Об эфемерности телевидения, поиске пути, долге перед Крапивиным и любви к Алтаю

Сентябрь 11 15:54 2020

В рамках Всероссийского шукшинского кинофестиваля наш город посетил Евгений Бедарев – известный режиссер и сценарист, наш земляк, который почти 20 лет назад уехал из Барнаула покорять Москву. Символично, что в 2007 году его первый фильм «В ожидании чуда» показывался именно на этом фестивале и получил диплом «За лучший кинодебют». Теперь же Евгений оказался по другую сторону фестивального экрана – перед зрителями он предстал в качестве жюри конкурсной программы.

Фото Натальи Катренко

Все началось с «Хоббитов»

— Евгений, часто бываете в Барнауле?

— Два-три раза в год заезжаю сюда по дороге к родителям, которые живут в Веселоярске. В этом году я в Барнауле в третий раз. В феврале был здесь в рамках большого промотура из Владивостока в Севастополь с фильмом «Счастье в конверте» (режиссер этой ленты – Светлана Суханова, я выступал в ней в качестве сценариста). Потом приезжал в мае, и вот я снова здесь.

— Вы перебрались в Москву вместе с братом – актером и сценаристом Дмитрием Бедаревым. Как так вышло, что два человека в одной семье одновременно увлеклись кино?

— Скорее, это было по очереди (смеется. – Прим. авт.). Все началось с местного телевидения, а точнее, с «ТВ-плюса», где работал Дима. Я же вместе с Игорем Головановым запускал тогда музыкальный канал «Экспресс», куда пригласил брата в качестве ведущего. В ту пору я очень болел телевидением. А потом вдруг понял, насколько оно эфемерно – делаешь программу, переживаешь, а она прошла, и через два дня все про нее забыли. Надо браться за следующую. Но не это повлияло на мое желание стать режиссером. Решение пришло ко мне в 29 лет, когда прочел книгу Паоло Коэльо «Алхимик». Вдруг понял, что эта книга написана специально для меня, что пришла пора искать свой путь в жизни, должен стать режиссером. Буквально на следующий день объявил своим друзьям, что в сентябре улетаю в Москву учиться. Мне предстояло поступить на Высшие курсы сценаристов и режиссеров, в мастерскую Аллы Суриковой и Владимира Фокина. Потом в Москву переехал и брат.

Но первые мысли о кино меня посетили еще во время учебы на истфаке педагогического университета. Помню, мы проходили археологическую практику в Сентелеке, куда я захватил с собой «Хоббитов». Читая их, представлял, как здорово можно было бы все это экранизировать именно в нашем алтайском пейзаже.

Дискомфорт противопоказан

— Известно, что вы сами себе режиссер и сценарист, а потому очень требовательны к предложениям со стороны. Какими качествами должен обладать сценарий, чтобы понравиться вам как режиссеру?

— Самое главное, чтобы был свет. И еще мне должно быть интересно работать в предложенном жанре. Так, среди снятых мною фильмов лишь два созданы не по моему сценарию. Это детективный сериал «Шуберт» про звукорежиссера с уникальным слухом по имени Шура Бертенёв, а сокращенно – Шуберт, и «Новогодние сваты» – что-то вроде мюзикла с его условным, декоративным сюжетом. Прежде в таких жанрах мне работать не доводилось.

— А есть ли фильмы, снятые по вашему сценарию другими режиссерами за исключением «Счастья в конверте»?

— Нет, потому что я не пишу на продажу. Стараюсь руководствоваться исключительно своими желаниями. Бывает, когда написанная тобой история с кем-то пересекается, в ком-то отзывается. Но всякий раз наши пути почему-то расходятся. Поэтому я стараюсь не делать то, что мне не нравится. Иначе меня буквально выворачивает. А если начну себя переламывать, обязательно заболею. Мне противопоказан дискомфорт.

— Над чем работаете сейчас?

— Задумок много. И пока все проекты находятся на стадии обсуждения – подыскиваются инвесторы, утверждаются концепции. Но есть мечта, которую я пока не могу осуществить и очень об этом сожалею. Дело в том, что довольно давно я задумал снять фильм по моему любимому произведению «Застава на Якорном поле», еще в детстве прочитанному в журнале «Пионер». Увы, недавно ушел из жизни автор этой повести Владислав Крапивин, а мой сценарий так и остался невоплощенным. Хорошо помню нашу с ним встречу – для того чтобы соблюсти авторские права, я нагрянул к Владиславу Петровичу в Тюмень, мы с ним пили виски, ели вкусные чебуреки, много разговаривали. И хотя снять детское кино в нашей стране не так-то просто, я все же очень надеюсь, что этот прекрасный проект дождется своего часа. Если продолжать список книг, которые мне очень хотелось бы экранизировать, то это, безусловно, фэнтези. Да, я тот самый человек, который этому жанру не изменил.

Не хотелось бы примазываться

— Вы всегда говорите, что вам не по душе фильмы, в которых обнажаются социальные проблемы. Но разве Шукшинский кинофестиваль может обойти такое кино стороной?

— Я не против социальных проблем. Скорее, мне не по душе фильмы, где нет надежды, света, где сплошная безысходность. Не люблю, когда в кинозале мне на голову выливают ведро помоев. К сожалению, из такого кино чаще всего и формируют программы наших кинофестивалей. Но здесь, на Шукшинском, все оказалось не так. В афише были заявлены фильмы довольно светлые, хотя порой и проблемные, сложные. Удивило и то, что среди конкурсных лент было немало детско-подросткового кино: «Залиния», «Отряд Таганок», «Смотри как я», «Я свободен».

— Вас часто ставят в один ряд с Шукшиным, Золотухиным и другими нашими именитыми земляками, уехавшими в Москву и добившимися там успеха. Как вы чувствуете себя в таком ряду?

— Мне совсем не хотелось бы примазываться к этим глыбам. Могу лишь сказать, что я очень люблю свою родину, стараюсь воспевать ее в своих фильмах. А то, что на Алтае проходит такой фестиваль – это круто. Ведь он и творческие силы притягивает, и край славит, да и нас, зрителей, возвращает к неким истокам, к важным мыслям. Глядишь – и Шукшина пересмотрим и что-то новое поймем.

Евгений Бедарев – один из немногих российских режиссеров, снимающих кино для детей и родителей. На его счету фильмы «В ожидании чуда», «Тариф «Новогодний», «Домовой», «Новогодние сваты», сериалы «Пока цветет папоротник», «Шуберт», «Беловодье. Тайна затерянной страны» и др.