Не Валера, а Валериан: как один из самых ярких тренеров края спорил со своим знаменитым отцом и чуть не стал работать в сельской прокуратуре

Июнь 05 12:23 2020

Тренер по фехтованию краевой спортшколы, судья международной категории Валериан Феоктистов – фигура заметная в Алтайском спорте. Во всем – от имени и прически до результатов его подопечных. В апреле сын основателя алтайской школы фехтования Владимира Феоктистова, отметил 40-летие. Как прошел юбилей в условиях самоизоляции, чем занимаются фехтовальщики без организованных тренировок и многом другом – в нашем интервью.

Валериан Феоктистов — тренер краевой спортшколы, судья международной категории

Победил болезнь

— Главный вопрос последних дней – как фехтовальщики переживают пандемию?

— Как и все, не совсем понимаем, что будет дальше. Моя воспитанница Анна Смирнова весной могла выступить в Америке на первенстве мира среди юниоров. Его перенесли на осень, при этом прошлый сезон официально завершен. Будет ли чемпионат, к какому сезону его отнесут, допустят ли туда Аню, ведь ей к этому времени уже исполнится 20 лет и она перейдет из юниоров в молодежь – все это непонятно.

Сбор национальной команды, который должен был начаться 1 июня, перенесли, тем более, пока непонятно к каким стартам готовиться. Мой шеф в судейском корпусе предложил в августе поработать на играх стран СНГ. Я согласился, но будут ли соревнования – тоже непонятно. Шефу сказали список судей сформировать – он сделал. Организованных тренировок у нас нет, выкручиваемся, как можем. Дима Постоев вот видео прислал, как в стойке по огороду двигается.

— Валериан, все знают вашего отца, основоположника фехтования в крае. А кто был ваш дед, в честь которого вас назвали?

— Ветеринар. Всю жизнь прожил в городе-герое Смоленске, воевал. Это мамина идея меня в честь деда по отцу назвать.

— Редкое имя.

— Да, я в своей жизни еще только двух Валерианов встречал. Вообще, до 10 класса, пока не поступил в училище олимпийского резерва, я был Валерой. А там уже как-то четко поставил – Валериан, тем более, спортивные успехи пошли. Тут еще Леонтьев начал в своих странных нарядах выступать, а я толерантностью в этом отношении никогда не страдал. Поэтому говорил: «Какой я Валера? Валера – это Леонтьев, а я Валериан».

— Вы фехтованием начали заниматься поздно. Как так, при таком-то отце?

— Я ж больной был. Миокардит плюс вегето-сосудистая дистония. Нагрузки нельзя, нервничать нельзя, от физкультуры освобожден, даже экзамены не сдавал. Но отец меня периодически на сборы брал. И как-то однажды я вдруг начал тренироваться. Бегать стал. Последним, конечно, ОФП на нуле, но характер был. Подготовку форсировал, два сбора провел. Всерьез меня никто не воспринимал, да я и сам себя как спортсмена не позиционировал. Но вдруг на медкомиссии обнаружили, что миокардит зарубцевался. Редкий случай, один на десятки тысяч. А через полгода и рубец сошел. Как потом объяснили, удачно сошлись нагрузки, пубертатный период и другие факторы. Начни заниматься чуть раньше или чуть позже, могло быть все хуже. А так провидению было угодно, чтобы мотор восстановился. И в УОР я поступил уже как спортсмен, хотя, понятно, разговоры были, что отец по блату сына-бездаря проталкивает.

— Задевало?

— Конечно. Но в первый же год первенство России выиграл. А в 11 классе единственный со всего потока поехал на первенство мира. Бешенный прогресс за два года. Помню, на первых соревнованиях в Смоленске на Кубке России я даже саблю неправильно собрал, клинок лезвием вверх прикрутил, а папа не проверил. Но даже не сразу вылетел. Мне 15, против меня такие лоси. Вот так и начал. Кстати, в 11 классе мог экзамены не сдавать, справка еще давала это право. Но как-то стыдно было. К тому времени уже десятым на первенстве мира стал, пятым в Европе – и тут приду со справкой о плохом состоянии здоровья?

— А до 14 лет фехтования в доме много было?

— У мамы до сих пор дома висит композиция: сомбреро, которое отец в 1994 году привез из Мексики, две шпаги и моя сабля, которую мне в 1997 году за второе место на кадетском первенстве мира вручили. У нее клинок – от олимпийского чемпиона из Венгрии. Это к тому, что фехтование с детства окружало. Но отец меня при этом не замечал: ходит какой-то мальчик с именем его отца. Сын для него появился, когда стал фехтовать. Конечно, можно обижаться, но все сложилось удачно. Приди в спорт я года на два позже, отец уже бы не дал мне того, что смог. В моем детстве он дома был мало, конечно, я бешено ревновал, он об учениках говорил «мои дети» — именно поэтому сейчас я говорю «мои воспитанники», дите у меня дома растет. А тут вдруг я зафехтовал, и успехи пошли, и отцовская любовь обрушилась, которая в нем томилась. На сборах я первый год вообще жил с ним в одном номере, надо мной уже ржать стали. В итоге пришел, сказал: «Все, отселяюсь».

— По отношению к вам Владимир Валерианович строгим тренером был?

— Да. Поначалу во взаимоотношениях «тренер-ученик» возникали сложности. И я себе психи позволял, которых по отношению к другим быть не могло, «звезду» ловил, говорил, мол, что объясняешь, и так все знаю. А он в принципе был жестким. Это уже с последней плеядой своих воспитанников мягче стал, а до этого и рапирой по заднице мог долбануть. Помню, перед дебютным первенством мира на Канарских островах на сборах в 1997 году  – я минут на 10 опоздал на отбой. Конечно, очень жестко после этого отец разговаривал, до рукоприкладства дошло. А на следующий день вся сборная, человек 30, на зарядке бегала 20 кругов по лесу. Меня при этом отстранили. Конечно, никто ничего не высказал, но по глазам было видно, как мне благодарны. А когда я уже расфехтовался, юношеский максимализм ушел, стали работать душа в душу, профессионально, без эмоциональной мишуры. Помню, как лет в 20 первый раз с ним пива выпили. Прилетел с чемпионата мира, он меня там не сопровождал, поэтому накрыл поляну, в баню пошли. С папой пива выпить – это знаково, новый уровень. Стали уже отношения двух взрослых людей.

— При этом турнир его памяти вы выиграли уже на закате карьеры?

— Да. Когда первый турнир проводили, я жил в Смоленске, уезжал туда на какой-то период. На турнире тогда на победу был ангажирован другой спортсмен. В финале встретились, я уверенно веду, минута отдыха, а после нее судья начинает все считать в другую сторону. Я даже на пьедестал выходить не хотел после этого. А потом то вторые места, то третьи – да и состав участников постоянно был сумасшедший, олимпийские чемпионы приезжали. И вот уже напоследок удалось победить. К тому времени уже судьей международной категории стал. После этого еще съездил в Чимкент на Евразийскую саблю. Там понял, что наступает фехтовальная старость: во время боя помимо тактики думал о том, как бы голеностоп не подломился. Раньше таких мыслей не было. Вот на этом решил остановиться, полностью ушел на тренерскую работу.

Владимир Феоктистов, отец Валериана Феоктистова, — заслуженный тренер России, основоположник фехтования в Алтайском крае. Первую тренировку провел 17 ноября 1963 года в политехническом институте. Через шесть лет в Барнауле благодаря его усилиям состоялся первый на Алтае крупный турнир по фехтованию «Сабля Мамонтова», который со временем стал всесоюзным. С 2005 года эти соревнования получили новое название — «Кубок Владимира Феоктистова». Легендарный тренер ушел из жизни в 2004 году.

Фехтовальное MMA

— Своей карьерой вы довольны?

— Конечно, хотелось бы лучше. Но если абстрагироваться, посмотреть на результаты до меня и после меня – наверное, доволен. Победил на Всероссийской универсиаде, был вторым на Кубке мира среди юниоров, десятым на первенстве мира, пятым в Европе. Не звезда мирового уровня, но состоявшийся спортсмен. Плюс мир посмотрел. 1997 год, Канарские острова – да в те годы туда только новые русские летали.

— Тренером стали по примеру отца?

— Да, уже другой дороги не было. Еще в Смоленске выступал и уже параллельно тренировал. В 2006 году сюда вернулся и первый набор сделал. Поначалу отсутствие тренерского опыта компенсировал своим спортивным, захотелось в тренерской работе реализоваться.

— А в судействе как оказались?

— В 2005 году на чемпионате России мне вдруг предложили судить женскую саблю, пообещали заплатить, а это тогда был аргумент. Но бросили меня жестко – сразу на финал. То есть еще вчера я сам выходил, а сегодня уже сужу решающий бой чемпионата России. Конечно, я поплыл, психологически не был готов. Но меня все равно стали к судейству подтягивать. В 2009 году сдал на международную категорию, меня включили в лист международной федерации фехтования (FIE), и с тех пор я там. При этом от страны в него входят не более шести человек.

— Какие самые крутые соревнования судили?

— Олимпиаду еще не довелось, а чемпионат мира был, в 2015 году в Москве. Сначала работал на финале, но на видеоповторах. Там попроще, судья на дорожке приходит за консультацией, но решение все равно за ним. А бой за третье место работал уже на помосте.

— Фехтовальщики на уловки идут, чтобы судью обмануть?

— Все бывает, особенно в шпаге. Там разрешен близкий бой, в сабле его нет. Сближаются, колют друг друга, корпусом толкаются. Вот на этапе Кубка мира в этом сезоне сошлись венесуэлец и швейцарец. Последний такое шоу устроил, и падал, и что только не делал. Венесуэлец всю дорогу уступал, а потом как начал отыгрываться. Швейцарец в итоге на него прыгнул, свалил приемом из MMA. Показал ему я тогда красную карточку. А бывают ребята, которых чуть коснутся – все, падают, будто убили. Тут уже их наказываем за симуляцию.

— Как совмещать судейство и тренерскую работу?

— Соревнований, где судьей работаю, за сезон штук 30. Но почти везде езжу со своими учениками. Хотя вот было в этом сезоне: у Смирновой первенство России по юниорам, а у меня в Дохе международный коммерческий турнир, вынужден был от него отказаться.

— Но ведь даже так все равно надо успевать и судить, и своих готовить к бою.

— Благодаря хорошим взаимоотношениям идут навстречу. Вот то же юниорское первенство. Отсудил групповой этап, там Смирнова без меня справилась. А уже с 1/16 просил на судейство не ставить, пошел уже к ней. Вообще, многие совмещают, просто не у всех спортсмены высокого уровня и до финалов доходят, таким судьям проще.

Смена поколений

— Смирнова сейчас наш лидер. Какие у нее перспективы во взрослом фехтовании?

— Думаю, на уровень Виктории Ковалевой (барнаульская фетовальщица, чемпионка России, призер первенства мира и Европы. – Прим. авт.) выйдет, может, и выше поднимется. Смотрите, Смирнова на Универсиаду поехала в 19 лет, Ковалева – в 20. Правда, Вика там стала второй в командном зачете, Аня четвертой, но и команда другая. В любом случае для 19-летней девчонки попадание в команду уже знак, что ее видят. Главное, что в этом сезоне у нее пошел рост, это уже другая Смирнова, конкурентоспособная. Иногда юниорские сборы одновременно проходят с главной командой. С той же Яной Егорян (двукратная олимпийская чемпионка. – Прим. авт.) соперничать тяжело. Они на Кубке России однажды встретились, у Егорян что-то не так пошло, маску сняла, как гаркнула. Аня чисто психологически ее боится, как котенок. В сборной есть четверка небожителей – Софья Великая, Яна Егорян, Анастасия Позднякова, Ольга Никитина, ну и Алина Михайлова. В этот состав не вклиниться пока. Но ведь после Олимпиады некоторые уйдут. А среди ближайшего резерва Смирнова смотрится намного лучше других.

Валериан Феоктистов и его ведущая воспитанница Анна Смирнова

— А за Смирновой люди есть?

— У нас сейчас смена поколений. Даниил Бубенчиков, Дмитрий Постоев спортивный рубикон перешли, завершают, постепенно становятся тренерами. Есть ровесницы Смирновой, но тоже фехтуют, пока еще в вузе учатся. За ними некий разрыв, ближайший резерв вижу в ребятах 2005 года рождения. Не буду скромничать, среди лидеров в основном мои спортсмены. Может, они бы сейчас и лучше фехтовали, но я весь год провел на сборах со Смирновой. Ничего, потом ради них также буду жертвовать другими. Есть там ребята, Арина Захаренко, Арина Файзиева, Кирилл Шаповалов, думаю, эти фамилии еще услышим. Тот же Шаповалов поступит в училище олимпийского резерва, начнутся двухразовые тренировки, причем с более сильными ребятами. Сейчас он учится во вторую смену, тренируется по утрам, а в это время там его ровесники, которых он на голову выше. И ему не интересно, прогресса нет.

Валериан Феоктистов: «Поездив по сборам со Смирновой, следующим ученикам даю другую программу. Работал бы так с Аней сразу, она была бы еще круче. Тренер растет со своими учениками, это правда. Спортсмен в 40 лет заканчивается, а тренер только начинается».

Главное — хвост

— Валериан, у вас помимо физкультурного есть экономическое и юридическое образование. Зачем?

— Я одно время в Алтайской академии экономики и права вел секцию фехтования. Предложили поучиться, скидку сделали. Почему нет? А в процессе так проникся, решил, что раз в педуниверситете красный диплом, то и тут также надо. Кстати, с Серёгой Хорохординым в ААЭП вместе были. А окончил юрфак, предложили экономический. Тоже пошел. В 2009 году выиграл Универсиаду и стал третьим на первенстве Вооруженных сил – тогда за ЦСКА выступал. Помню, на каком-то зачете преподаватель удивился, как так, одновременно и студент, и военнослужащий? Объяснил, он сказал, что такие люди им нужны, «пятерку» поставил. Мало ли, вдруг у нас организуют специализированную фехтовальную школу, я могу ее возглавить, знания есть.

— Валериан, у вас длинные волосы, в соцсетях есть фото с мотоциклами. Это откуда?

— Это не связано ни с рок-культурой, ни с байкерством. Не то, чтобы я себя искал, скорее экспериментировал. Я и лысым был, и крашеным. Вот в ту пору да, было влияние электронной культуры, которая пришла на Алтай. Гриндерсы, ботинки такие с титановыми носами, рейверская куртка – все это было. Ботинки недавно, кстати, на маминой квартире нашел. С вызовом в таком виде по педуниверситету ходил. В 2007 году перекрасился и лет семь не стригся, отращивал кудри. Кстати, после юрфака я чуть не устроился в прокуратуру. Пришел на собеседование, косу под рубаху спрятал. Но предупредили, что если возьмут, придется состригать. А место работы было в Бурле, я взвесил все и не пошел этой стезей. Так что стричься не пришлось, хотя хвост я все равно потом чуть укоротил.

— 40-летие выпало на период самоизоляции. Отмечали?

— Не особо. Немного посидели. Вообще, я три года практически дома не жил. Мы привыкли, что если я дома, это праздник – в ресторан идем, еще куда-то. А тут все закрыто, стали на дом заказывать. Потом подсчитал, что уже накладно стало так жить, и праздник кончился. Начался период, когда стало все бесить. Но и эта ломка прошла, сейчас получаю кайф от этого периода, занимаюсь воспитанием дочери нормально, а не в роли приезжающего папы.

— О ветеранских турнирах не думаете?

— Планирую, как со спиной разберусь. Даже экипировку заказал. Старая не налезла. Нет, штаны-то нормально, а нагрудник уже проблематично. Думаю, пару раз на ветеранской Европе выступлю. Там как раз мой конкурент по юниорским турнирам, Гриша Великий, старший брат Софьи (Софья Великая – олимпийская чемпионка. – Прим. авт.). По ветеранам всех косит. В одной команде мы легко Европу можем выиграть.