26 июля профессиональный праздник отметили защитники морских рубежей

Июль 27 13:43 2020

Морпехи сражались во время Пунических войн, брали Константинополь и Гибралтар. Морская пехота – это лучшие моряки среди пехотинцев и лучшие пехотинцы среди моряков. О службе в качестве воина-интернационалиста читателям «ВБ» рассказал похожий на русского былинного богатыря матрос морской пехоты Алексей Студеникин.

Матрос 55-й дивизии 165-го полка 355-й отдельной роты охраны морской пехоты Алексей Студеникин (справа).
Фото из архива Алексея Студеникина

Не разведчик, так матрос

После школы Алексей легко поступил в общевойсковое командное военное училище Новосибирска на факультет войсковой разведки. Прошел курс молодого бойца, обзавелся друзьями, отклонил предложение перевестись в роту, которая обеспечивала все парадные мероприятия училища рослыми курсантами. Он искренне хотел быть военным, но мама, приехавшая на присягу, упросила начальника училища отчислить ее единственного сына, так как в 1994 году началась первая чеченская кампания. В родное село курсанта Усть-Пристань начал приходить печально известный «груз 200».

— Я так обиделся на маму, что по приезде домой пошел в военкомат и попросился на службу в самый отдаленный уголок страны, – вспоминает Алексей Студеникин. – Хотел служить на подводной лодке или в морской пехоте, поскольку плавать умел хорошо и на здоровье никогда не жаловался. На приемной технической комиссии нас по пять человек пригласили в комнату и спросили, кто готов служить в морской пехоте во Вьетнаме. Я, естественно, согласился. Медкомиссию мы проходили уже ночью и сразу сели в поезд до Владивостока. На распределительном пункте прожили несколько дней, там же прошли учебку в спецвзводе по охране и сопровождению воинских грузов. Обучали нас караульной службе, рукопашному бою с оружием и азам вьетнамского языка. Стоя в карауле, я должен был выкрикивать команды типа «Стой, стрелять буду!» именно на вьетнамском. За полгода пять раз пришлось проходить медкомиссию, куда входила и барокамера, и проверка возможностей организма адаптироваться к непростым климатическим условиям Вьетнама. Прививки сделали от всего на свете. Из 90 человек, которые изначально записались в группу добровольцев, осталось всего 30 прошедших все испытания. Все парни были родом из Сибири.

Весной 1996 года Алексей прибыл во Вьетнам на госпитальном судне «Иртыш», где имелась вертолетная площадка, бассейны, спортзалы, кинотеатры, каюты на восьми этажах. Это путешествие по сравнению с дальнейшей службой оказалось действительно круизным: кормили матросов четыре раза в день, да еще был вечерний чай с молоком и печенюшками.

Камрань

— Режим службы у нас был очень жестким: увольнения только для контрактников, срочников награждали по рапорту командира роты за отличную службу, за ограду выйти ни-ни, – рассказал Алексей. – На базу заходили суда и подводные лодки, которые мы обеспечивали продовольствием, ГСМ, необходимый ремонт тоже делали наши специалисты. Климат во Вьетнаме реально тяжелый, любая царапина из-за влажности загнивает, появляются трофические язвы. Как лечили? Обработают спиртом, намажут мазью Вишневского – и свободен. Много было ядовитых растений, которые мы изучали по справочникам, но все равно натыкались, все ведь в памяти не удержишь. Тьма всяких насекомых, например сколопендра длиной сантиметров 30, мы их заталкивали в бутылку-полторашку, а хвост все равно торчал наружу, и заливали эпоксидной смолой – вроде как сувенир получался. Видели скорпионов, змей всяких. К слову, мы их ели в нарядах и караулах, как и варанов. Не то чтобы кормили плохо, а все время почему-то хотелось кушать, поэтому и ели почти все, что шевелится, почти как вьетнамцы. Еще рвали чомчос, похожий по вкусу на виноград, только волосатый снаружи, манго, бананы.

Во Вьетнаме морпехи носили несколько видов формы: парадная ПШ черного цвета, полевой камуфляж, тропическая форма – камуфляж с коротким рукавом и фланками (шорты), пилотки с козырьком. На фотографиях того времени даже караульные стоят в сланцах на босу ногу, не говоря о строе новобранцев в шортах, как детсадовцы на празднике.

Находясь в карауле, Алексей часто общался с ламланцами – собирателями металлолома, это местные работяги, которые искали металл на выжженных напалмом землях, где когда-то росли леса.

— В патруль вьетнамцы ходили с одним автоматом на троих, – с улыбкой говорит Алексей Студеникин. – Хой, например, хорошо говорил по-русски, у него родители учились в СССР. Я ему автомат Калашникова почистил, а он со мной языком занимался по словарю. И хотя я жил в кубрике казармы на девять человек, да еще с кондиционером, легкой свою службу не назову. Мы стояли в бесконечных караулах, периодически ловили вьетнамцев-нарушителей да и своих бегунов. Марш-броски плюс тактические занятия по обороне и захвату зданий и объектов инфраструктуры противника. Каждый день – выполнение боевой задачи по охране объектов базы ПМТО. Рукопашный бой и плавание в море в одежде, тренировали нас на выносливость весьма капитально. А еще мы помогали разгружать и загружать корабли и подлодки. Уничтожали оружие и боеприпасы, оставшиеся на базе после американцев: патроны разных калибров, фугасные боеприпасы, мины противопехотные, снаряды. За полтора года службы я заработал только на духи для мамы, как сейчас помню их название – «Иса», да настойку для деда с варанчиком в бутылке.

Строитель

— Во время службы я думал, что если на родине пашут так же, как мы в армии, то в Усть-Пристани должны трамваи уже ходить по улицам, – с улыбкой говорит Алексей. – Приехал домой, а по селу бурьяна по пояс, предприятия закрыты, работы нет. Отказался от службы во вневедомственной охране, работал оператором центральной котельной в местном МУП, отучился в строительном колледже. Но полученных знаний для хорошей работы не хватило, поступил заочно в АлтГТУ, работал в «Жилищной инициативе», на КЖБИ-2, в аварийной службе МУП «Энергетик», «Регионстрое», строительно-монтажной фирме «Фортуна». Диплом, к слову, защищал по единственному за Уралом энергоэффективному дому № 67 на ул. Смирнова.

О том, что не стал военным, не жалею. Жизнь свою построил сам, без чьей-либо помощи. Но если потребуется, за Родину ее отдам без сожаления, как ребята из клуба ветеранов морской пехоты «Тайфун». Они свой долг России отдали сполна, каждый в свое время, но продолжают и сегодня помогать тем, кто в этом нуждается, ухаживают за памятниками морякам. Нас не так много, как пограничников или десантников: при прямом боестолкновении жизнь морпеха обрывается в среднем на третьей минуте боя. Но братство наше не менее крепкое, никакая качка вокруг не собьет с ног.

Военная база с аэродромом и портом в городе Камрань была построена для нужд армии США. В 1979 году СССР и Вьетнам подписали соглашение об использовании порта Камрань как пункта материально-технического обеспечения советского Военно-морского флота сроком на 25 лет. В дальнейшем здесь была развернута крупнейшая советская военная база за рубежом общей площадью 100 кв. км и численностью личного состава порядка шести тысяч человек. В 2001 году руководство России приняло решение не продлевать договор с Вьетнамом и досрочно эвакуировать базу.