Еще пять боев: самый титулованный боксер-профессионал края не планирует уходить с ринга

Июнь 08 13:27 2020

Дмитрий Сухотский в этом году отмечает 15-летие карьеры. Правда, в последнее время о нем больше слышно как о создателе собственной школы, в которой он сам же и работает тренером. Однако карьеру Дмитрий еще не завершил, о чем однозначно заявил мне в интервью.

27 ноября 2015 года. Только что Дмитрий Сухотский во Дворце спорта в бою за вакантный титул WBC победил Апти Устарханова.
Фото Ярослава Махначёва

И тренер, и директор

Шесть лет назад Дмитрий Сухотский провел, пожалуй, главный бой в жизни: в Канаде проиграл нокаутом Адонису Стивенсону в бою за титул чемпиона мира по версии WBC. После этого у барнаульца было шесть поединков, в которых он победил лишь раз. Последние пять лет Сухотский выходит на профессиональный ринг лишь раз в год. Зато за это время он успел создать в краевой столице боксерскую школу.

— Просто захотел людей учить, – рассказывает он. – Понимал, что рано или поздно завершу карьеру, а бокс – это то, что умею делать и что люблю, поэтому и хочется в нем так или иначе остаться. Я 20 лет им занимаюсь, какое-то время жил в Америке, знаю разные системы тренировки.

— Ты в школе руководитель?

— И учредитель, и руководитель, и тренер. Больше никого. Был еще человек, проводивший тренировки, но разошлись во взглядах. Сейчас карантин, передышка, да и летом вообще людей ходит не так много. А зимой, бывает, с утра до ночи из зала не выхожу. Начинал я с детей, а потом и их родители подтянулись, в общей сложности человек 60.

Чувствую силы

— Дима, последний бой ты провел 12 ноября прошлого года, проиграл Али Измайлову. Это точка в карьере?

— Нет. Я не заканчиваю, хочу боксировать. Пройдет пандемия, буду смотреть, что дальше.

— Ты при этом побеждал последний раз пять лет назад – в Барнауле Апти Устарханова. В чем причина?

— Травмы. Сначала были проблемы со спиной, нашли доброкачественную опухоль. Даже ходить было тяжело, при этом я тренировался. Сейчас, слава богу, легче стало. А потом еще с плечом беда, сломал ключицу, оторвал две связки.

— На тренировке?

— Нет. Как-то весной поднимался в подъезд, у нас высокое крыльцо. Поскользнулся — и на ступеньку правым плечом. Порвал все, что можно было. Оперировался у нас в Барнауле в частной клинике, хирург Вячеслав Карпов все сделал как надо, спасибо ему большое. Но шансы на то, что смогу вернуться в спорт, были 50 на 50. Рука вообще какое-то время не работала, потом стал ее разрабатывать, дело пошло. Сейчас уже нормально ей бью.

— Скажи, откуда при таких обстоятельствах желание продолжать карьеру?

— Не хочу бросать, охота закончить на хорошей ноте, показать нормальный бокс. 39 лет, конечно, не юный возраст, но и не критичный для профессионального боксера. Чувствую, что могу еще боев пять провести, причем нормально это сделать. Хочу выиграть еще пять боев.

— Я помню твой первый поединок – 1 декабря 2005 года у нас во Дворце спорта. Как оценишь свою карьеру?

— Все хорошо. Да, не стал чемпионом мира, но что хотел, получил. В тройке сильнейших на планете по своему весу был. При этом работал, по сути, без команды, только с тренером Валерием Викторовичем Беспаловым, царствие ему небесное.

— Вы же незадолго до его смерти перестали вместе работать?

— Он уже болел, лежал в больнице, тренировать не мог. А так почти вся карьера с ним прошла. Когда в Барнаул приехал, жил у него на квартире какое-то время.

— А сейчас с кем тренируешься?

— В основном сам, если на лапах работа, кого-нибудь прошу мне помочь. Спарринги? Да у меня некоторые занимающиеся в клубе неплохо работают, не хуже тех, кто в чемпионате края по любителям участвует.

— Почему у тебя с краевой федерацией бокса не складываются отношения?

— Не сошлись по разным вопросам, по финансам в том числе. Вот есть у нас в федерации молодые боксеры, братья Антонян. Хорошие парни, молодцы, но только-только дебютировали, а гонорар им предлагают такой же, как и мне. Считаю, что я все-таки заслуживаю большего.

— А как ты соперников находишь?

— Есть телефоны некоторых промоутеров, договариваюсь. Мне предлагают сумму за бой, если устраивает, соглашаюсь. А сколько уж промоутер получит за организацию, мне все равно.

Меньше грязи

— Вершина твоей карьеры – бой со Стивенсоном?

— Нет. Скорее, с Бремером в Германии (19 декабря 2009 года за титул чемпиона мира WBО. – Прим. авт.), тогда я был в прекрасной форме. Да, Стивенсон сильнее, чем Бремер, но я поехал на бой с ним в Канаду не готовым. Честно скажу, все решили деньги. Когда сумму услышал, согласился не раздумывая. Понимал, что проиграю, но надеялся, что не нокаутом. Не получилось.

— И какая сумма, если не секрет?

— В районе шести миллионов рублей. Максимальный гонорар в моей карьере.

— А сейчас?

— По-разному. За бой в Польше (10 ноября 2018 года поражение от Павла Стемпеня. – Прим. авт.) получил 600 тысяч. Сейчас, наверное, было бы в районе трехсот. Когда проигрываешь, цена падает. Хотя тоже бывают исключения, если хороший бокс показал.

— Возвращусь к бою с Юргеном Бремером. Ты говорил потом, что понимал, если в нокаут его не отправишь – победу тебе не дадут.

— Так и было. Это давило, конечно, но что делать. Вообще, я должен был выиграть. Был момент, когда рефери мог остановить бой, а он просто отвел соперника в угол, там ему дали нашатырь, лицо обтерли и возобновили поединок. Дальше уже вообще неохота боксировать было.

— Ты при этом из любителей в профессионалы ушел, так как судейский беспредел в любителях достал. Получается, в профессионалах не лучше?

— Нет, все-таки чище. Есть грязь, но не такая.

— А что все-таки в любителях с тобой случилось?

— На чемпионате России в Самаре вышел против новосибирца. Система судейства непонятная. При большом разрыве в баллах должны останавливать за явным преимуществом, я вроде веду, тот напропускал, а бой идет, потом вообще началось что-то непонятное. Я сказал, что нельзя так. Ну, конечно, не в такой форме, более резко. И ушел из любителей после этого.

Тайсон – это класс

— Ты же в бокс пошел по примеру Майка Тайсона?

— Да, он мне безумно нравился. Конечно, когда заканчивал карьеру, проигрывал, но в лучшие годы это было класс.

— А сейчас № 1 кто?

— Александр Усик, Василий Ломаченко. Из наших – Артур Бетербиев. Перед его боем с Гвоздиком все думали, что Гвоздик выиграет. Я говорил: «Ни в коем случае, Бетербиев его переедет». Так и случилось.

— Как относишься к экспериментам вроде боев боксеров против представителей MMA?

— Дикость какая-то, пиар. Честно, я MMA вообще видом спорта не считаю, это драка реальная.

— А к женскому боксу как относишься?

— Не женское это дело. Хотя дочь, ей 17 исполнилось, в зал приводил – не захотела. Но для физподготовки, гонки веса, координации бокс девчонкам подходит. Некоторые приходят из фитнеса, говорят, что тут совсем другой уровень.

Дмитрий Сухотский на профессиональном ринге провел 31 бой (23 победы, из них 16 нокаутом, 8 поражений). В ходе карьеры завоевывал титулы чемпиона России, чемпиона СНГ и славянских стран по версии WBC, чемпиона Европы по версии WBO, был международным чемпионом IBF, межконтинентальным чемпионом WBO, имеет пояс Европейской боксерской ассоциации.