Потомок немецких переселенцев Абрам Фаст о российских немцах, защищавших СССР в годы Великой Отечественной войны

Июнь 19 16:09 2020

Родившийся в поселке Протасово нынешнего Немецкого района Абрам Фаст с шести лет трудился на Победу: полол колхозные посевы, пас овец и телят. В его трудовой книжке есть записи о работе бухгалтером и киномехаником, продавцом и комбайнером, но большую часть жизни Абрам Абрамович возглавлял сначала комсомольские, потом и партийные органы колхоза и родного района.

Конец 1930-х годов. Иван Крекер проводит занятия с военнослужащими НКВД.
Фото из архива Абрама Фаста

От фамилий не отказывались

Идея исследовательской статьи об участии немцев Алтайского края в борьбе против фашизма пришла Абраму Фасту после прочтения статьи в журнале «Культура сибирских немцев». Писатель-краевед, выпустивший более десяти книг о судьбах обрусевших соотечественников, занесенный в Германии в энциклопедию «Немецкие авторы России», не мог пройти мимо этой темы. Он собрал уникальные факты, как советские немцы на фронте и в тылу относились к своей отчизне – СССР, отдавая ей порыв своих сердец, посвящая подвиги и помыслы.

— Начавшаяся повсеместно мобилизация в Красную Армию мужчин призывного возраста и отправка их на фронт почему-то не затрагивала немцев, что вызывало их недоумение, – поделился Абрам Абрамович. – Тем не менее в действующей армии находились немцы, призванные до начала войны. По официальным данным, в РККА служили 33 516 военнослужащих немецкой национальности, в том числе 1605 офицеров. И хотя с сентября 1941 года немцев-военнослужащих начали из армии убирать, в неимоверно тяжелые военные месяцы лета и осени 1941 года они воевали на фронте. Многие за этот короткий срок проявили патриотизм, продемонстрировали мужество, отвагу и высокое воинское мастерство. Часть из них были нашими земляками, уроженцами Алтайского края.

…28 августа 1941 года «Комсомолка» опубликовала очерк Цезаря Солодаря «Разговор с красноармейцем Генрихом Нейманом». Страна узнала об отважном и умелом зенитчике, сбившем четыре бомбардировщика «Юнкерс». В ответ на вопрос писателя о национальности красноармейца зенитчик ответил: «Да, я – немец. И всей душой ненавижу того, кто смеет себя называть вождем немецкого народа. И с ордами этого насильника я буду бороться так, чтобы… Впрочем, вам же известен текст присяги воина Красной Армии».

На пересечении улицы Пушкина и Комсомольского проспекта в Барнауле стоит здание, на фасаде которого установлена мемориальная доска с портретом и надписью: «В этом здании в 1974-1985 гг. находилось Алтайское объединение «Сельхозтехника», которое 22 года возглавлял Иван Иванович Эртель, посвятивший делу механизации сельского хозяйства края всю свою жизнь».

Эртель был призван в Красную Армию в 1939 году, в 1941-м с отличием окончил Харьковское авиационное училище. Весть о начале войны застала его в учебном лагере, откуда он отбыл сразу на фронт. Иван быстро дослужился до заместителя командира авиационной эскадрильи по политической части, летал, сбивал фашистские самолеты. К декабрю 1941 года в армии прошло несколько «немецких чисток»: бойцов и командиров немецкой национальности отправляли в тыл, на лесоповал и в шахты. Иван Иванович был в воздухе, когда услышал требование немедленно садиться. Он подумал тогда: «Вероятно, что-то произошло с машиной, а я не заметил». А когда приземлился, увидел работников НКВД, был арестован и волею судьбы оказался на Алтае. Уже после войны Иван Иванович горько скажет: «Но как же я мог от фамилии моего отца отказаться? Это было бы нечестно».

Абрам Фаст: «История и судьба советских немцев во время Великой Отечественной войны – тема сложная, она продолжительное время замалчивалась в исторической науке. Сегодня стоит задача ее глубокого изучения, чему способствует открытие архивных документов, над которыми долгое время довлел запрет».

И сегодня готовы

— Чистка армейских рядов от военнослужащих немецкой национальности повлекла за собой определенные трудности в боевых частях. Некоторые командиры воспользовались возможностью и направили в военсоветы фронтов ходатайства об оставлении отдельных воюющих немцев, – рассказал Абрам Фаст. – Как правило, речь шла о кадровых офицерах, неоднократно доказавших свою преданность Родине. Некоторых красноармейцев укрывали командиры, поскольку они были нужны как отменные специалисты воинского дела.

…Иван Креккер отслужил в рядах Красной Армии 15 лет, его последнее воинское звание старший политрук (майор). С середины 1930-х годов ушел на преподавательскую работу, а после окончания Московского института иностранных языков работал директором средней школы № 90 города Новокузнецка. В начале Великой Отечественной войны был призван на фронт, воевал, награжден орденом Красного Знамени. В ноябре 1941 года, по словам родных, был тяжело ранен и отправлен на лечение в госпиталь, после чего изъят из армии и отправлен в трудармию Ивдельлаг Свердловской области, где скончался 15 июня 1945 года.

Советские немцы партизанили, были разведчиками, оперировали раненых в госпиталях, воевали в пехоте, артиллерии, авиации. Даже те немногие, которым довелось быть на фронте, с честью выполняли воинский долг по защите Родины, внесли достойный вклад в разгром гитлеровских войск и в достижение Победы. Среди них были Корней Экк, Иван и Яков Гейдебрехты, Абрам Фризен, Антон Пфейфер, Андрей Кауфман, Иван Дик и Фёдор Штальбаум. Только из Немецкого района ушло на фронт более 100 бойцов немецкой национальности.

У многих советских немцев судьба сложилась трагически. Они положили начало так называемой трудовой армии, через которую в годы войны прошло почти все взрослое население немцев СССР. А сегодня их потомки с гордостью носят фамилии дедов и прадедов и также готовы встать на защиту Отечества.

Более 20 советских немцев за подвиги, совершенные в годы Великой Отечественной войны, получили звание «Герой Советского Союза».