20 лет в любую погоду приходит на Свято-Никольский источник матушка Анфия

Сентябрь 21 11:55 2020

Свято-Никольский источник знают многие. Благодаря матушке Анфии это место, к которому когда-то приходили паломники со всей страны, снова ожило, снова здесь побежала вода, распустились цветы.

Матушка Анфия.
Фото Ярослава Махначёва

Долгая дорога

Невысокого роста, черный платок на голове, добрые морщинки в уголках глаз, внимательно изучающий тебя взгляд – матушка Анфия уже ждет меня у подъезда. Просьбе рассказать о себе и о Свято-Никольском источнике матушка немного удивилась. В итоге договорились, что вместе съездим туда.

Перед тем как сесть в машину, матушка осеняет ее крестным знамением. Живет от источника, который находится в проезде Канатном, она неблизко. Пока могла, добиралась сама. Сейчас уже ноги не те. В феврале ей исполнится 90. Уже было хотела бросать свое доброе дело, да владыка попросил остаться, чтобы порядок был. Поэтому матушка просит кого-нибудь, чтобы довезли до места, а потом – чтобы вернули домой. Добрые люди всегда откликаются.

По дороге попутчица спрашивает меня об отношении к вере. Честно признаюсь, что некрещеный. Замечаю в зеркале заднего вида строгий неодобрительный взгляд. Но уже у источника на ее лице появляется улыбка.

— А вы дорогу сюда хорошо знаете. Бывали здесь? – и, получив утвердительный ответ, матушка начинает свой рассказ.

Тоненькая ниточка

К вере она пришла не сразу. Родилась схимонахиня Анфия (ее мирское имя – Анастасия Игнатьевна Сергеева) в Ребрихинском районе. Работала в колхозе, провожала мужчин своей семьи на фронт, вышла замуж, воспитывала детей, все в люди вышли. В Барнаул перебралась в 1970-е, стала работать в санатории, где, что удивительно, занималась цветами – будто было в этом какое-то пророчество. Однажды пришла на службу в Покровский собор, и с тех пор вера стала ее жизнью.

А на святой источник она пришла случайно, с соседкой, воды набрать.

— Вот видите, какие там клены? – матушка показывает на целый лес на берегу Барнаулки вдали. – Вот и тут такая чаща непролазная была. А я еще астмой болела. Сил не было обратно идти. Уже думала, тут останусь. А мне потом лучше стало, лучше. И я в следующий раз пришла, и еще. И начала тут что-то делать. Стала траву рвать, чтобы водичке дорогу дать.

Чтобы дорогу эту не затоптали, натянула тонкую ниточку. Траву рвала руками. Решила посадить цветы, а чтобы они прижились на здешней песчаной почве, сама ведрами носила плодородную землю. Сколько переносила – страшно вспоминать.

— Я даже не думала увидеть, как эти рябинки зацветут, а они какие поднялись! Вот только одна что-то в этом году подгорела от солнца, прошлым летом прямо огненная была, – сокрушается матушка, показывая на рябину около трапезной.

— Никто вам тут не пакостил? – интересуюсь у матушки Анфии.

— Цветы не выкапывали. Не было такого, или, может, не помню уже. Вот компании собирались, выпивали, сквернословили. Я с ними по-доброму поговорила, но и немножко построжилась. Поняли. На следующий день прихожу – ни бумажки.

Есть здесь и купель, уже третья по счету. А первую тоже построила сама.

— Как-то увидела: женщины палки поставили, старые простыни натянули – купаться хотели. Жалко их стало. И решила построить купель. Я здесь и плотницкое ремесло освоила.

— Да вы настоящий талант, – замечаю я.

— Нет, я ничего не умею, это моими руками Бог и Матерь Божия управляют. У меня никогда и плана не было, что делать, что где посадить, они меня ведут, – говорит матушка Анфия.

— А что сегодня будете делать?

— Да вот тут протереть надо, – показывает она на оградку. – А там уже трава понаросла.

А зимой матушка тут долгое время сама чистила снег. Несколько лет назад ее от этой работы освободили, поручили другим. Зато теперь зимой она строит тут рождественский вертеп.

Свято-Никольский источник.
Фото Ярослава Махначёва

Добрая помощь

— А вот мой домик, – показывает матушка на собственноручно построенную подсобку, в которой она прятала инвентарь и сама укрывалась от дождя и ветра. – Я сюда убиенных своих перенесла, которых нашла.

Матушка Анфия несколько лет назад, работая тут на участке, нашла человеческие останки. Лопата обо что-то стукнула. Череп оказался, потом второй. В годы сталинских репрессий на этом месте расстреливали священнослужителей, монахов и монахинь монастыря иконы Казанской Божией Матери, здесь же их и хоронили. Сейчас останки покоятся в костнице. Когда здесь построят храм – такой план есть – останки перенесут туда.

Когда матушка впервые сюда пришла, здесь стоял только старенький крест да иконочка. Доски на новый крест дал батюшка Николай Войтович. Сама соорудила оградку, небольшую, синенькую. Потом, как у Покровского собора решили ставить новую ограду, старую попросила сюда, к источнику, а прежнюю разобрала и аккуратно перенесла чуть выше, где сейчас могилы других невинноубиенных.

Конечно, есть те, кто матушке помогает, ту же плитку уложить. Но всем «руководит» сама. Только за прилегающую территорию отвечает епархия.

— Как-то пешком шла на трамвай мимо детского садика, там у них всякие избушки наделаны. Увидела одну, пошла в первое депо к тамошнему плотнику и давай просить, чтобы такую же сделал. Вот так у нас тут трапезная появилась. Бог мне помогает. Надо было арочку новую поставить, ее уже собрали, лежала готовая. А как я ее подниму? Подошла к кресту, помолилась, смотрю – бегут мимо шестеро спортсменов. Мне таких и надо было. Я правду говорю! Их Дух сюда привел. Помогли мне, все точно поставили, калиточка закрывается, – рассказывает матушка Анфия.

Чтобы водичка не переводилась

— А что ж без бутылочки? – интересуется у пришедших на источник людей матушка. Надо сказать, что даже сейчас, в будний день, их здесь хватает. В выходные и вовсе очередь за водой.

— Да мы проездом. Теперь будем знать, – оправдываются гости.

А я тем временем аккуратно интересуюсь, как правильно набирать святую воду. В моем представлении приходить с пятилитровками сюда как-то неправильно.

— Наоборот, я даже ругаю тех, кто идет с маленькой бутылочкой, – возражает матушка. – Да ты же на машине, набирай больше, чтобы эта вода не выводилась на столе. Она освящает все в доме.

Ну а сама матушка Анфия делает все, чтобы Свято-Никольский источник жил, бежал вниз по склону ручеек жизни.

По легенде, в далекие времена путник, шедший кромкой барнаульского бора, увидел столп огненной воды, а в нем святителя Николая Чудотворца, здесь же он обнаружил родник. Недалеко от источника был воздвигнут женский Богородице-Казанский монастырь, храм в честь иконы Казанской Божией Матери, а на самом источнике – часовня Николая Угодника. Часовня исчезла в 1928 году, а на территории монастыря в 1925 году была организована тюрьма. Возможно, одно из бывших монастырских строений служило накопителем перед расстрелом.