День георгиевских кавалеров: вспоминаем героев ушедшей эпохи

Декабрь 01 13:30 2020

26 ноября в России отмечается День георгиевских кавалеров. В дореволюционной России орден Святого Георгия и Георгиевский крест были одними из наиболее почетных воинских наград, которые можно было получить только за ратную доблесть. Первый вручался офицерам, второй – нижним чинам.

Штабс-капитан Александр Алябьев (третий слева во втором ряду) среди офицеров в 1917 году.
Фото из архива Андрея Краснощёкова

Барнаулу и Алтайскому краю есть чем гордиться, ведь по самым скромным подсчетам на Алтае проживало около 70 полных кавалеров солдатского Георгиевского креста, не менее пяти из них – в Барнауле. К сожалению, в дальнейшем на десятилетия подвиги эти людей были забыты, и даже упоминать о наличии царских наград до 40-х годов прошлого века было небезопасно. Имена и биографии георгиевских кавалеров Алтая восстанавливает житель Барнаула Андрей Краснощёков. Вспомним о некоторых из них подробней.

Из крестьян – в командиры

— Александр Абрамович Алябьев – человек с уникальной биографией. Он родился в 1878 году в простой крестьянской семье, жил в селе Стуково под Барнаулом, – рассказывает Андрей Краснощёков. – На службу ушел по призыву, участвовал в Китайской кампании 1900-1901 годов, Русско-японской и Первой мировой войне. Прошел путь от рядового до штабс-капитана, за свою храбрость на полях сражений был удостоен практически всех боевых наград Российской империи, как солдатских, так и офицерских.

Свои первые два креста Александр Алябьев заслужил в сражениях с японцами, будучи унтер-офицером 34-го Восточно-Сибирского стрелкового полка. Как говорилось в описании подвига, за который он получил знак отличия Военного ордена III степени (так до 1914 года назывался Георгиевский крест III степени), «в бою при деревне Безымянной 14 января 1905 года (старший унтер-офицер Алябьев) первым вскочил в укрепление, собрав около себя нижних чинов, залповым огнем поражал неприятеля. Когда же было приказано отступить назад, подобрал всех раненых и доставил их на перевязочный пункт». За свои командирские качества вчерашний крестьянин получил чин зауряд-прапорщика.

После войны Алябьев вернулся в родное село. Но на этом его боевой путь не закончился. С началом Первой мировой войны в 1914 году его мобилизовали в 23-й Сибирский стрелковый полк.

Сослуживцы и командование отмечали невероятную храбрость и упорство Александра Алябьева в бою. Даже в самых критических и, казалось бы, безнадежных ситуациях, попав в полное окружение, он не терял самообладания и умел вдохновить своих подчиненных на борьбу до конца.

Как отмечено в приказе о награждении его офицерским орденом Святого Георгия 4-й степени, в бою 13 и 14 июля 1916 года близ линии Клекотув – Опарисы (на территории нынешней Украины) 2-й батальон 23-го Сибирского стрелкового полка двинулся в атаку, но будучи встречен у проволочных ограждений убийственным огнем, не выдержал и отхлынул обратно на свои позиции. «В этот момент командовавший 6-й ротой поручик Алябьев с винтовкой в руках бросился с криком «ура» на проволочные заграждения. Рота, увлекаемая доблестным командиром, разметала проволоку и ворвалась в окопы. Австрийцы бежали, но оправившись, перешли в контратаку».

Поручик Алябьев взятые окопы уступил, но расположился с остатками роты численностью всего 10–15 человек перед проволочными заграждениями, окопался, отбивая огнем пытавшихся его окружить. На неоднократные предложения сдаться Алябьев, оставшись всего лишь с тремя стрелками, отвечал молчанием. Лишь к вечеру 14 июля две Сибирские стрелковые дивизии бросились в атаку и освободили эту горсть доблестных героев.

Штабс-капитан Александр Алябьев.
Фото из архива Андрея Краснощёкова

После демобилизации герой вернулся в родное село Стуково, к крестьянской жизни. Но в июне 1918 года, после того как в Барнауле свергли власть большевиков, его призвали в белую армию Временного Сибирского правительства. При власти Колчака в чине капитана Алябьев командовал ротой батальона охраны железных дорог, защищая участок между Барнаулом и Ново-Николаевском. После поражения белых, не чувствуя за собой большой вины перед новой властью, он решил остаться на Алтае.

В феврале 1920 года был арестован, но вскоре освобожден и направлен на службу в Красную Армию командиром роты рабочего батальона в Барнауле. Потом вновь последовал арест по ложному доносу, больше года бывший офицер провел под следствием в барнаульской тюрьме. 8 июня 1921 года коллегия АлтгубЧК приговорила героя трех войн к расстрелу по сфабрикованному обвинению как члена контрреволюционной организации «Крестьянский союз». Лишь в 1997 году Прокуратура Алтайского края полностью реабилитировала Алябьева за отсутствием состава преступления.

Бой за Даревскую высоту

Немало георгиевских кавалеров было в рядах барнаульских полков Русской армии. 12-й пехотный Сибирский Барнаульский отличился в Русско-японскую войну, а сформированный на его основе 44-й Сибирский стрелковый – в Первую мировую. В 1914 году он отправился на фронт. Одним из трагических эпизодов Первой мировой войны для солдат и офицеров полка стал бой за Даревскую высоту 13-14 июля 1916 года (на территории Брестской области современной Беларуси).

— Практически одновременно с триумфальным Брусиловском прорывом русское командование попыталось организовать аналогичное наступление на Западном фронте летом 1916 года, – рассказывает Андрей Краснощёков. – Но повторить успех Юго-Западного фронта не удалось. Наступление, частью которого был бой за Даревскую высоту, не получило развития. Тем не менее во время этой операции полегло много наших солдат и офицеров. В их числе штабс-капитаны Дмитрий Ионович Фёдоров и Виктор Яковлевич Симоненко, служившие до войны в Барнауле. На момент гибели Фёдоров командовал 4-й ротой, Симоненко – 11-й. Оба они были посмертно награждены орденом Святого Георгия.

Это были настоящие боевые командиры, не прятавшиеся за спинами солдат. Как отмечалось в приказах об их награждении, при атаке высоты у деревни Дарево 14 июля 1916 года, командуя своими ротами, Фёдоров и Симоненко под ураганным ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем противника переправились через реку Щару, личным примером преодолели три ряда проволочных заграждений противника и с горстью оставшихся в живых храбрецов, первыми вскочили в окопы неприятеля, где были убиты, «смертью своей запечатлев содеянный ими геройский подвиг».

Андрей Краснощёков: «К сожалению, трагична судьба многих героев, переживших Первую мировую войну и вернувшихся на родину. Значительная часть из них погибла на полях сражений Гражданской войны. Немало бывших георгиевских кавалеров оказались под катком репрессий в последующие годы. Судьбы многих из них неизвестны до сих пор».