Четвероногое пополнение краевого УФСИН пока еще развлекается, но скоро пойдет в школу

Ноябрь 26 17:01 2020

В октябре в кинологическое отделение УФСИН по Алтайскому краю привезли шестерых щенков немецкой овчарки. Они придут на смену собакам, которые по возрасту или состоянию здоровья не могут продолжать службу.

Погоня за «куськой» одновременно и игра, и учеба.
Фото Ярослава Махначёва

Охота на «куську»

По учебному полигону радостно носятся трое щенков. Начальник кинологического отделения ФКУ ИК № 3 УФСИН России по Алтайскому краю капитан внутренней службы Вячеслав Дублей играет с ними при помощи «куськи»: к длинной доске на веревке привязана тряпка, с которой будущие четвероногие сотрудники УФСИН с удовольствием носятся на перегонки. Когда не могут дотянуться до «куськи», опираются на какое-нибудь препятствие и требовательно лают. Вячеслав Дублей это только поощряет – это еще не полноценная дрессировка, но такое поведение говорит, что у собак есть все данные для службы.

Приезд щенков в краевое УФСИН событие не сенсационное. Пополнение идет каждый год и в плановом режиме.

— Каждый год мы составляем план, сколько собак и через какое время закончат службу. У кого-то уже возраст критичный, кого-то подводит здоровье, – рассказывает Вячеслав Дублей. – В соответствии с этим составляем заявку, отправляем ее в Москву в Управление ФСИН. И там уже определяют, где есть щенки.

С рук щенков не покупают, какие бы титулованные, умные и героические родители у них не были. В принципе, кинолог может прийти служить со своей собакой, если она уже обучена. Для получения такой работы питомец проходит несколько уровней обязательной аттестации. Но чаще всего щенков берут в питомниках УФСИН, занимающихся разведением служебных собак. В Алтайском крае таких нет, поэтому за пополнением приходится ездить в другие регионы. В этом году четвероногие сотрудники приехали из Красноярска и Омска – по три из каждого.

— Раньше мы брали и из кемеровского питомника, и из новосибирского, – рассказывает Дублей. – В этот раз новые места. Особой разницы нет, везде примерно одинаковые условия разведения и содержания.

Сейчас щенкам по 4-5 месяцев. Конечно, в идеале собак надо брать раньше, также, как и домой – в полутора-двухмесячном возрасте. Тогда будет меньше стресса из-за переезда, быстрее привыкнут к новому месту. Но и у нашего пополнения адаптация идет очень быстро.

Подготовка к работе

Из красноярского питомника приехали Тайна, Таира и Турба, все трое из одного помета. Из Омска двое щенков, Сара и Сэм, также родственники (брат с сестрой), а третья, Орма, от другой овчарки. Хотя семейные связи здесь роли не играют.

— С трех месяцев щенки должны содержаться отдельно. Сейчас я даже уже троицу из Омска с опаской выпускаю на совместную прогулку, а красноярские и вовсе гуляют строго по одному. У них уже проявляются характер, в борьбе за добычу-игрушку могут повести себя жестко, – рассказывает Вячеслав Дублей.

Фото Ярослава Махначёва

Пока собаки находятся на карантине, через месяц их распределят по местам службы и прикрепят к постоянным сотрудникам, с которыми они будут вместе работать. Тогда же и начнется обучение: сначала общий курс дрессировки, потом защитно-караульная служба.

— Я их дрессировку не провожу, – рассказывает Вячеслав Дублей. – Во-первых, щенки еще ясельного возраста, а ОКД это уже начальная школа. Во-вторых, зачем приучать к себе? Понятно, что все команды одинаковые, но инструкторы подают их по-разному, у каждого свои интонации, особенности речи. Так что лучше сразу привыкать к одному.

На весенних сборах проверят, кто чему научился. Сдавать экзамен по ОКД можно, когда собаке исполнится год, ЗКС – полтора. Если испытания прошли успешно, то вперед, работать.

140 собак служат в Управлении ФСИН по Алтайскому краю, это не только немецкие овчарки, но и малинуа, белые швейцарские овчарки, ротвейлеры.

Все псы попадают в дом

Собаки в УФСИН делятся на розыскных и патрульно-розыскных. Розыскники – это элита, их задача – не только отыскать сбежавшего заключенного. Если на территории колонии происходит происшествие и на месте остается чья-то вещь, розыскник легко найдет владельца, где бы на территории он не находился. Патрульно-розыскные используются в карауле и охране объектов. Как говорит Вячеслав Дублей, подготовка у всех одинаковая, просто розыскники могут работать на большем расстоянии и дольше по времени. Еще есть собаки, обученные на поиск наркотиков.

За каждым кинологом в УФСИН закреплена одна собака: за старшим инструктором – розыскная, за инструктором – патрульно-розыскная. Если она уже скоро уйдет на пенсию, сотрудник получает второго пса, которого он начинает обучать. Работают инструктор и напарник только вместе. Выходить без собаки или брать чужую запрещено, так что если питомец приболел, то его хозяин, конечно, на работу выходит, но занимается не прямыми обязанностями. Кстати, даже если собака личная, то забирать ее домой после дежурства тоже нельзя – только в отпуск и то после подачи рапорта и с разрешения начальства.

Обычно кинологи работают сутки через трое, но с собаками видятся не только на дежурствах. Два раза в неделю у них обязательные занятия. При этом дважды в год кинологи и собаки проходят сборы и дважды в месяц контрольные проверочные занятия, на которых при необходимости дают замечания. Если за два месяца они не устраняются, то уже нужно определять, или собака не пригодна для службы или сотрудник – такое тоже бывает.

Рабочей собака считается до достижения восьмилетнего возраста, после этого каждый год ее ждет комиссия.

— Проверяем владение обонянием, агрессию, прохождение полосы препятствий. Если в розыске собаке уже тяжело, можем перевести в патрульно-розыскные. Бегать и искать уже не может, а сторожить – вполне, – рассказывает кинолог.

Ну а после выхода на пенсию 99 процентов четвероногих сотрудников переезжают в семьи своих напарников.

Фото Ярослава Махначёва