В Барнауле вышла книга о боевом пути дивизий, сформированных на Алтае

Август 14 15:39 2020

Новые подробности боевого пути легендарных алтайских дивизий раскрыл военный историк Александр Богуцкий в книге «Огненные дороги: хроника боевого пути».

Александр Богуцкий изучил боевой путь каждой дивизии, сформированной на Алтае.
Фото Ярослава Махначёва

Из детства

Александр Богуцкий, полковник, кандидат исторических наук, начальник научно-исследовательского и редакционно-издательского отдела БЮИ МВД России по Алтайскому краю, в своей книге подробно описал боевой путь каждой дивизии: от приказа о формировании и до последнего сражения. Материал для монографии ученый собирал восемь лет: изучал военные донесения, журналы боевых действий, воспоминания фронтовиков.

— С самого детства интересовала тема Великой Отечественной войны, – рассказывает Александр Васильевич. – Мой дед по маминой линии, Николай Ефимов, воевал простым водителем, возил снаряды, был тяжело ранен и в 1943-м комиссован. Его брат, Пётр Ефимов, тоже воевал. В книге Бондарева «Горячий снег» раненный в живот боец Пётр Ефимов – это мой погибший двоюродный дед Петя.

Еще будучи аспирантом, Александр Богуцкий начал изучать жизнь Барнаула в годы войны, потом познакомился с вдовой Николая Гаврилова, известного в крае историка-фронтовика. От нее получил материалы с информацией о боевых действиях алтайских соединений. Там были воспоминания участников войны, выписки из архивных документов, фотографии. Это и стало началом большой работы.

Книга издана в рамках реализации гранта администрации города в сфере молодежной политики при участии Молодежного парламента Барнаула XI созыва.

Рожденные на Алтае

— В годы войны Алтай стал кузницей боевых резервов для фронта, – рассказывает военный историк. – У нас были сформированы десятки дивизий, бригад, полков, отдельных батальонов, в том числе 107, 178, 232, 298, 312, 315, 372, 380-я стрелковые, 73 и 87-я кавалерийские дивизии, 28-я лыжная, 42, 74, 149-я стрелковые бригады и другие части.

На первых порах добровольцев на сборных пунктах в Барнауле, Бийске, Славгороде было так много, что порой число заявлений превышало допустимую норму, поэтому кто-то попадал в формирование Алтайского края, кого-то отправляли в Кемерово.

— Чтобы понимать, каким был социальный состав, приведу данные по комплектованию 74-й добровольческой дивизии, – отмечает автор. – В нее зачислили 5600 человек: 140 учителей, 195 техников и механиков, 46 агрономов и зоотехников, 50 инженеров, 70 председателей колхозов, 39 партийных работников. 73-я кавалерийская дивизия формировалась из партизан, воевавших в Гражданскую, средний возраст кавалеристов составлял 38-42 года. Формируя 28-ю отдельную лыжную спецбригаду, предпочтение отдавали лыжникам, спортсменам, охотникам, способным преодолевать на лыжах большие дистанции.

И сибиряки всегда показывали свой характер. Изучая главные сражения Великой Отечественной, можно найти данные о земляках, которые становились участниками этих событий. В битве под Москвой участвовала 107-я стрелковая дивизия, впоследствии ставшая 5-й гвардейской. В битве за Сталинград 42-я стрелковая бригада, впоследствии 226-я, обороняла вокзал. Есть сведения, что этот стратегический пункт за день переходил несколько раз из рук в руки. Практически 80% личного состава погибли в этих боях. 315-я стрелковая дивизия на подступах к Сталинграду сначала сдерживала, потом не давала возможности прорваться на помощь Паулюсу другим немецким соединениям. На Курской дуге отличилась стрелковая 380-я дивизия, сформированная в Барнауле.

— По воспоминаниям жителей Москвы, они ходили на вокзал встречать составы с пополнением из Сибири, – продолжает Александр Богуцкий. – Шли смотреть на них, как на былинных богатырей, в белых полушубках, валенках, с автоматами. Со мной в Москве как-то произошел случай, перевернувший мою душу. В полный вагон метро зашла бабушка. Уступил ей место, завязался разговор. Когда сказал, что я из Алтайского края, встала: «Так ты из Сибири! Сиди, сынок, это ваши Москву спасли».

Наши герои

Подвиги совершали обычные люди. На одной из пограничных застав (есть сведения, что это был сибиряк) боец сутки с ручным пулеметом не давал немцам переправиться на другой участок. Несколько раз был ранен. К концу дня фашисты забросали его минами и только тогда смогли прорваться. А один связист 185 раз устранял порывы на кабеле.

Более двух лет ушло на сбор информации о 372-й дивизии, бойцы которой выходили из окружения в районе Мясного бора, а это значит, что при отступлении весь личный архив уничтожался или закапывался.

— Иногда приходилось обращаться к немецким документам, конечно же, там нет имен и названий дивизий, но есть описание событий, – дополняет ученый. – Так, находясь в окружении, 372-я голодала, на фото видны изморенные солдаты, а вокруг белые стволы деревьев, кору сгрызли лошади, так как не было фуража. Поражает описание одного дня битвы под Москвой. По Минскому шоссе к столице прорвалась колонна немецких танков. Решили самолетами перебросить туда бойцов едва прибывшего подкрепления. При посадке выяснилось, что парашютов на всех не хватит. Представьте картину: на бреющем полете, а это высота пятиэтажного дома, идет армада самолетов, часть бойцов выбрасывается с парашютами, часть – без них. Была зима, сугробы помогли. Но, по сводке, 12% все-таки погибли при выгрузке. Вражеская колонна была остановлена при этом. Выжившие вспоминали потом недоумение немцев. Они не привыкли к такой войне. Для них война – это пройти парадным маршем, захватить Париж, затем еще один город, а здесь люди боролись за свое Отечество до последнего.

В ночь с 6 на 7 октября 1941 года в районе Вязьмы полки 178-й дивизии проявили хитрость. Чтобы немцы не заметили организованный отход советских войск, они создали систему тлеющих костров, в которые заложили в определенном порядке боевые патроны. По мере движения огня патроны взрывались и имитировали стрельбу. Даже повара, и те соорудили на местах стоянок походных кухонь дымовые костры. Целые сутки немецкая пехота не замечала отсутствия советских войск, которые за это время успешно передислоцировались на новый рубеж.