Заслуженный тренер России Владимир Кутчер о целях после пандемии

Август 17 15:40 2020

В этом году Владимир Кутчер, тренер училища Олимпийского резерва по греко-римской борьбе и директор новоалтайского клуба «Чемпион», отметил 55-летие. Чем не повод поговорить о прошлом, настоящем и будущем заслуженного тренера России и его спортсменов.

Январь 2020 года, Новосибирск. Владимир Кутчер выводит своего воспитанника Дмитрия Баринова на утешительную схватку чемпионата России.
Фото Ярослава Махначёва

Немецкие корни

— Владимир Волоткович, как вы пережили пандемию?

— Непросто. Ребятишки соскучились по тренировкам, да я и сам не могу ничего не делать. Тяжело, когда все время работаешь, есть понимание накатанной дороги, а потом все обрывается. Я в такой ситуации впервые, всегда в работе была понятная цель. Еще тяжелее спортсменам, кто уже на закате карьеры. Настроились, и тут бах, все оборвалось.

— Еще во время пандемии неожиданно заговорили о том, что греко-римская борьба исчезнет из программы Олимпийских игр.

— Это бред. У меня есть друг, президент Азиатской федерации борьбы Даулет Турлыханов, он входит в бюро UWW (объединенный мир борьбы. – Прим. авт.). Я ему позвонил, он сразу сказал, что эти слова неправильно истолковали. Не представляю себе Игры без борьбы. То же самое, что убрать легкую атлетику.

— Ваша борьба с чего начиналась?

— Начинал я вообще с бокса. А потом, когда в 1974 году в Новоалтайск переехали, почему-то ушел в борьбу. Стал хорошим мастером спорта, сами понимаете, мастер мастеру – рознь. Потом как-то тренер попросил помочь ему в работе с детьми. Это заинтересовало, в итоге так и пошло. Хотя быть тренером вообще не планировал.

— Клуб «Чемпион» как в вашей жизни появился?

— Клуб с таким названием создал Юрий Казаков. В 1986 году в подвале постелили ковры и начали тренироваться. А нынешний зал построили в 2002 году. Идею эту вынашивал давно, убедил тогдашнего мэра Новоалтайска Александра Янина. Он помог с землей, а со стройкой – друзья. Вагон цемента дали ребята с «Искитима», дерево – лесхоз. Город тоже значительную часть вложил. Я не то чтобы прямо клуб хотел, просто думал о нормальном зале, в котором можно было бы уложить два ковра и полноценно заниматься. А название было унаследовано от старого клуба.

— А с Кемеровской областью как начали работать?

— Случайно. Попросили помочь с проведением турнира. Приехал, все сделал правильно, как положено. Потом еще в чем-то помог, в итоге пригласили старшим тренером сборной области. Совмещать не тяжело, на мне там в основном оргвопросы. А чтобы их решать, не обязательно быть на месте. Главное – правильно организовать работу.

— Вы дружите с известным певцом Евгением Россом. Это откуда?

— Познакомились лет в 18. Он тогда обычным парнем был, торговал чем-то и стихи писал. Потом Женя стал песни сочинять, уехал в Москву – и пошло у него. И до сих пор дружим, он на юбилей ко мне пять лет назад приезжал, на открытии турнира памяти Ивана Григорьева в Новоалтайске выступал. Жаль, в этом году не получилось 55-летие отпраздновать. Как раз пандемия была, приехал человек в погонах, сказал: «Не надо, испортишь себе все».

Сохранить, что есть

— Заслуженным тренером России вы стали давно?

— Присвоить должны были в 1995 году, но получил только в 1999-м. Свои сложности были, надо было ходить, просить, я не стал. Звание дали за результаты Стародубцева, Матвейчука, Таловского, ребята занимали призовые места на первенствах Европы, мира по молодежи. У Стародубцева вообще была хорошая перспектива, в 1995 году выигрывал у всех, даже у Олимпийского чемпиона Юрия Мельниченко. Он специально из Читы приехал сюда тренироваться. Но в аварию попал, и из спорта пришлось уйти.

— Виталий Щур, с которым работаете сейчас, это вершина вашей тренерской работы?

— На данный момент да. Те ребята все-таки показывали результаты в юниорах и молодежи. А на борцовском ковре, да и вообще в спорте, ценятся выступления на взрослом уровне. Сколько у нас было призеров Европы, мира по дзюдо, греко-римской борьбе, другим видам спорта – кто их помнит? А вот Ваню Нифонтова, Сергея Шубенкова знают все. А Щур по юношам и молодежи ничего не показывал. Он сам из Камня-на-Оби. Давно приглашал его к себе, но Виталий сначала выбрал образование. Окончил в Омске железнодорожный институт, потом решил все-таки попробовать добиться результата в борьбе. Я поставил ряд условий, он их выполнил.

— На последнем чемпионате России Щур выступил неудачно. Как сейчас его состояние?

— Слава богу, ничего. У него перед чемпионатом заклинило спину, но никому ж это не объяснишь. И отказаться бороться нельзя. Главный тренер сборной потом говорил, что надо было сказать, и его освободили бы. Ну освободили, выпал бы из обоймы команды. А так – есть цель, идем к ней, терпим.

— С мотивацией у него сейчас проблем нет?

— Нет, нормально, тьфу-тьфу. Были проблемы месяца полтора, свои тараканы. Пришлось сидеть, разговаривать, подсказать, где он был неправ, иногда в жесткой форме. Человек переосмыслил себя, сейчас работает с удовольствием и желанием.

— Виталий Щур, наверное, один из тех, кому перенос Олимпиады только в плюс?

— Да. Время есть набрать кондиции. Но у нас и другие мальчишки есть, не только Щур. Хотя дети спортом сейчас занимаются меньше. И больных среди них больше, и, вообще, поколение гаджетов. Надо найти мотивацию для ребят. Вот есть у нас один парень, год тут живет, из Читы приехал тренироваться. Есть и еще, кто просится. У меня идея фикс: возле зала будут строить дом, хочу, чтобы первый этаж отдали нам под интернат-общежитие. Молодежь-то у нас неплохая. Сейчас бы период этого коронавирусного бардака пережить, там уже будет понимание, к чему идти. Самое главное – сохранить то, что есть.

Владимир Волоткович Кутчер имеет немецкие корни. Своего сына он назвал в честь деда – Рихард.