Читает ли Андрей Мерзликин стихи своего однофамильца и почему не хотел играть в «Калине красной»

Ноябрь 17 11:41 2020

С Алтайском краем актера театра и кино, заслуженного артиста России Андрея Мерзликина связывают давние отношения – и рабочие, и дружеские. Приехав однажды в качестве почетного гостя на Шукшинские чтения, он с тех пор бывает тут ежегодно.

В Барнаул Андрей Мерзликин приехал на пару дней.
Фото Ярослава Махначёва

Без паники

Андрей Мерзликин уже был участником программы «Человек Земли» совместно с оркестром «Сибирь», он играет в спектакле «Калина красная» в театре «Русская песня». В этом году Мерзликин вместе с Государственным молодежным ансамблем песни и танца Алтая представил новую программу в честь Дня народного единства. Его нынешний визит в Барнаул был скоротечным, всего-то два дня. В день приезда прошла первая совместная генеральная репетиция с небольшим присутствием зрителей, во второй – уже сама премьера, а следующим утром актер улетел домой. Как говорит сам Мерзликин, сейчас настроения для отдыха и прогулок нет, все внимание направлено на поиск работы, которой сейчас из-за пандемии немного.

— Андрей, как вы определяете для себя, успешной получилась работа или нет?

— Есть два критерия – творческий успех и экономический. Последний меня интересует меньше, но куда деваться. В идеале все должно сходиться в одну точку. Когда постановка собирает полный зал, то и дирекция довольна, и программа живет. Что касается нашей работы с ансамблем песни и танца Алтая, то это, скорее, программа штучного характера. При создании мы задумались, как можно не просто развлечь зрителя, но и поговорить о смысле жизни, о том, откуда идут наши корни. Плюс ко всему пандемия, о которой уже надоело говорить, повлияла на все, в том числе и на театральную жизнь. Несколько дней назад мы в Москве показывали «Калину красную» – первый раз за полгода. Так что программа в Барнауле для меня – возможность выйти на сцену в новых условиях, когда процесс репетиций идет онлайн и предстоит за короткий период, только встретившись, что-то сделать вместе.

— В глубине души опасений ехать в связи с эпидобстановкой не было?

— Они есть, но работа есть работа. Не надо поддаваться панике, унынию. Нужно дело делать, но, конечно, правил безопасности никто не отменял. У меня тоже есть семья, родители, так что к этому вопросу отношусь серьезно.

Главное — интерес

— Буквально месяц назад вышел новый сериал с вашим участием «Территория». Когда его снимали?

— Осенью прошлого года в Пермском крае.

— Вам везет с интересными местами, где работаете – Алтай, Байкал, теперь Пермь.

— Это точно, даже не знаю, я выбираю места или они меня. Конечно, это уникальная возможность увидеть не только популярные туристические места, но и то, что обычно гостям не показывают. А благодаря прекрасной операторской работе в сериале можно увидеть всю красоту Пермского края.

— Сериал вышел одновременно и на канале «ТНТ», и на одной из интернет-платформ, которые продюсеры используют все чаще. Для вас принципиально, где выходит фильм, в Интернете или по ТВ?

— Не принципиально, я всего лишь исполнитель. Конечно, в Интернете больше возможностей избежать цензуры при реализации проектов. Но по зрительскому охвату и экономическому потенциалу с телевидением эта форма не сравнится, особенно если говорить о центральных каналах. Там и рейтинги выше, и успех. Но для меня это тоже вторично, важнее роль и мой интерес к проекту.

— А что вызывает интерес?

— Что-то новое, необычное. Например, какой-то исторический проект – таким был Шуйский в «Годунове». Еще – роль драматурга Александра Вампилова в «Облепиховом лете». Они чем-то похожи с Шукшиным, только Вампилов младше. Но у обоих военное детство, расстреляны отцы, оба решили пойти в литературу. Конечно, был риск соглашаться на эту работу, и поначалу я отказывался, но в конце концов согласился. Результат мне понравился.

— Вы и от роли Егора Прокудина поначалу отказывались.

— Было сложно морально настроиться на такую работу. Неприкосновенный материал, требующий трепетного отношения, чтобы не получился ремейк, пародия. В театре мы нашли формат, в котором можно было работать, у нас главная героиня не Прокудин, а Люба Байкалова, это олицетворение русской женщины, способной спасти, понять любого, достучаться до того доброго, что живет так глубоко, что человек сам уже об этом забыл.

— У вас в послужном списке несколько десятков ролей. А начиналось все с бандита Димона Ошпаренного в «Бумере» 17 лет назад. Вам эта роль потом не мешала?

— Мне мешало амплуа, а роль мне нравилась – сложная, драматическая, с непростым структурным характером. Это была моя первая настоящая главная роль. Рад, что режиссер Петр Буслов доверил ее мне, может даже авансом, но она меня сделала как актера, многому научила. Ее эхо до сих пор слышно. Иной раз люди говорят, что смотрели многие фильмы с моим участием, но подойти и не сказать «Димон» они просто не могут. Не обидно абсолютно.

В Барнауле Андрей Мерзликин встретился с тремя семьями, в которых воспитываются дети, страдающие спинальной мышечной атрофией, и собираются средства на дорогостоящие препараты. Актер пообещал разместись посты о барнаульских детях на своих страницах в соцсетях и провести прямой эфир в Instagram. Мерзликин стал участником движения Stars for SMA, которое организовали его коллеги по актерскому цеху.

Бандитское эхо

— Вы на Алтае бываете часто, но в основном по работе. Не хотите, как Павел Деревянко, приобрести тут землю, начать строить дом?

— В этом году летом на Алтай я приезжал отдыхать, не работал. Сейчас столько уютных маленьких классных гостиниц, домов, где так радушно встречают, где ты уже заводишь дружбу с их хозяевами, что порой уже не понимаешь, на Алтай хочешь или к конкретному человеку. Один угощает, другой покажет тебе неизведанные места. Паша молодец, но я уже выбрал место, где живу. Дом – это то, за чем ухаживают, что требует большого внимания и времени. Приезжать и заниматься ремонтом, стройкой – у меня нет на это смелости.

— Вы сегодня утром прогулялись по городу, в Instagram выложили фото с площади Советов. Прохожие узнавали?

— Самое интересное, что даже в маске узнают. Рядом с гостиницей, где я живу, есть кофейня. Зашел в пальто, шапке, маске. Для меня секрет, как во всем этом можно узнать человека. А мне говорят: «Андрей, как здорово, что вы зашли, можно сфотографироваться»?

— Во время одного из приездов на Алтай вы узнали о поэте Леониде Мерзликине и хотели познакомиться с его творчеством. Удалось?

— Да, стихи нашел. Но хотел побывать еще в библиотеке его имени, пока не получилось. Летом она была закрыта из-за пандемии. Хотел, чтобы люди, которые знают о нем много, может быть, были знакомы с ним, что-то рассказали.