В коллекции ГХМАК находится около 80 работ известного алтайского художника

Октябрь 06 13:25 2020

В Художественном музее открылась выставка, посвященная 90-летию Фёдора Торхова – классика алтайского искусства, создавшего удивительные пейзажные образы Алтая и обширную портретную галерею его жителей.

Выставку, посвященную 90-летию Фёдора Торхова, посетила внучка мастера Алиса.
Фото Натальи Катренко

Всего на выставке представлено 22 работы мастера. При их отборе сотрудники музея преследовали цель отобразить эволюцию впечатлений Фёдора Торхова об Алтае, продемонстрировать – как расширялось восприятие художника, как увеличивался круг интересующих его тем.

— Выставку мы назвали концептуально: «Большой Алтай Фёдора Торхова», выводя на первое место пространственные смыслы, – пояснил старший научный сотрудник ГХМАК Евгений Пешков. – Дело в том, что художника всегда интересовал разный Алтай – и Алтайский край с его степями и предгорьями, и Горный Алтай с его высокогорными хребтами, реками и озерами, а также Алтай казахстанский, монгольский и даже гобийский, переходящий в бескрайнюю пустыню.

9 октября в Художественном музее (ул. Горького, 16) состоится вечер памяти Фёдора Торхова, где пройдет презентация каталога произведений художника в собрании ГХМАК. Выставка продлится до 25 октября (6+).

Представленные на выставке работы показывают разные этапы творчества мастера. Здесь можно увидеть и легкие этюды, созданные Фёдором Торховым в то время, когда он только приехал на Алтай, будучи выпускником Ташкентского художественного училища, и полотна на довольно популярную в середине прошлого века сельскохозяйственную тему. Однако в каждую из работ автор вкладывал свои смыслы. К примеру, полотно «Алтай. Ильичёво поле», до 2014 года украшавшее фойе аэропорта, на первый взгляд может показаться наивным. Однако, как рассказал Евгений Юрьевич, за ним стоит история нашего края.

— Поле, изображенное на полотне, находится на территории Родинского района, – пояснил он. – Именно оно было вспахано в начале 1920-х годов первым трактором на Алтае. В ту пору на нашей территории создавались первые коммуны. Председателю одной из них удалось побывать на приеме у Ленина, где он обратился к Ильичу с просьбой предоставить хозяйству трактор. Им-то и было вспахано первое поле. Это событие изобразил Фёдор Семёнович, до последних дней жизни чтивший идеалы социализма, а потому в своих работах стремившийся демонстрировать успехи социалистического строительства.

На выставке можно увидеть и работу «Строительство первой насосной», посвященную возведению Кулундинского канала, несколько полотен посвящено Барнаулу («Морозный день в Барнауле», «Первомайская демонстрация»). Но из представленного собрания видно, что уже в 1960-х годах художник всерьез увлекся темой Алтая – сначала он изображал будни сельхозпредприятий, а затем на его полотнах появляются далекие, высокогорные пейзажи. На выставке есть и одни из первых работ на эту тему – «Корни кедра», «Пазырыкские курганы», «Тайменье озеро». Известно, что немало времени мастер провел и на Телецком озере. Однако до недавнего времени в музейной коллекции не было ни одной работы, посвященной этому уникальному уголку природы Алтая. Лишь в этом году в фонды музея поступило незнакомое широкой публике фундаментальное полотно художника «Утро на Телецком озере», которое до этого хранилось в одной из барнаульских библиотек.

Отдельный раздел выставки занимают работы, созданные Фёдором Торховым на территории Монголии – региона, который художник изъездил вдоль и поперек. Представлены здесь и портреты, демонстрирующие интерес художника к таким глобальным темам в его творчестве, как Великая Отечественная война («Ветеран 5-й гвардейской дивизии Семён Торхов», где художник изобразил своего отца) и освоение Космоса («Портрет Героя Советского Союза, летчика-космонавта Василия Лазарева»).

Дмитрий Петренко, председатель краевого отделения Союза художников России: «Фёдор Торхов – представитель серьезной, вдумчивой эпохи в искусстве. Для него искусство не было игрой, оно было позицией, гражданской ответственностью. Все, что он делал, было не на продажу, это было служением, миссией».