О достоянии скифов, об арфе-фантазии и широте исследовательского интереса мастера Гнездилова

Июль 31 15:07 2020

В Барнауле готовится к открытию Музей музыкальных инструментов народного мастера Алтайского края Александра Гнездилова. Здесь будет представлено свыше 100 экспонатов, большая часть которых создана руками Александра Ильича – музыканта и конструктора в одном лице.

Топшур, сделанный руками Александра Гнездилова. В каждый инструмент мастер привносит что-то свое.
Фото Натальи Катренко

25 веков назад

В Барнаул Александр Гнездилов переехал в 1989 году из родного Шипуновского района, где не только возглавлял местную музыкальную школу, но и работал преподавателем по классу баяна, аккордеона, балалайки, домры, гитары, а также ремонтировал вышедшие из строя музыкальные инструменты. После переезда его тут же пригласил Евгений Борисов в коллектив, который позже станет прославленным Великорусским оркестром «Сибирь». Здесь Александр Ильич играл на балалайке и параллельно ремонтировал все оркестровые инструменты.

А однажды, видя, как Александр Гнездилов ловко починил старенький топшур (национальный щипковый инструмент с двумя струнами), известный алтайский кайчи Ногон Шумаров заказал ему новый инструмент из выдержанного куска кедра и шкуры кабарги. И дело пошло.

— Передо мной была поставлена задача усовершенствовать топшур и сделать его одной из визитных карточек Горного Алтая, – делится Александр Ильич. – Чуть позже я стал изготавливать смычковые икили, а затем и алтайские шаманские бубны. А потом Ногон Шумаров словно между прочим обмолвился о скифской арфе, которую хорошо было бы воссоздать. Оказалось, что в 1949 году экспедиция известного археолога Сергея Руденко, осуществляющего на Алтае раскопки Пазырыкских курганов по поручению Эрмитажа, нашла в Улаганском районе в полуразрушенном состоянии древнюю арфу скифов. В земле она пролежала 25 веков! И я загорелся идеей узнать о ней как можно больше.

Вначале Александр Гнездилов создал свою первую арфу-фантазию на тему первоисточника в виде деревянной утицы: ее «голова» и «шея» — это подвижный рычаг, от которого две струны идут к «хвосту» и закрепляются на палочках-колках для настройки. А затем, тщательно изучив описания этого инструмента в научной литературе, мастер получил официальный заказ от Государственного музея истории литературы, искусства и культуры Алтая на научную реконструкцию скифской арфы. В итоге Александр Ильич изготовил несколько вариантов-гипотез скифской арфы, которые давали представление о том, каким образом мог быть устроен древний инструмент. В этом помогла ему еще одна находка археологов — обнаруженные в Каракольской долине (в Башадарском кургане) торцевые его части.

— В общей сложности я изготовил примерно полтора десятка таких арф, которыми заинтересовались не только музейщики, но и музыканты, – поясняет народный мастер. – Сегодня их можно встретить в Новосибирской консерватории, в краеведческом музее Онгудая, в Центральном музее музыкальной культуры им. М.И. Глинки в Москве, в государственном музее театрального и музыкального искусства Санкт-Петербурга, в ГМИЛИКА. Одна концертная арфа звучит в Москве в руках исполнительницы Елены Фроловой из Театра музыки и поэзии Елены Камбуровой, другая – в творческом центре «Гусли мира». Еще ряд инструментов находится в частных коллекциях.

А в 2000 году Александр Гнездилов даже собрал небольшой коллектив музыкантов под названием «Скифы», в который одно время входили музыканты группы «Дядя Го» Евгений Чикишев и Сергей Вяткин. Кстати, в их исполнении арфа даже звучала на Международном фестивале нетрадиционной музыки Skif-5, посвященном памяти композитора, пианиста, кинорежиссера и актера Сергея Курёхина.

Сказочные «Самогуды»

Но исследовательский интерес мастера не ограничивается одной лишь скифской арфой. На его верстаке были изготовлены новые и усовершенствованные конструкции и домры-банджо, и балалайки-банджо, и хроматического владимирского рожка со съемным мундштуком, и лиры колесной (тоже реконструкция, только на сей раз средневекового инструмента), и гуслей всевозможных разновидностей.

— В принципе, у меня еще много идей по усовершенствованию музыкальных инструментов, которые ждут своей очереди в их реализации, – комментирует мастер. – Изначально намеревался мастерить концертные домры и балалайки, однако экспериментальные инструменты увели меня совсем в другую сторону. А будучи участником научных конференций и творческих фестивалей, я познакомился с гуслярами и всерьез увлекся этим древнерусским сказочным инструментом, к которому хорошо подошло былинное название – «Самогуды».

А гусли бывают самые разные: звончатые, щипковые, клавишные. Над усовершенствованием всех этих видов Александр Ильич не устает работать по сей день. К примеру, для гуслей звончатых он изобрел механизм альтерации, позволяющий музыкантам во время концерта «на ходу» перестраивать инструмент в разные тональности, при этом не теряя общего строя, а для гуслей столообразных щипковых и клавишных придумал поместить внутрь деревянного корпуса вместо металлической рамы распорки, благодаря которым удалось не только расширить диапазон звучания, но и облегчить сам инструмент. Сейчас он работает над дальнейшим усовершенствованием гуслей звончатых, улучшая акустические характеристики инструмента и механизм альтерации.

— В моем деле очень важен материал, из которого изготавливаются верхние деки музыкальных инструментов, – рассказывает Александр Ильич. – Как правило, я использую еловую древесину, а точнее, отборную резонансную ель. Было время, я добывал этот материал в алтайских горах. Для этого требовалось получить разрешение местных властей, нанять бригаду, направить ее повыше в горы, где меньше влаги, отчего древесина менее смолистая, а значит, более «звучная». Еще можно использовать древесину от старых, отслуживших свой срок пианино – благо, сегодня есть немало желающих избавиться от вышедших из строя инструментов.

Александр Гнездилов ищет достойного преемника своего дела, которому готов раскрыть секреты своих усовершенствований. Многие его изобретения запатентованы и воспользоваться ими можно только при соблюдении авторских прав.

Но вот останавливаться на достигнутом он точно не собирается. В ближайших планах у мастера – взяться за усовершенствование других инструментов из группы струнных и восстановить для музея концертный рояль, на котором играли звезды советской эстрады 1930-х годов.

31 июля отмечается День странных, редких, экспериментальных и вообще необычных музыкальных инструментов. Этот день призван побудить людей не только научиться играть на них, но и внести свой собственный вклад в мир музыки, сделав своими руками какой-нибудь фантазийный инструмент.