На творчество мастерицу Ульяну Уварову вдохновляет мир вокруг

Ноябрь 13 13:55 2020

Традиционно в месячник «Белая трость» в Барнауле открывается выставка работ, изготовленных талантливыми людьми с нарушениями зрения. В этом году одна из ее участниц – Ульяна Уварова, которая в творчестве черпает энергию и силы, через поделки дарит свои тепло и доброту окружающим.

Фото Андрея Чурилова

Все – из головы

О себе Ульяна Уварова говорить не любит – скромничает. Ей больше нравится рассказывать о своих увлечениях, коих немало. Например, она любит петь, с радостью украшает зал Барнаульского местного отделения Всероссийского общества слепых к праздникам, любит оригинально сервировать стол и постоянно осваивает новые техники рукоделия. Последнее, на что вдохновилась, – оригинальные шкатулки с куклой Барби на крышке.

— Идея не новая, я ее подсмотрела у других мастериц, но адаптировала под себя, – признается Ульяна Уварова. – На самом деле тут нет ничего сложного – на одно изделие уходит дня два – и то, если не все время над ним сидеть. В его основе – какой-нибудь контейнер, подойдет даже из-под салата. Обтягиваю его подходящей тканью, подкладывая синтепон и поролон. Для крышки обрезаю обычную пластиковую бутылку, туда закрепляю обезноженную игрушку и уже потом начинаю думать про наряд. Самое главное условие – подол юбки должен полностью скрывать саму шкатулку.

Эта часть – самая интересная. Платья, в которых куклы красуются на витринах, ни в какое сравнение не идут с теми, что шьет барнаульская мастерица. Ни по качеству ткани, ни по дизайну, ни по уровню изготовления. Все дело в том, что там конвейерное производство, а здесь индивидуальный подход и ручная работа.

— Идеи для нарядов беру из головы, нигде не подсматриваю, – улыбается рукодельница. – Часто сначала рождается образ, понимание, что именно хочу сделать, например, цыганку. Уже потом, когда приду в магазин за тканью, понимаю, какие именно цвета хочу совместить, как оформить, чем разбавить.

Самую первую куколку она изготовила ко дню рождения дочери. На ней было платье из нежного белого кружева, с подолом, изящно оформленными рюшами. Почти за полгода увлечения такими шкатулками их вид сильно не изменился, разве только требования к материалам и собственным умениям у мастерицы стали более высокими.

— Первая куколка была дешевой, все-таки пробный вариант, – поясняет Ульяна Владимировна. – Потом перешла на более качественные игрушки, те совсем неказистыми оказались. Пробовала использовать швейную машину, но она у меня барахлит, руками аккуратнее получается. От горячего клея тоже отказалась: я ведь вижу не очень хорошо, он быстро застывает, еще и волокна тянутся из него. Перешла на универсальный, с ним мне комфортнее работать, особенно если что-то пошло не по плану – он очень легко удаляется с ткани.

И прически, и украшения, и головные уборы кукол – тоже воплощенная в жизнь фантазия Ульяны Уваровой.

Надо сделать!

В последнее время мастерица к кукольным шкатулкам несколько охладела – уже не знает, какой образ воплотить в жизнь, кажется, все перепробовала. Теперь мечтает освоить что-нибудь новенькое – начать вышивать лентами или сделать ожерелье из бисера. К слову, бисер для участницы выставки – материал давно знакомый.

— Как-то шла по улице, увидела, что бабушка продает икону, вышитую бисером. Такая красивая! – и сейчас восхищается собеседница. – Подумала, что надо сделать, и вышила Казанскую икону Божией Матери. Это была моя первая работа в такой технике, я ее с нуля осваивала, никогда раньше дела с ней не имела. Готовую оформила в рамочку и отвезла крестной.

Потом сделала именные сыну и дочери, попробовала делать пейзажи, потом стала плести букеты, цветочные корзины, деревья – и на новой выставке такие композиции остаются украшением. Среди них – береза в инее. Вышла из подъезда – стоит, красавица! Как не сделать? – улыбается Ульяна Уварова.

Теплота во мне

Творческая жилка в семье Ульяны Владимировны – наследственное: бабушки по маминой линии, две сестры, очень красиво пели, мама, хоть и потеряла зрение в пятилетнем возрасте, и шила, и стряпала, и крючком вязала.

— Я вот крючком пока не могу, только спицами – это еще в школе освоила, кофточки-носочки для меня ерунда. Но и этому научусь, дойдут руки, – отмахивается собеседница. – Работать сажусь, как правило, у окна, мне нужен дневной свет, при искусственном не могу. Рядом у меня всегда большая линза – вдруг что-то не разгляжу.

В последнее время творчество – отдушина для Ульяны Уваровой. Раньше у нее была третья группа инвалидности, и женщина работала помощником повара в Алтайской краевой офтальмологической больнице, потом ушла кормить больных, а когда появились проблемы с ногами, приняла решение оставить работу. В 1999 году зрение упало еще, присвоили первую группу инвалидности.

— Может быть, это наследственное, – пожимает плечами Ульяна Владимировна. – У мамы-то проблемы с глазами возникли из-за кори, а папа с военных лет, ему было всего полгода, жил в детдоме, он о себе ничего и не знает. Ослеп совсем уже в 1970 году. Страшно было, конечно, да куда деваться? Год назад еще муж умер. Дети выросли, у них свои семьи, вот мы и живем вдвоем с кошкой Мурыськой. Она не мешает мне, к лентам и ниткам не лезет, только когда есть захочет, лапкой меня поскребет, мол, все, заканчивай. Творчество спасает меня от грустных мыслей, помогает верить во все хорошее, сохранить и подарить людям вокруг теплоту, которая живет во мне. Знаете, сколько я всего друзьям-знакомым передарила? Не перечесть!

Ульяна Уварова: «Меня все вокруг вдохновляет. Это только кажется, что один день похож на другой, а все предметы всегда одинаковые. Нет, всё всегда разное, надо просто подметить».