принято решение не затягивать с созданием второго – он включил личные истории более сотни горожан.

— Истории их жизней, рассказанные ими самими, являются живыми документами эпохи – правдивыми, очень часто страшными, простыми и честными, без прикрас, – рассказывают составители книги – председатель Совета ветеранов Валентин Бороздин и его заместитель Александр Кравцов. – Только официально статус «Дети войны» в Алтайском крае имеют около 130 тысяч человек. Такое большое количество связано с эвакуацией к нам многих предприятий. В регион перевозили детские дома и некоторые школы, жителей европейской части СССР, многие приехали после войны поднимать целину и здесь остались.

Все они в годы войны жили в постоянной борьбе со страхом, холодом, голодом. Удивительно, но не это яркими вспышками время от времени выдает память – чаще она воскрешает мелочи, которые только теперь кажутся пустяками. Тогда они заставляли жить, дарили настоящее счастье.

Восторг и скрипка

Шестилетний Юра Борисков встретил первые весточки войны с восторгом – по их улице бесконечным потоком шли солдаты с противотанковыми ружьями. Ни один мальчишка не мог равнодушно на это смотреть! Повзрослеть пришлось быстро, когда стали приходить похоронки. Тогда женщины бились от горя головой о стену, оплакивая погибших мужей. Из всех соседей только один вернулся домой. Весь израненный, но живой.

Юрию Бурому к началу войны только исполнилось четыре года, но он хорошо помнит, как провожал отца на фронт. Тот уходил, будто ехал не воевать, а жить – взял аккордеон, скрипку и фотографию сыновей, свой главный оберег. Со всем багажом лейтенант, командир артиллерийского взвода Василий Бурый прошел от Ельни через Ржев, Белоруссию, Гданьск, Гдыню до Кенигсберга и Порт-Артура до побережья Тихого океана. Был демобилизован в декабре 1945 года и вернулся домой без аккордеона – скрипка и фотография до сих пор хранятся в семье фронтовика.

Пока глава семьи защищал Родину, мама держала тыл – чтобы выкормить ребятишек, работала на строительстве дороги к паромной переправе через реку Обь. С собой брать их не могла, бросить одних – тоже. На один-два месяца отдавала сыновей в детский дом.

Молоко и плен

Надежда Новосёлова (Иванова) попрощалась с папой и пятью его братьями в три года. Из них домой вернулись только двое. В их числе отца девочки не оказалось – погиб сапером в декабре 1943 года. Тогда мама окончательно поняла: семью ей придется поднимать самой. Ей повезло чуть больше, чем другим: – велось хозяйство, всегда можно было найти, чем покормить детей. Сдавать приходилось почти все, но кое-что оставалось. Например, кружка молока на всю семью. Немного, но и это было большой роскошью!

Анне Шималиной повезло меньше – она родилась в Орловской области и глаза в глаза видела врага. Одного сельчане убили, когда тот вместе с другими фашистами проходили по дворам в поисках наживы. За данный проступок жителей села загнали в амбар, забили выходы и облили постройку керосином. Поднести факел не дало командование – почему-то «смилостивилось» и решило отправить всех на работы в Германию.

Везли на Запад в поезде, его дважды пытались отбить партизаны. Анне Васильевне удача не улыбнулась – пленных пересадили в машины и отправили в концлагерь на территорию Белоруссии. Но и до лагеря надо было дожить – пришлось восемь суток простоять в болоте. За колючей проволокой девочка жила 388 дней. Анна Васильевна признается, что помнит это все, скорее, по рассказам людей, которые вместе с ней попали в плен. Личные эмоции практически не сохранились. Может, и к счастью.

Рытье окопов, лето 1942.
Фото предоставлено Александром Кравцовым

Голосом папы

Во втором томе серии «Дети войны – духом сильны» есть новый раздел, посвященной ветеранам педагогического труда, пережившим войну.  В 1941 году будущему учителю иностранного языка Лидии Поповой (Евтеевой) исполнилось три года. Чтобы прокормиться, мама с ней и ее старшей сестренкой уехали из Барнаула в деревню.

— Помню, как меня, закутанную с головой в тулуп (было морозно) везли на санях, запряженных лошадью, в деревню, – рассказывает Лидия Вячеславовна. – Скрип снега под полозьями, потом голодные зимние дни с обедами из жмыха, сладковатой мороженой картошки, кусочка черного хлеба. Летом – подножный корм: полевой лук, какие-то зеленые «калачики», паслен, остатки земляники, которую собирала, а потом продавала на станции моя сестра, чтобы можно было купить немного молока. Никогда не забуду залитое слезами мамино лицо, когда она увидела нас, поедавших эти «калачики». Мама продала свое единственное украшение – серьги, подаренные бабушкой, чтобы купить немного еды. Отец иногда приезжал из Барнаула и привозил крупные голубоватые куски сахара-рафинада, ловко раскалывал их рукояткой ножа. Какое это было лакомство!

Еще одно сильное детское воспоминание Лидии Вячеславовны – черная тарелка радиорепродуктора на стене избы, откуда звучали военные сводки и песни военных лет. Маленькая Лидочка думала тогда, что мужской голос, который она слышала, – это голос ее отца. Он же объявил девочке о Победе.

Ветераны планируют продолжить начатое дело и выпустить еще как минимум одну книгу воспоминаний.