Полевая сигнализация, обратный вызов по таксофону, интуиция и венчик с жемчужинами – чем живут археологи, которые все лето обследуют окрестности Чарыша

Август 21 15:16 2020

Уже который год подряд опытные алтайские археологи набирают волонтеров и вместе с ними отправляются искать следы древности. В прошлом году они открыли удивительное место, сплошь усеянное уникальными артефактами, – долину реки Межеумок где-то за Сентелеком, и в этом продолжают ее изучать. Пока они проводят исключительно разведывательные работы – к исследованиям обнаруженных объектов планируют приступить в следующем сезоне после получения открытого листа, который даст на это зеленый свет.

В этом году Алтайское археологическое общество грант не выиграло. Тем не менее экспедицию не отменили – помогли спонсоры.
Фото Юлии Неволиной

С голландским акцентом

Последний населенный пункт на пути к палаточному лагерю, где разместились участники археологической экспедиции (сейчас в разгаре последняя, пятая смена за текущее лето), – Машенка. Говорят, когда-то здесь жили голландцы, которым типичное русское имя никак не давалось, они величали деревню не иначе как Маш-шэн-ка. Так и прикипело. В ней всего 14 жилых домов, 25 избирателей и электричество – единственное благо цивилизации. Воду берут из одноименной реки, в школу, магазин, больницу едут за 20 км в Сентелек, мобильной связью не пользуются – сюда не добрался ни один сотовый оператор. Зато поросятам какое раздолье – ни загонов тебе, ни ограждений: прыгай через прорехи в старом заборе да выбирай, какая крапива вкуснее окажется.

Археологам от местной живности даже пришлось защищать памятник воинам, павшим на полях Великой Отечественной войны.

— Староста села обратилась к нам за помощью – трава в рост человеческий была, – рассказывает председатель Алтайского археологического общества Михаил Сафронов. – Мы все очистили, вкопали столбы, поставили штакетник.

К волонтерам, среди которых были и барнаульские ребята, присоединилась администрация Чарышского района, юнармейцы Бийского округа. Однако шефство над памятником и местными жителями решили взять на себя археологи. А еще они придумали лайфхак: именно из Машенки они звонят домой. Да, сигнал сотовой связи там можно поймать только на горе, но зато есть таксофон, который позволяет в течение минуты бесплатно говорить с набранным абонентом. Удивительно, он настроен и на прием звонков. Схема такая: волонтер звонит своим, просит перенабрать ему и потом болтает, сколько угодно. Правда, этой фишкой пользуются нечасто – не наездишься: предпочитают карабкаться на гору, которую прозвали между собой «вышкой».

302 волонтера в этом году приняли участие в экспедиции, особенно много среди них было барнаульских школьников. Допуском к поездке служил официальный документ, подтверждающий, что человек не заражен коронавирусом или уже оправился от него и имеет антитела.

Усадьба и ее защитник

Говорят, худшая обувь здесь – кроссовки. Они мокнут и мараются – просто так их ни отмыть, ни высушить. А лучшие качества – бесстрашие и умение держать себя в руках. Местная природа абсолютно дикая – прошлогодние косули все еще навещают ночами лагерь и отвечают на передразнивающие вопли людей. Показываются бурундуки, водятся змеи, в том числе щитомордник и гадюка – от незваных гостей рекомендуют хорошо закрывать палатку на ночь. Есть барсуки, мыши и даже медведи. Правда, последних живьем не видели – лишь наблюдали на коре дерева застаревшие следы когтей.

Обо всем этом мне рассказал мой персональный экскурсовод по лагерю – очаровательный рыжеволосый омич Дмитрий Пилюк. Ему всего девять, но по разговору кажется, что гораздо больше. Он, кстати, единственный ребенок в смене (приехал с мамой), все остальные – взрослые.

— У нас правила простые. Это палатки, здесь спят. Это генератор. Здесь душ, между прочим, настоящий, – деловито вводит меня в курс дела гид. – С флагом и рогами на входе – столовая. Купаться надо на пляже, посуду мыть вот здесь. Баню смотреть пойдете?

Ее, кстати, сложили в этом году. По грудь в один день ее собрала профессиональная бригада, которую предоставило барнаульское ООО «Промальп-Сервис» (компания постоянно оказывает всяческую поддержку алтайским археологам). Следующие три недели ее достраивали своими силами, научившись у специалистов. Теперь осталось поставить крышу, и капитальное строение сможет без ущерба перезимовать. В будущем рядом с ней появятся домики, которые заменят палатки.

— А это наш охранник. Рекс! – зовет Дима взбалмошного симпатичного и очень общительного щенка-подростка. Теперь и в полевых условиях есть своя живая сигнализация.

— Как-то наши были в деревне, увидели его. Какие-то люди сказали, что они его даже не кормят – он им не нужен. Наш Михаил Иванович, самый главный археолог, забрал его себе, откормил – он знаете какой худой был? Вооот такой, – показывает тонкую щелку между ладошками мальчуган. – За год он подрастет и в следующем году будет по-взрослому нас защищать от незваных гостей.

Как рассказал хозяин мохнатого малыша Михаил Сафронов, в крови у него, очевидно, хаски, волки и дворняжки – смесь хорошая, поэтому на него возлагают надежды.

Более 40 находок нашли археологи в этом сезоне. Говорят, они тянут на три-четыре хорошие научные работы.
Фото Юлии Неволиной

Находки повсюду

Пятая смена приступила к раскопкам всего несколько дней назад, но Диме Пилюку повезло не там – нашел кусочек дореволюционной керамики на размытой дождем тропинке. Науке он уже известен, поэтому экспонат поедет в Омск.

— А мы вчера на раскопках тоже нашли фрагмент керамики – говорят, ему около двух тысяч лет. Не знаю, насколько находка редкая, но ее оценили, – рассказывает Зина Мизяковская. Она вместе с подругой Дашей Губиной приехала из Санкт-Петербурга.

— Я искала волонтерские проекты на Алтае, потому что давно хотела сюда съездить, – признается Даша. – Зашла на сайт «ГудСерфинг», открыла все, что было, и эта экспедиция меня заинтересовала больше других.

— А потом рассказала мне, и я тоже загорелось – уговаривать меня не надо было, – улыбается Зина. – Впечатления – супер! Здесь очень красиво, плюс подход организаторов классный. Мы вообще никак не связаны с археологией – только сейчас постигаем азы. Даше больше нравится копать, а мне перебирать. Это трудно – все нужно осматривать очень внимательно, чтобы не пропустить мелкие фрагменты. Это похоже на игру, где нужно найти что-то и получить за это приз или перейти на какой-то новый уровень.

Обе девчонки столичные, но отсутствие цивилизации они считают интересным опытом – пока их это не напрягает. Подруги признаются, что до этого бывали в походах и сталкивались с условиями, далекими от тех, что предлагают здесь. Самое главное, что они отметили – еда. Она всегда полноценная, свежая, разнообразная, а не «подножный корм» в виде лапши или пюре быстрого приготовления, которыми им доводилось питаться в других поездках.

Глаз наметан

В этом году археологи сменили место поиска. Если раньше разведывали местность где-то за Межеумком, то теперь работают прямо над лагерем, куда пешим ходом всего минуты две. Место выбрали по причинам понятным только им – они замечают то, чего простому человеку в голову не придет разглядеть.

— Не зря же нас столько лет учили – здесь и интуиция работает, и опыт. Долинка небольшая, теплая, почему бы людям тут не жить? – поясняет ход мысли ведущий научный сотрудник Алтайского археологического общества Сергей Ситников. – Артефакты подтверждают, что здесь человек присутствовал на протяжении долгого времени. Находим и неолит, и афанасьевскую культуру, и свидетельства существования дореволюционной российской деревни.

Последнее поселение насчитывало около 400 дворов. Очевидно, что жили здесь люди не простые – найденные флакончик духов и осколки фарфора вряд ли принадлежали крестьянам.

Одна из самых ранних находок, обнаруженных в этом месте, принадлежит к эпохе палеолита – это фрагмент венчика сосуда, украшенного жемчужинами, который был создан примерно в VI в. до н. э. По нему можно вычислить диаметр, форму и полностью воссоздать сосуд.

К слову, археологическая реконструкция – одно из направлений, которыми занимаются волонтеры. Так, своими силами они соорудили на территории лагеря курганчик эпохи средневековья примерно V в. до н. э. Оградку выложили из галечника, как полагается, установили в изголовье стелу, обустроили поминальник.

Голубая мечта Сергея Ситникова – найти в этой местности захоронения с бронзовым инвентарем, относящиеся к раннескифскому времени маймирской культуры, которая так интересует археолога. Пока он ждет ее исполнения, находит вместе с коллегами другие памятники. В этом году в ходе разведки они обнаружили могильный курган внушительных размеров.

— Мы же не умеем видеть сквозь землю, поэтому забиваем шурфы, – поясняет Михаил Сафронов. – В одном пусто, а отошли метров на сто и пошло. Тогда начинаем ловить границы поочередно. Как только четыре точки обнаружены, находку консервируем для последующего исследования. Это касается тех объектов, которым ничего не угрожает. Если есть, скажем, опасность половодья, то мы обязаны сразу провести исследования.

В дальнейшем курган планируют музеефицировать. После вскрытия останки человека извлекут, заменят на муляж и вернут каждый камешек на свое место. Так постепенно будет формироваться один из самых крупных в Сибири музеев под открытым небом. Тут можно будет и лекцию послушать, и самостоятельно изучить найденные ранее артефакты, и лично поучаствовать в раскопках. Согласно предположениям специалистов, эта долина хранит в себе еще очень много тайн.

На территории центра исторических реконструкций представлены все исторические эпохи по мере развития человеческой культуры – воссозданы условия жизни древних людей, элементы искусства, культуры. Кроме того, у волонтеров и гостей есть возможность самим воссоздать сосуд, изготовить орудие труда, приготовить пищу по традиционным рецептам коренных народов Алтая и попробовать ее. Реализуя проект, авторы ставят перед собой как исследовательские, так и педагогические цели.