Ее исследования дали возможность по-новому взглянуть на региональную культуру

Сентябрь 04 13:49 2020

Татьяна Черняева, раскрывая неизвестные страницы творческого наследия писателей, в частности Георгия Гребенщикова, оставила и свой яркий след в истории литературы, в культуре Алтайского края. Находясь у истоков создания филологической школы Алтайского госуниверситета, Татьяна Георгиевна воспитала целую плеяду талантливых ученых и учителей.

Благодаря Татьяне Черняевой Георгий Гребенщиков «вернулся» на Алтай.
Фото из архива «ВБ»

25 августа не стало Татьяны Черняевой – кандидата филологических наук, доцента Алтайского государственного университета. Для культуры и образования края это большая утрата. Но память о Татьяне Георгиевне, об этом красивом, незаурядном человеке, сохранят ее ученики и коллеги, а ее труды послужат не одному поколению региональных литературоведов.

У истоков

Татьяна Черняева родилась 21 февраля 1947 года в Барнауле. Литературой увлеклась с раннего детства. И в 1965 году поступила на филологический факультет Томского государственного университета. Преподавала в школе, училась в аспирантуре, а после блестящей защиты кандидатской диссертации ее пригласили работать ассистентом кафедры русской и зарубежной литературы совсем еще юного первого университета на Алтае. Основательные знания и творческий азарт таких молодых преподавателей был очень важен для становления вуза. Здесь, с некоторым перерывом, и трудилась Татьяна Георгиевна долгие годы. Готовила кадры алтайских филологов, журналистов.

Вернуть Гребенщикова

Увлеченно занималась и наукой. В середине 1990-х годов Татьяна Георгиевна буквально открыла для Алтая творчество известного писателя-земляка.

«В 1994 году впервые взяла в руки сборник избранных произведений Георгия Дмитриевича Гребенщикова, – вспоминала сама Татьяна Черняева. – Странно, что эта встреча не произошла значительно раньше… Прошло немало лет, прежде чем поняла, что найти, узнать, рассказать другим, опубликовать произведения напрасно забытого писателя – важное и интересное занятие».

Перелистывая в краевом архиве подшивки газеты «Жизнь Алтая», она искренне сожалела и о том, что так мало раньше знала о Барнауле начала ХХ века. Собрав по крупицам материал, написала первый очерк жизни и творчества Гребенщикова в Сибири до 1917 года для «Истории Алтая», созданной коллективом ученых Алтайского университета. Судьба писателя и его произведения открыли почти совершенно неизвестную ранее страницу региональной культуры. Заразила интересом к «Егоркиной жизни» и своих студентов, дипломников. Сделала все возможное, чтобы творчеством земляка заинтересовались и рядовые читатели.

Уникальное издание Георгия Гребенщикова «Собрание сочинений в шести томах» было отмечено как «Лучший издательский проект» 2013 года. А Татьяна Георгиевна получила самую высокую региональную награду. Но для нее, пожалуй, важнее медали было то, что Гребенщиков «вернулся на Алтай».

Образ и образец

Она была красива и внешне, и внутренне, обладала незаурядными человеческими качествами. Об этом могут бесконечно вспоминать ее коллеги и ученики. Доктор филологических наук Ольга Левашова была знакома с Татьяной Черняевой со своих студенческих лет, с начала 1970 годов.

— Меня сразу поразило редкое сочетание ума и красоты, женственности, артистизма. Татьяна вдохновенно и профессионально представляла Томскую хоровую капеллу в качестве постоянного ведущего не только в родном городе, но и в городах Прибалтики и ГДР, где гастролировал коллектив.

Жизнь нас постоянно сводила. Почти случайно оказалась на ее защите. Я тогда только поступила в аспирантуру Новосибирского государственного университета. И мой научный руководитель В.Г. Одиноков настоял, чтобы я для обретения нового для себя опыта поехала на защиту Татьяны Георгиевны, тем более что ее первым оппонентом был известный во всем мире исследователь творчества Гоголя Юрий Манн. Ее защита вдохновила меня, по сути, я увидела театр одного актера. Потом, работая вместе с ней на кафедре в АлтГУ, я часто могла видеть этот творческий полет, артистизм, вдохновение, эрудицию и импровизацию на занятиях Татьяны Георгиевны. Она была филологом, как говорится, до мозга костей. И даже не только потому, что была всесторонне образованным человеком: хорошо разбиралась в живописи, любила и понимала музыку, вполне профессионально занималась театральной критикой, но и потому, что литературные образы часто служили для нее жизненным образцом. Помню, договорились погулять вечером. (Мы, живя неподалеку, часто практиковали прогулки втроем: Таня, ее любимая собака Матильда, а попросту Тилька, добрейший водолаз, с умными человеческими глазами, и я.) Идет Татьяна с Тилькой и почти на себе тащит очень нетрезвую женщину. Та лежала на земле, все проходили мимо, а Татьяна не смогла. В этот момент я вспомнила Ф.М. Достоевского, который утверждал, что просто любить абстрактное человечество и сложно конкретного человека.

Я благодарна ей за то, что именно она привила мне интерес к региональной литературе. Татьяна раньше многих алтайских филологов начала изучать историю и литературу Алтая, тесно сотрудничая с профессором В.А. Скубневским. Она это делала на протяжении многих лет скрупулезно и систематично, сидя в библиотеках и архивах страны, привозя десятки и сотни ксерокопий.

Наш учитель

Педагог из числа первого выпуска АГУ Тамара Гаврюшенко-Гичкина вспоминает:

— Татьяна Георгиевна вела у нас спецкурс «Русская критика 30-х годов XIX века». Как сейчас вижу ее милое лицо, умные карие глаза, блестящие черные волосы. Яркая от природы, она не нуждалась ни в какой косметике. А как она стремилась увлечь нас научно-исследовательской работой, радовалась нашим успехам, искренне огорчалась, если что-то не получалось или мы просто ленились. На всю жизнь запомнилось, как утром перед защитой дипломной работы я забежала к ней домой, чтобы получить последнюю консультацию. Мы выяснили все, что было непонятно, и Татьяна Георгиевна усадила меня завтракать. А когда после успешной защиты подошла к ней с цветами, она казалась не менее счастливой, чем я сама. После окончания университета мы встречались несколько раз, эти встречи были теплыми и радостными. Так хотелось вновь увидеть ее милое лицо, взглянуть в мудрые и добрые глаза.

Для Галины Маморцевой-Жуковой, долгие годы проработавшей в барнаульской гимназии «Сигма», ее преподавательница служила образцом выдержки, такта и интеллигентности.

Уход таких ярких, самобытных людей воспринимается особенно остро.

Татьяну Черняеву отличала искренняя увлеченность, глубина погружения в изучаемую проблематику, умение повести за собой студентов, молодых ученых.