Андрей Крайтор успел за неделю отдохнуть в горах, потренировать детей и победить на всероссийских соревнованиях

Август 21 16:49 2020

Андрей Крайтор – один из тех, с кого начиналась новая история гребли Алтайского края. Несколько лет назад он был в числе согласившихся на соревнованиях представлять Алтайский край. Кто-то них уже давно с Алтаем не связан, другие перешли на тренерскую работу. Крайтор же до сих пор в строю, хотя в его жизни сейчас не только свои выступления – он и тренер, и SUP-серфер. В Барнаул он заглянул ненадолго: провел мастер-класс в Барнауле, принял участие в совещании по подготовке к Кубку мира. Уже через два дня победил на Кубке Президента.

Если SUP-серфинг включат в программу Олимпиады, Андрей Крайтор еще сможет выступить на главном спортивном событии мира.
Фото Ярослава Махначёва

Правильное направление

— Андрей, на твоей странице в Instagram полно фоток отпуска в Горном Алтае. Как отдохнул?

— Замечательно. Я до этого был в Белокурихе и в Манжероке, но всего один день. А тут провел в горах три дня! Были в районе Чемала, поездили по округе, посетили водопады, покатались на квадроциклах, лошадях. Я много по миру поездил, но, честно, был впечатлен увиденным. Жителям Алтая повезло, что под боком такая красота. Обязательно туда вернусь, только теперь уже хочется в какой-то поход, чтобы по полной в эту атмосферу погрузиться.

— Что тебя сейчас юридически связывает с Алтаем?

— Я все также представляю регион на соревнованиях. Я действующий спортсмен в SUP-серфинге, выступаю за край на чемпионатах России, мира. Вот сейчас будет Кубок Президента, потом буду в Ярославле гоняться.

— Удается следить, как меняется гребля в Алтайском крае?

— Слежу, конечно, и за изменениями на канале, и за результатами. Вот недавно смотрел фотографии с мастер-класса, который проводили тут года три назад. На них был Артём Пискун, который тогда первые шаги в профессиональном спорте делал. А вчера он занял третье место на чемпионате России среди мужчин. Это говорит том, что все, что здесь сделано, дает результат, появились свои, доморощенные ребята, которые уже чего-то добиваются. Если правильно помню, перед краевой федерацией стоит задача – в 2024 году на Олимпиаду должен поехать местный спортсмен. И результаты Пискуна подтверждают, что здесь движутся в правильном направлении.

Дорогие мысли

— Как SUP в твоей жизни появился?

— После Олимпиады в Рио я увидел новость, что сборная России едет на первый для себя чемпионат мира по SUP. А я в тот год первый раз не попал в сборную страны по гребле. И через какое-то время решил, что могу также участвовать в международных соревнованиях в новой дисциплине. Выиграл чемпионат России, попал в сборную, так и пошло.

— SUP и каноэ похожи?

— Механика, как привести в движение лодку или доску, такая же. А в координации есть различия, плюс в SUP больше дисциплин и разновидностей. Но пока в мире SUP это в основном развлечения, прогулки, туризм. Сейчас постепенно происходит то же, что и с бегом, где люди уже от простых пробежек переходят к марафонам, покупают места на старте, серьезную амуницию. SUP тоже из массового развлечения переходит в любительский спорт и медленно, потихоньку – в профессиональный.

— С каноэ ты окончательно попрощался?

— Нет. Скоро буду в Кубке Агеевых на стометровке участвовать. В лодку я почти не сажусь, но так как тренируюсь в SUP, функционально готов, руки помнят, так что дам бой старым волкам.

— Это участие для себя или еще есть амбиции?

— Амбиции, конечно, есть. Мысли о возвращении в греблю посещают. Но мысли – это одно, на практике – сложнее. Моя дистанция в каноэ не олимпийская, значит, тяжело находить ресурсы, чтобы готовиться. Можно перейти на олимпийскую, но чтобы попасть в сборную, нужно показать результат, для этого опять же нужен год-другой тренировок, сборов, что опять же упирается в деньги. Мне все-таки не 17 лет, надо зарабатывать на жизнь. А без олимпийской дисциплины не получается этого делать.

Три состояния китайца

— Ты уже несколько лет работаешь с китайской сборной. Как успехи?

— Иду вверх по карьерной лестнице. Сейчас я ассистент главного тренера по женскому каноэ, еще отвечаю за техническую часть всего каноэ, и женского, и мужского – это новая позиция, которую дали месяца четыре назад. А начинал я обычным приглашенным специалистом, как и все. На нас просто смотрели, оценивали, кто на что способен. Текучка приличная, за два года поменялось 6-7 тренеров, так что я там уже дед, без шуток. У меня был контракт до Олимпиады, так что его автоматически продлили.

— Где живешь?

— 11 месяцев в году я с командой, ездим по всему миру: Китай, Европа, а вот в Америку не ездил, мне визу не дали.

— Китайский освоил?

— На уровне технических подсказок. В быту – максимум скажу «холодное пиво». Планировал учить, но нет и часа свободного времени для этого. Или работа с командой, или своя, или отдых. Тренировка сборной начинается в 6.30, сам я тренируюсь перед этим, рабочий день заканчивается в 10 вечера.

— Какие задачи стоят перед командой?

— Вполне конкретные — четыре золотые медали на Олимпийских играх. Предыдущую, четыре медали с чемпионата мира, уже выполнили. Для многих это было удивительно. Может, влияет ментальность. Для китайских спортсменов гребля – это работа. Мало тех, кто испытывает искреннюю страсть к спорту, кто с детства мечтал победить на Олимпиаде. Это работа, которую они не могут бросить по своему желанию. С нашей ментальностью, без страсти и эмоций, наверное, так жить было бы нереально. А они ответственно подходят к задачам, жертвуют своими интересами. У спортсменов там три состояния – тренируются, спят и едят. Никаких прогулок, кино, отдыха с друзьями. И так 10 месяцев в году. Честно, я бы в таком режиме не выдержал. А они справляются, дают результаты.

Постспортивный режим

— Где провел карантин?

— Мы удачно разошлись с ним. До последнего момента тренировались в Португалии, пока там все было хорошо. А когда стало напряженно, улетели в Китай, где уже стало хорошо. Там просто две недели просидел в номере на карантине, и все. Но это время что-то перевернуло в моей голове. Всю жизнь проводил по графику, и когда сам выступал, и сейчас. Все было понятно, когда тренировка, когда сон, когда обед. А тут никакого режима. Первое время не понимал, как распланировать день. Мог до четырех утра фильмы смотреть, потом спать до обеда. Это не очень нравилось, и стал что-то делать. Карантин помог сформировать постспортивный режим дня, в котором я что-то делаю не на результат, а для себя, для здоровья, для внешнего вида.

— В Instagram ты ведешь проект «Жидкий гражданин». Это что?

— Это рассказ о людях, чья жизнь связана с любой водной активностью, от гребцов и серфингистов до сноубордистов, ведь снег – это замерзшая вода. Такая мысль тоже была давно, но не находил времени. Карантин дал возможность ее реализовать. Просто есть люди, с которыми хотелось поговорить, рассказать об их опыте своей аудитории. Это как хобби, и вообще я бы хотел, чтобы этим занимались другие. Предлагал Сергею Медведеву, автору страницы «КаноэСпорт», он не проникся. Так что пришлось самому.

Андрей Крайтор родился 5 ноября 1992 года на Украине. С 2009 по 2012 год выступал за сборную Азербайджана, с 2013-го – за сборную России. Двукратный чемпион мира и Европы, участник Олимпийских игр 2016 года в Рио, куда попал, сначала оспорив решение об отстранении через CAS, а затем – у Всероссийской федерации гребли.