Возвращение блудного сына: Евгений Щербаков в пятый раз в карьере стал динамовцем

Август 07 16:13 2020

В воскресенье, 9 августа, барнаульское «Динамо» матчем в Новотроицке с местной «Ностой» открывает очередной сезон в ПФЛ, который проведет в новой зоне «Урал-Приволжье». Летом состав бело-голубых пополнился молодыми игроками, а также двумя опытными футболистами, воспитанниками клуба, вернувшимися из «Сахалина» — это Максим Ерусланов и Евгений Щербаков. Последний приходит в команду в пятый раз, если считать его дебют за команду мастеров в 2004 году.

Хочу играть

Евгений Щербаков из той плеяды ярчайшего выпуска игроков динамовской школы 1985-1986 годов рождения. Из той команды вышли Евгений Городов, недавно перешедший в «Краснодар», Александр Яркин, один из самых ярких форвардов «Динамо» образца XXI века. Щербаков в этой компании был одним из самых талантливых, начал здорово, в 2006 году, спустя два года после дебюта за «Динамо», уже выступал за «Амкар» в Премьер-лиге. К сожалению, после этого Щербаков почти каждый год менял команды, скитался по второй лиге. В «Динамо» он возвращался в 2008 году, потом в 2014 и 2015-м. И вот очередной камбэк. Боюсь сглазить, но, кажется, Евгений сделал выводы из того, что с ним было, и готов в 34 года перезагрузить карьеру. Или хотя бы попробовать.

— Евгений, почему ты снова решил вернуться?

— Скажу честно, не планировал. В «Сахалине» все устраивало, думал там оставаться. Но вмешался коронавирус, из-за ситуации с которым там урезали финансирование. В клубе решили оставить только трех-четырех опытных игроков, причем в защите, чтобы подсказывали молодым. В общем, остался без команды. Мне 34, в других зонах найти варианты уже сложно. Узнал в «Динамо», нужен им или нет. В клубе посовещались, и в итоге я подписал контракт.

— Как долго теперь намерен играть за родной клуб?

— Загадывать не буду. Сразу скажу, я не говорю, что пришел сюда заканчивать карьеру. Хочу играть, и даже ФНЛ для себя еще не отметаю. Вопрос, в какой форме я буду. Сейчас я просто вернулся в «Динамо», и этому рад.

— Сибирские команды ПФЛ не играли с октября прошлого года. Сложно будет послетакой паузы?

— Осенью и зимой я играл в «Лиге БРО» в «Темпе», как и многие наши ребята, так что совсем без футбола сидели только когда началась пандемия. Конечно, непривычно. Но у меня уже был длительный период без игр, когда травмировался. Ключицу сломал в апреле 2009 года, а следующий официальный матч провел только в августе 2010-го.

— Ты как себя в форме держал?

— Скажу честно: играл в большой теннис. Конечно, это нарушение. Но я сознательно пошел на это, готов был нести ответственность. Просто понимал, что если три месяца просижу на месте – это все. А так многие удивились моей форме, думали, что колобок придет, а оказалось, состояние лучше, чем во время сезона.

Евгений Щербаков: «В «Динамо» опытные игроки, это мы с Максом Еруслановым, опытный и надежный вратарь Богдан Карюкин, плюс много интересных молодых ребят, быстрые фланги. Избивать нас точно не будут. Конечно, будет тяжело, но смотреться должны достойно».

Сложный характер

— Ты играл в пермском «Амкаре», так что уральский футбол тебе знаком.

— Не только в «Амкаре», еще в «Сызрани» как раз в зоне «Урал-Приволжье». Эта зона – самая сильная в ПФЛ. И я рад, что «Динамо» перевели туда. Для нас вообще будет как ФНЛ, так как состав молодой, а соперники именитые, с хороший историей. Это стимулирует.

— Первый домашний матч мы проводим с пермской «Звездой» 23 августа. Ты когда-то называл Пермь третьим по значимости для себя после родного Минусинска и Барнаула.

— Да, Пермь в моем сердце навсегда. Если честно, то больше жду игру со «Звездой» не в Барнауле, а на выезде. Тот же стадион, где играл за «Амкар», знакомые болельщики. В клубе еще остались работники с тех времен, есть друзья в Перми. После того, как я ушел оттуда, еще долго каждый год приезжал, заходил в раздевалку. Последний раз был там в 2015 году.

— «Амкар» самое крутое, что было в твоей карьере?

— Конечно, Премьер-лига, лучшее время. Сам виноват, что было оно недолгим. Об этом много думал, сейчас смотрю на нынешние команды, в том числе на наших барнаульских ребят. Молодцы, добились всего, может быть, даже без бешеного таланта. А у меня было все, но отнесся легкомысленно. Думал, талант будет двигать меня всегда. Надо было ухватиться за шанс, наступить на характер, убрать амбиции. Но один конфликт, второй, потом травма, и пошло все комом.

— Женя, разговоры о твоем характере идут всегда. Что с ним не так?

— Постоянно борюсь за какую-то справедливость, высказываю все. Сейчас понимаю: зачем?

— Перед тренером «Амкара» Рашидом Рахимовым ты в свое время извинялся. За что?

— Я пришел в клуб при Сергее Оборине. Был на хорошем счету, регулярно играл, он ко мне хорошо относился. Но вскоре он ушел. Так совпало – лет 15 там работал, а как меня взяли, так он в отставку. Пришел Рахимов, человек непростой. При нем перестал попадать в состав, играл за дубль. Однажды он отправил меня с дублем в Ростов, предстояло добираться с тремя пересадками. Я решил, что мне это не надо, позвонил тренеру дублеров, сказал, что заболел. То есть у меня контракт с клубом, главный тренер дает указание, а я его игнорирую. Нормально, да? Дублеры улетели в 6 утра, а я в этот же день иду на предыгровую тренировку основы. Рахимов спрашивает, что я тут делаю, отвечаю, что заболел, иду к доктору. Он, конечно, все понял, сказал, что мой врач теперь постоянно в дубле. Слово за слово, поругались. Все, капитально осел во второй команде. Пришло время премиальных – мне ничего не дали, а должны были за ничьи с «Сатурном» и ЦСКА, тысяч 200-300. Все вопросы, говорят, к Рахимову. Конечно, я понял, из-за чего, но пошел разбираться. Нашел его, опять разговор на повышенных, я уже на ты перешел. Мне 21 год, а я так с тренером разговариваю. Он меня в буквальном смысле берет за горло, я отталкиваю. Вокруг люди ходят, все это видят. Потом я опять в сердцах ему что-то высказал и ушел. В итоге тот сезон доиграл в дубле, на сборы зимой тоже с ними. Начался сезон, за вторую команду у меня в семи матчах четыре гола и три передачи. А основная команда сыпется. Уже все говорят, чтобы подошел, извинился. В итоге пришел к Рахимову, сказал, что все понял, не прав, хочу играть. Это было в апреле 2007 года. Тренер сказал, чтобы тем же вечером приходил на тренировку. Потом поехал на сбор в Болгарию, сыграл там против местной национальной сборной, стал готовиться к играм. В одном матче основы на пару минут вышел, в другом уже чуть больше. Предстояла игра со «Спартаком» (Нальчик), сначала я должен был тайм сыграть за дубль, и травмировал мениск. Пока восстанавливался, набирал форму, сезон закончился.

— А потом Рахимова сменил Божевич.

— Да, пришел новый тренер Миодраг Божевич. Сделал ставку на других, я не попадал в стартовый состав, выходил на замену. Как раз в этом сезоне «Динамо» играло в ФНЛ, я попросился в аренду в Барнаул. Божевич не понял, я постарался объяснить, что хочу помочь родной команде, раз здесь не основной игрок, в итоге меня отпустили. У «Динамо» тот сезон неудачным был, я в середине чемпионата ушел, а у «Амкара» дела сложились хорошо, команда вышла в финал Кубка России, стала четвертой в чемпионате. А ни в чем этом не участвовал, когда вернулся из аренды, в «Амкаре» рассчитывали уже на других футболистов. Мое решение уйти в аренду было ошибочным. С Божевичем у меня, кстати, тоже конфликт был. Он в разговоре с основным составом о ребятах из дубля нелестно отозвался, причем сам я не слышал, передали ребята. Я и спросил, почему вы так говорите? Зачем, тем более, как оказалось, меня он как раз отмечал, только я об этом не знал. Слово за слово – опять ссора. На следующий день извинился, потом нормально общались.

— При этом Божевича знают как человека веселого.

— Это да. Правда, многие шутки неприличные, но все равно чувство юмора нереальное. Только у Сергея Кормильцева такое видел.

— Из «Амкара» ты ушел в «Анжи».

— Да, решил, что раз уж в Перми не получается, надо что-то менять. Оказался в Махачкале в ФНЛ. У команды задача выхода в Премьер-лигу. В восьмом туре в матче с «Черноморцем» сломал ключицу. Прооперировали в Дагестане, как оказалось, сделали плохо. Первый круг закончился, я восстановился, и на сборах в Кисловодске при обычном развороте у меня опять вылетает та же ключицу. Теперь уже операция в Москве, пропустил в сумме полгода. После восстановления уже оставалось немного до конца чемпионата, в состав меня не ставили. Команда вышла в премьер-лигу, мой контракт действовал еще два года. Первые предсезонные сборы я прошел с основным составом, на второй меня не взяли, объяснив, что много пропустил, надо набирать форму в другой команды, предложили уйти в аренду, сохраняя контракт с «Анжи». Но вариантов не нашли, я был готов доказывать свое право быть в команде в матчах за дубль. Тут главный тренер Омари Тетрадзе неожиданно уходит после первого тура, приходит Гаджи Гаджиев. И у него не играю вообще, ни за дубль, ни за основу. Шанса не дал. Я психанул, летом 2010 года попросил клуб о разрыве контракта. А через полгода «Анжи» стал громким проектом, в клуб пришел Роберто Карлос. Понимаю, что вряд ли бы с тем подбором игроков я играл, но был бы в обойме, тренировался бы с такими людьми. А в итоге даже в первой лиге  не нашел вариантов, поехал во второй дивизион в «Читу».

— Ты же вообще за карьеру сменил 13 команд.

— Да. Я поиграл во всевозможных лигах России от любителей до Премьер-лиги. Только в зоне «Запад» в ПФЛ не был. И еще в Казахстане поиграл.

— А еще был вариант в Болгарии.

— Да, звал Мартин Кушев, с которым вместе играли в Перми. Я на тот момент был в омском «Иртыше», Мартин позвал в софийскую «Славию», команду с историей. Решил попробовать. На второй тренировке травмировал колено. Операция, восстановление несколько месяцев. Тот сезон я так и доиграл в «Иртыше», а потом ушел в саратовский «Сокол».

Под дулом автомата

— Из скитаний по второй лиге какая команда больше всего запомнилась?

— Как раз «Сокол». Там я забил нереально красивый гол, который по итогам месяца занял второе место в мире. Даже Дэвида Бекхэма обогнал. В Саратове мне нравилось, тренер, Игорь Чугайнов, интересный человек. Но тоже по своей ошибке оттуда ушел. В общем, во всем я сам виноват.

— А самая необычное место, где играл – Махачкала?

— Да, интересный город, в чем-то экзотика. Народ горячий. Но воспоминания о том времени самые добрые. Плюс сложились добрые отношения с болельщиками, даже сам не знаю, почему. До сих пор с некоторыми их поддерживаем.

— А с партнерами?

— Были сложности с грузинами. Команду тренировал Омари Тетрадзе, в составе восемь ребят из Грузии. И я как-то сказал Тетрадзе, что неправильно в команде иметь больше трех футболистов одной национальности, иначе уже банда будет. На базе в Турции позвали они меня к себе в номер, спросили, что имею против. С одним уже даже драться собрались идти, нас остановил капитан Расим Тагирбеков. Потом отношения наладились, грузинские ребята даже ко мне в больницу приходили, когда травму получил. А еще в Махачкале один раз стоял под автоматами.

— Интересно.

— Ехали в такси, машину остановили омоновцы в масках. Вывели всех, я стоял с руками за головой, а Илюхе Абаеву, который со мной был, вообще автомат на колено наставили. В Махачкале какая-то силовая операция, машину какую-то искали. Потом разобрались, мы дальше поехали.

Без права на ошибку

— Большинство из тех, с кем ты начинал в «Динамо», уже завершили карьеру. Ты о будущем задумываешься?

— Думал. Возможно, тот же теннис поможет. Говорят, что перспективное направление, в том числе и по финансам. Если пройти обучение, получить тренерскую лицензию, можно работать. Александр Дорофеев (экс-тренер «Динамо», выводивший команду в ФНЛ – прим.авт.) в Таиланде как раз этим и занимается. Оставаться в футболе и идти, как Саня Яркин, в детские тренеры – смогу ли я там со своим характером? А сразу во взрослый сложно, если только позовет кто-то. А так конкретики нет. Если бы сейчас с «Динамо» не сложилось, встал бы вопрос, что делать? Планов в бизнесе нет, особых накоплений тоже.

50 голов за карьеру забил Евгений Щербаков

— В теннис давно играешь?

— Со времен «Амкара». С Сергеем Нарубиным там увлеклись. Мне нравился теннис, ему тоже. Вот решили попробовать. Потом в отпуске я тут тренера нашел, он у себя дома. И стали играть. После футбольной тренировки шли рубиться в теннис. Потом из «Амкара» ушел, а любовь к теннису осталась. Последние года три его подзабросил, но благодаря коронавирусу возобновил тренировки.

— В футбольном мире много теннисистов?

— Не слышал больше, если честно. В новую команду приезжаю, сразу спрашиваю. Кто-то отзывается, но потом выясняется, что он мне не соперник. В «Шинник» на просмотр приезжал, главный тренер Александр Побегалов организовывал командный турнир. Я его выиграл, правда, не помогло, в «Шинник» меня не взяли.

— Женя, впереди сложный сезон. Будешь как-то стараться эмоции контролировать?

— Ставлю такую цель. Не обращать внимания, никого не учить. Права на ошибку у меня уже нет, новую команду могу уже и не найти.