Первые шаги к возобновлению служб в Покровской церкви были сделаны в ноябре 1943 года

Ноябрь 20 15:44 2020

Первый камень в фундамент Покровского храма заложили в августе 1898 года. В 1904 году он был достроен и освящен. Следующие десятилетия в нем молились, крестились, венчались наши прародители. В 1939 году церковь закрыли, разрушили колокольню и купола с крестами. Самую глубокую печаль верующие испытали накануне Великой Отечественной войны, когда храм, как и все другие в Алтайском крае, был закрыт. А самую большую радость – в 1944 году, когда вновь открыли и вторично освятили Покровский собор.

Покровская церковь была открыта одной из первых на территории региона и оказалась самой большой из всех оставшихся барнаульских храмов, благодаря чему и получила статус кафедрального собора Барнаульской и Алтайской епархии.
Фото предоставлено Владимиром Черных

Предшественница Покровского кафедрального собора – скромная деревянная Покровская церковь – была построена в 1863 году на территории так называемой Заячьей слободы. Здесь, на западной периферии Барнаула, в то время оседали переселенцы, которые часто не имели документов и не славились толстым кошельком, потому не могли поселиться ближе к центру. Шли годы, население Прудских переулков росло, церковь уже не могла вместить всех. Тогда-то и было принято решение о возведении нового здания, каменного. Когда всем миром собрали необходимую сумму, с умом подошли к строительству. Поскольку раньше в этих местах был пруд (грунтовые воды до сих пор проходят очень близко к поверхности), в основе храма установили сваи. Стены строили в метр шириной, предварительно вымачивая кирпичи. В результате здание получалось настолько крепким, что разобрать его по кирпичику теперь практически невозможно.

Икону – в сундук

Самые сильные гонения при советском режиме церковь переживала в 30-е годы ХХ века – храмы закрывали и разоряли, священнослужителей расстреливали или отправляли в лагеря, обвиняя в контрреволюционной деятельности. К концу десятилетия в стране осталось лишь четыре правящих епископа, а на территории Алтайского края – ни одной действующей церкви.

— Все обряды совершали подпольно – собирались в доме у какой-нибудь бабушки и молились, – рассказывает председатель комиссии по культуре Барнаульской епархии, протодиакон Покровского кафедрального собора Владимир Черных. – Носителем веры тогда было именно пожилое поколение, священников не было – все они были репрессированы.

Барнаульские церкви закрывали, но верующим удалось схоронить часть икон, облачений и священных сосудов. Так, сегодня в Покровском соборе есть дореволюционные иконы и церковные чаши.

— Прятали, как могли: в сундуках, на крышах, в чуланах, – продолжает Владимир Черных. – Года два назад ко мне обратился человек – принес старинную икону. Он нашел ее на чердаке и не знал, что с ней делать. Сколько лет хранилась!

Сами по себе иконы для советской власти интереса не представляли – непригодные для бытовых нужд уничтожались, другие же использовались не по назначению. К примеру, Коробейниковская Казанская икона Божией Матери, которая считается величайшей алтайской святыней, какое-то время служила половицей, когда храм использовали под зернохранилище.

До закрытия церквей на алтайской земле функционировало около четырех сотен храмов. Только 11 из них смогли возобновить деятельность после указа Сталина, в том числе и Покровский собор – тогда единственный в Барнауле.

Новая история

В 1943 году Иосиф Сталин коренным образом пересмотрел свои взгляды на Русскую православную церковь и в сентябре провел встречу с представителями РПЦ. Ее результатами стали возвращение священнослужителей из лагерей и с фронта, проведение Архиерейского собора, избрание патриарха Московского и всея Руси, образование Совета по делам РПЦ. Шаги эти были не спонтанными – они совершались в расчете на формирование позитивного имиджа государства в глазах других стран и на перевод отношений с церковью в правовое поле. Председателем Совета по делам РПЦ был назначен полковник НКГБ СССР по фамилии Карпов. Во всех регионах страны были определены уполномоченные, которые проводили государственную политику по отношению к церкви на местах.

Для открытия прихода необходимо было подать ходатайство от лица не менее 20 человек в крайисполком. В Барнауле сформировался актив во главе с Параскевой Фроловой, избранной председателем церковного совета. Главный вопрос, который обсудили на первом собрании общины, касался церковного помещения – Покровскую церковь рассматривали не в первую очередь, поскольку она находилось в плачевном состоянии: купола и колокольня разрушены, окна выбиты, пол прогнил. Пробовали просить более уютную Знаменскую церковь, но общине отказали, так как в ней располагался архив НКВД.

Покровскому храму повезло в том, что церковь не использовали не по назначению. Известно, что, например, в Коробейниково церковь превратили в зернохранилище, в Камне-на-Оби – в ликероводочный завод.

Ликовал и радовался

Официальная бумага о передаче здания Покровской церкви барнаульской общине была выдана в феврале 1944 года, однако допускают, что фактически это случилось раньше.

— Освящение состоялось 26 марта этого же года. В сжатые сроки общине удалось подготовить помещение храма к великому освящению, что было очень непросто, – аргументировал отец протодиакон. – Чин освящения возглавил архиепископ Новосибирский и Барнаульский Варфоломей (Городцев). Владыка оставил записи в своем дневнике об этом событии: «при громаднейшем стечении народа, радовавшегося и этому торжеству, и вообще открытию церкви» совершилось освящение.

Наконец верующие смогли вздохнуть спокойно и совершать обряды без оглядки на ворота в паническом ожидании «черного воронка» и тотального контроля со стороны советской власти.

К слову, по примеру Покровского собора верующие объединялись и подавали множество ходатайств на открытие алтайских храмов, но почти все получали безапелляционный ответ, что ходатайство рассмотрено, но отклонено. Как оказалось, было принято решение, что 11 церквей для Алтайского края более чем достаточно, потому обращения, касающиеся других храмов, больше не рассматривали в принципе – в сентябре 1947 года открыли последний храм в селе Петровка Троицкого района и закрыли тему.

Покровская церковь вновь открылась в 1944 году, тем не менее прихожане постоянно помогали солдатам – деньгами, одеждой, продовольствием. За это Параскева Фролова, председатель церковного совета, была награждена благодарностью архиепископа Новосибирского и Барнаульского Варфоломея.