Ушел из жизни летчик-штурмовик, участник трех войн, кавалер пяти боевых орденов Олег Яковлев

Декабрь 02 11:42 2020

В редакцию «ВБ» Олег Яковлев приходил в январе 2019 года, когда готовился цикл статей к 30-летнему юбилею вывода войск из Афганистана. По-мужски основательный и мудрый, он спокойно рассказывал о войне и о том, как сильно скучает по небу.

Олег Яковлев (слева) с боевыми друзьями на торжественном мероприятии, посвященном 30-летию вывода войск из Афганистана. Февраль 2019 года.
Фото Андрея Чурилова

Без ограничений высоты

О событиях в Афганистане Олег Яковлев узнал на третьем курсе Барнаульского высшего военного авиационного училища. Почти год часть его выпуска готовили к выполнению интернационального долга на аэродроме Ситал-Чай Закавказского военного округа. Они летали в горах, учились стрелять и бомбить, подтянули класс подготовки. К 1984 году афганское небо было практически полностью советским, штурмовики на СУ-25 летали предельно низко, стреляли почти в упор, бомбили с нормальной высоты.

— Бывало, опускались так, что воздушной волной поднимали пылевую бурю, гоняли верблюдов по пустыне, но не ради развлечения, а чтобы выяснить, не затесался ли кто с оружием в бредущем стаде, – рассказывал Олег Дмитриевич. – Хотя и стингеры у бандитов уже были, и крупнокалиберные зенитки. Защитой служило маневрирование и отстреливаемые ложные тепловые ракеты. На первых порах однополчане меня звали Яшкой – производное от фамилии, позже статус поднялся аж до Яхи. Не обижался, но и не оглядывался, когда окликали. Вылетали по заранее заданным целям, по вызову, когда требовалась огневая поддержка, на разведку, бывало, по 3-4 раза в сутки.

В 23-й боевой вылет Яковлева они полетели звеном на уничтожение заданной цели в Чарикарскую долину. Разомкнулись каруселью и отбомбились по глинобитным сооружениям с малых высот. Когда вернулись, по дороге в столовую вертолетчики из спасательного обеспечения рассказали, что наблюдали за их работой через мощный бинокль. Оказалось, в это время здесь проходило сборище глав бандформирований, человек в 200, штурмовики положили всех. Про этот случай вещал даже «Голос Америки». В Афганистане Олег Яковлев был дважды, за 16 месяцев второй командировки из эскадрильи они не потеряли никого.

— Четыре года я был командиром третьей роты БВВАУЛ, в которой учился Олег, – рассказал подполковник запаса Владимир Кузьмичев. – Както мы сделали вечернюю проверку минут на 10 раньше по просьбе ребят, Олег был в увольнении, не знал об этом. Пока шла перекличка, успел встать в строй, прошмыгнув за спинами курсантов, фамилия-то на последнюю букву… Я сделал замечание, а он отвечает: «Командир, за вас хоть в Афганистан». Так и случилось, хотя рапорты мы написали все до одного. Где бы он ни был, звонил всегда, приезжал в гости. Настоящий мужик, добрый, внимательный, немногословный, но очень надежный. Таких сейчас мало.

Не захотел переучиваться

После Афганистана Яковлев три года служил в Германии, потом эскадрилью перевели в Будённовск, где базировались и штурмовики, и вертолетчики.

— Аэродром находился в получасе езды от Будённовска, но по тревоге нас не подняли: мирное население вокруг, – вспоминал Олег Дмитриевич. – С точки зрения бандитов, вариант теракта по захвату заложников в больнице для них был беспроигрышным. С началом первой чеченской кампании я в составе звена уничтожил все учебные аэродромы вокруг Грозного, вылетал и на боевые задания, но рассказывать об этом не хочется. Очень уж много политики было в этой войне… Вроде и повысили до замкомандира эскадрильи, но большую часть времени находились на аэродроме в ожидании команды. Поэтому когда вторая чеченская подходила к концу, решил уволиться в запас. Не захотел переучиваться на гражданскую авиацию, не пошел учиться в академию. Отрезал свое небо по-живому.

В Германии и Чечне с Олегом Яковлевым довелось служить Сергею Лаврову, летчику-штурмовику, награжденному четырьмя боевыми орденами.

— Мы учились в разных ротах, были в одном полку в Афганистане, но не пересекались, – рассказал Сергей Семёнович. – Практически семь лет бок о бок служили в Чечне, Олег всегда говорил правду-матку, невзирая на чины и регалии. Однополчане его уважали, как и командование. Олегу можно было поручить задание любой сложности. Он не спрашивал, как выполнить задачу, решение принимал быстро, зная, что за последствия ответит только сам. Более крутых штурмовиков в нашем регионе нет, и появятся ли когда, не знаю.

Последний вираж

На пенсии Яковлеву не сиделось, он вступил в региональное отделение Российского союза ветеранов Афганистана, активно участвовал в допризывной подготовке молодежи, часто посещал военно-патриотические клубы, многие из них курировал.

— По инициативе и при личном участии Олега Яковлева в районных отделениях организации ежегодно проводились два краевых фестиваля патриотической песни, а на базе войсковых частей в Топчихинском и Славгородском районах – краевые военно-спортивные соревнования, – поделился председатель правления Алтайской краевой организации имени Героя Советского Союза Константина Павлюкова ООО «Российский союз ветеранов Афганистана» Сергей Завалихин. – Среди ветеранов, инвалидов боевых действий, членов семей погибших защитников Отечества Олег Дмитриевич пользовался уважением и заслуженным авторитетом. Олег Яковлев очень любил выступления асов авиационной группы высшего пилотажа «Стрижи», ведь когда-то и он в ущельях Афганистана выделывал такие же виражи. Он посмотрел авиашоу «Стрижей» и в этом году, чтобы через два месяца отправиться в свой последний полет.

Олег Яковлев награжден орденом Красного Знамени, орденом Мужества, двумя орденами Красной Звезды, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР». Совершил более 800 боевых вылетов.