Представитель Международной федерации гребли о водном пути Барнаула и тренировках с детьми

Сентябрь 09 15:31 2020

Аднан Алиев, представитель Международной федерации гребли (ICF), в последние три года в Барнауле бывает регулярно. Он один из тех, кто помогает в развитии нашего гребного канала, организации этапа Кубка мира. Во время последнего приезда в краевую столицу болгарский каноист еще и успел провести небольшой мастер-класс для детей вместе с двукратным чемпионом мира Андреем Крайтором.

Фото Ярослава Махначёва

Школа Крайтора

— Аднан, откуда так хорошо знаете русский?

— Выучил его благодаря Андрею Крайтору. В 2010 году мы вместе тренировались в Азербайджане, вот после знакомства с ним и начал изучать, честно говорю. Правда, сейчас, кроме как во время приездов в Барнаул, практиковаться в языке негде. Иногда еще по телефону с друзьями из России разговариваю.

— Вы по миру летаете часто. Сейчас, в пандемию, это стало сложнее?

— Нет. В Барнаул я нормально добрался. Единственное, хотел прилететь на день раньше, но потребовали справку об отсутствии коронавируса. Так что пришлось сдавать тест, ждать результат и из-за этого менять билет.

— На Алтае вы, кроме гребного канала, чтото видели?

— Нет. Дальше Барнаула я не выезжал.

Дорога к цели

— Когда вы впервые услышали про алтайскую греблю?

— В 2017 году, опять же от Андрея Крайтора. Он сказал, что здесь появился большой проект, энтузиасты, которые хотят его развивать.

— А когда первый раз сюда приехали, представляли, что все достигнет таких масштабов? Тогда ведь всего этого еще не было.

— Да, было еще далеко. Но картинка уже складывалась. Так что вы, может быть, и не представляли, а я примерно понимал, что будет в итоге. И сейчас Барнаул понемногу идет к цели. Еще есть над чем поработать, но развитие очевидно.

— И тем не менее гребной центр в Сибири – вас это не удивляет?

— Нет. Может быть, потому что первый раз я сюда приехал летом, видел воду. Пусть и было не особо жарко, плюс 16. Вот во второй раз я в Барнаул приехал в январе в разгар 30-градусных морозов, мы еще на снегоходе осматривали территории канала и школы. Те, кто приезжал со мной, оказались тут впервые. Вот им, наверное, было поначалу тяжело сопоставить эти морозы с греблей.

Максимальная цель

— В этот приезд вы провели мастер-класс для воспитанников СШОР Костенко, уже не первый. Виден прогресс детей?

— Да, рост есть. Но нужно больше соревновательной практики, а ездить далеко. Как раз современный канал должен помочь в этой проблеме, чтобы не вы ездили куда-то, а спортсмены из других регионов и стран сами к вам приезжали.

— Когда вы проводите тренировку, себя в таком возрасте вспоминаете?

— Конечно, снова хочется стать 12-13-летним и начать все заново. Но это уже история, о том, что тех лет не вернуть, я не особо жалею, я не слишком ностальгирующий человек. И так событий в жизни хватает, чтобы вспоминать о том, что было. Каждую неделю в разные точки мира летаю, только из-за пандемии все на какое-то время приостановилось.

— Ваша гребля с чего начиналась?

— Я начал тренироваться в 13 лет. Я из небольшого городка в 14 км от Пловдива, у нас был свой клуб. Там всегда были сильные гребцы, мой дядя тоже этим видом спорта занимался, я каноист во втором поколении.

— В Пловдиве установлен памятник русскому солдату. Вы в курсе, что его прототип, Алексей Скурлатов, из Алтайского края?

— Да. Но узнал об этом, только когда приехал на Алтай. Ваши коллеги мне даже книгу подарили об этом человеке.

— Почему вы, выступив в 2008 году на Олимпиаде за сборную Болгарии, потом стали представлять Азербайджан?

— Были определенные моменты бюрократического и политического плана. Я с ними был не согласен. Но долго в другой стране не смог, все-таки тяжело было поменять образ жизни, привычки, понимание культуры.

— Своей карьерой вы довольны?

— Нет, конечно. Думаю, мало тех, кто ею доволен, ну кроме ребят, которые пару раз призерами Олимпиады станут. Мы же всегда стараемся достичь максимума, победить везде.

Гребная наука

— После окончания карьеры вы пошли не в тренеры, а в спортивную науку. Не самый популярный путь. Почему пошли именно им?

— Не знаю. В школе хорошо учился, потом по программе меня отправили на учебу в Англию. И потихоньку стал развиваться в этом направлении.

— Сейчас вы чем занимаетесь?

— Развиваю центр гребли в Анталии. Еще берем на себя работу по логистике, построению работы, налаживанию тренировочного процесса в каких-либо местах.

— Гребля под ключ?

— Можно и так сказать.

— Где благодаря вам гребля сдвинулась с мертвой точки?

— Это не только благодаря мне, мы работаем командой. В той же Анталии когда-то была пара человек, занимающихся этим спортом. Сейчас – около 350. Причем со всего мира, и из Западной Европы, и из Восточной, и с постсоветского пространства. Такое раньше только в Америке было.

— А о тренерской работе, как тот же Крайтор, не думали?

— Были мысли, но сейчас другой уровень работы, который не позволяет этим заниматься. В какой-то момент, может быть, и начну.

Аднан Алиев – участник Олимпийских игр в Пекине 2008 года. Доктор наук в области спортивной биомеханики.