От бартера до рыночных отношений: ностальгическое интервью об успехах «Динамо» в начале 2000-х с одним из тех, кто к этому причастен

Сентябрь 04 16:18 2020

Евгений Панченко, экс-генеральный директор барнаульского «Динамо», один из тех, благодаря кому команда в начале нулевых из середняка зоны «Восток» превратилась в одного из фаворитов турнира. Из клуба ему пришлось уйти 15 лет назад. Сейчас Панченко живет в Санкт-Петербурге, но в курсе всех дел, происходящих в алтайском футболе.

На связи

Евгений Панченко работал в «Динамо» 10 лет, из них два года в должности генерального директора. Его уход из клуба – история темная. Официально он был уволен за нецелевое использование бюджетных средств, а что было на деле, вслух говорить не принято.

Какое-то время после ухода из клуба Евгений Панченко работал в Детской футбольной лиге, а потом уехал в Санкт-Петербург и, уже много лет его работа с футболом никак не связана. На Алтай он сейчас приезжает раз в год, на день рождения отца.

— Я обычно прилетаю, когда игр нет, — рассказывает Евгений Анатольевич. — А сейчас домашние матчи были, но помешал карантин, болельщиков не пускали. В прошлом году я видел контрольную игру с «Новосибирском» на стадионе «Лабиринт». А на официальных встречах «Динамо» не был уже лет пять. Но я в курсе событий, каждый день смотрю сайт «Алтайский спорт», другие источники. Вот ваше интервью с Евгением Щербаковым недавно читал. Понравилось, что он так откровенно рассказал о своей карьере.

— Щербаков, кстати, при вас же дебютировал в «Динамо». У вас с ним были сложности?

— Сложностями не назвал бы это, но было видно, что характер неординарный. У нас тогда было много талантливых ребят – Евгений Городов, Саша Яркин, Сергей Нестеренко, тот же Щербаков, Андрей Полянский. Он потом растворился где-то. Горбуновская школа – это как знак качества. У него и следующий выпуск, 1997 г.р., такой же сильный был.

— С кем-то из «Динамо» поддерживаете связь?

— Конечно, и с футболистами, и с сотрудниками клуба. Андрей Клименко, Олег Киушкин как-то в Питер приезжали, встречались. С Евгением Городовым виделся, когда он за «Ахмат» играл и на матч в Питер приезжал. Конечно, не скажу, что плотно на связи, но созваниваемся со многими, с днем рождения друг друга поздравляем.

— Олег Киушкин сейчас развивает ФК «Темп», вы в курсе?

— Знаю, рассказывали. Олег молодец, и тренер детский хороший, и организатор талантливый.

— «Темп» в перспективе хочет выйти на профессиональный уровень. Нужны Барнаулу две профессиональные команды?

— Конечно, в Барнауле должна быть одна сильная команда. Но ситуация сейчас такая, что и «Темп» необходим. Так что пусть дерзают! А как получится – время покажет. В этом вопросе очень много тонкостей.

— То, что зону «Восток» расформировали, не удивило?

— Нет. Жалко, конечно, но все к этому шло. Проблемы начались, еще когда я в «Динамо» работал. И хорошо, что нашли такой вариант с переводом команды в другую зону. Хотя бы появилась возможность поработать в нормальной среде, поиграть с сильными командами.

Лихие времена

— Евгений Анатольевич, вы же в «Динамо» оказались, можно сказать, случайно?

— Не можно сказать, а так и есть. Позвал меня в клуб в 1995 году тогдашний руководитель Геннадий Галкин на должность начальника команды. Отвечал за контракты футболистов, отношения с другими клубами, с ПФЛ, материальную базу. Вроде все просто, но в то время это имело свою незабвенную специфику. Денег практически не было, все вопросы решались по взаимозачету. Например, по линии администрации края в счет финансирования с БЛВЗ нам передавали 100 ящиков водки. Потом ее на склад и под реализацию. Иногда даже работникам в счет зарплаты выдавали. Или муку передадут, причем еще даже в виде посевов на поле. Показывают участок, где еще колосится пшеница – и мы уже ищем вариант, как убрать, увезти на мельницу, перемолоть, потом уже муку тоже реализовывали.

— Знаю, что за переход игроков клубы в то время то углем рассчитывались, то еще чем-то?

— Нам, кстати, уголь предлагали, уже не помню, за кого из футболистов. А мы сами особо игроков не брали. Первое большое пополнение было, когда прекратил существование барнаульский «Политехник-1992», и оттуда человек шесть к нам перешло, но они достались бесплатно. Платить за переходы стали позже, ближе к 2000-м годам. И то игроки к нам приходили либо свободными агентами, либо за смешные суммы. Но и жизнь уже была другая, более-менее нормальные финансовые отношения пришли.

Я начал ходить на «Динамо» в конце 1990-х, когда команда была середняком «Востока». Вскоре начался взлет. С чем он связан?

— Много факторов. И новый тренер Владимир Кобзев пришел, со своим видением игры и энтузиазмом, и игроки новые появились. И вообще четче стали обозначаться задачи, понимание того, что для их решения нужно. Увеличилось финансирование команды. В футболе, как в любом деле, сначала вкладываешь, потом получаешь результат. В поисках игроков шерстили весь край. Начали усиливаться иногородними футболистами, сохранили своих лидеров, потом появилась сильная молодежь.

Евгений Панченко, Владимир Кобзев и экс-президент ПФЛ Николай Толстых (справа налево) на учебно-тренировочной базе ФК «Динамо» (Барнаул)

— Как удалось уговорить возглавить команду Владимира Кобзева? Он ведь жил в Москве, успешно там работал.

— Ну а как ранее пригласили Александра Гостенина, который тоже жил в Москве? Это все Геннадий Галкин, его мастерство переговоров. И Гостенин, и Кобзев родом отсюда, оба патриоты своей малой Родины. Гостенину, думаю, и сейчас предложи поработать с «Динамо» — согласится. Оба на момент возвращения в Барнаул работали в Москве, имели амбиции, хотелось попробовать себя в командах мастеров. И оба свою тренерскую работу делали честно. Гостенин часто бывает в Барнауле, к нему до сих пор подходят болельщики, благодарят.

Все в клубе тогда работали по 24 часа в сутки, поглощение было полное. В это время я из дома практически ушел, только клубными делами занимался. Но было в кайф.

— С Кобзевым вы были на связи до его смерти (Владимир Кобзев ушел из жизни 7 августа 2012 года после продолжительной полезни — прим.авт.)?

— Да. Был у него дома за несколько месяцев до его кончины.

Главная проблема

— Мы в должности гендиректора клуба работали с 2003 по 2005 год. Для меня самое яркое воспоминание тех лет – матч с «Лучом» в 2003 году (2:1) и 18 тысяч болельщиков на трибунах «Динамо».

— И еще похожая по атмосфере была игра Кубка России с Новокузнецком, которую проиграли по пенальти. Кобзев тогда за игру две-три пачки сигарет выкурил. А Владивосток мы обыграли, что творилось на трибунах – отдельный разговор.

— Чего в 2003 году не хватило, чтобы обойти «Луч» и стать первыми? Дело только в чисто игровых моментах?

— Околофутбольные дела, может, и были – но честно, не знаю, и ворошить не хочу. Сказать могу точно, желание занять первое место было. Но после того, как обыграли «Луч», в других матчах просели. Когда с Владивостоком бились и замаячило первое место, да еще администрация края пообещала поддержку, появился азарт. Но по большому счету, если оглянуться назад, к победе мы были не готовы по ряду вопросов. Нужно было укреплять и техническую базу, и финансовую. Был план, как это сделать, чтобы за два-три года выйти хотя мы на минимальный уровень требований первой лиги. В принципе, через несколько лет задачу удалось выполнить, хотя все уже шло не так, как мы планировали, динамика развития клуба была потеряна. А основная проблема отсутствия развития клуба сохраняется до сих пор.

— Какая?

— Ведомственная принадлежность клуба. Пока так будет, ничего не получится. Но это уже нефутбольные дела, так что без комментариев.

— Вы ушли из клуба не по своей воле. Обида на тех, кто этому способствовал, есть?

— Что такое обида, не совсем понимаю. Злость была какое-то время. Даже не за себя, честно, а за клуб, болельщиков. Злость брала, что вся работа была зря. При этом какое-то время была надежда, что, может, еще реально вернуться, с новыми людьми в клубе построить какие-то отношения, объединить усилия. А сейчас, спустя 15 лет, уже все прошло и переболело.

— Если чисто гипотетически сейчас вдруг позвонят из «Динамо» или «Темпа» и скажут: «Приезжай, поруководи», что скажете?

— Несерьезно это. Другое поколение сейчас, амбициозные ребята. И они на это никогда не пойдут. Мне этот вопрос часто задавали, и какое-то время он окрылял. А сейчас не знаю, что ответить.

Справка «ВБ».

Евгений Панченко – воспитанник школы «Динамо», на профессиональном уровне не играл. До прихода в клуб работал на шинном заводе, прошел путь от мастера до начальника сборочного цеха. Брат Евгения Панченко Анатолий – один из лучших нападающих в истории «Динамо», забил за клуб 79 мячей, ныне – тренер-администратор команды мастеров.