Немцы решили, что я убитый: Алексей Нефёдов с ранением выбрался с поля боя, подорвался на снаряде, но в итоге дошел до Чехословакии

Июнь 02 14:06 2020

Без малого 20 лет возглавлял отдел вневедомственной охраны при отделе внутренних дел Октябрьского райисполкома города Барнаула Алексей Нефёдов. А до этого в жизни офицера были огненные дороги войны.

Алексей Нефёдов (в центре) с Иваном Животягиным, ветераном войны и вневедомственной охраны, и Михаилом Улитиным, председателем краевого Совета ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск.
Фото Владислава Галенко

Дорога к своим

Алексей Нефёдов родился 5 января 1925 года в поселке Сыромятниково (на территории современного Калманского района). В феврале 1943 года, вскоре после своего 18-летия, он был призван в армию и после прохождения подготовки направлен на фронт. Красноармеец Нефёдов стал бойцом 572-го стрелкового полка 233-й стрелковой дивизии, которая в составе войск Степного, а затем 2-го Украинского фронтов участвовала в освобождении Левобережной Украины, форсировании Днепра и наступлении в Кировоградском направлении. В ходе ожесточенных боев совместно с другими соединениями фронта дивизия освободила города Кременчуг и Знаменку. 29 сентября 1943 года приказом Верховного главнокомандующего дивизии присвоено почетное наименование «Кременчугская», а 10 декабря – «Знаменская».

Об этом Нефёдов узнал, уже находясь в госпитале: в бою неподалеку от станции Волчанск в Харьковской области Украинской ССР он был ранен.

— Ровно в четыре утра нас подняли в атаку, – вспоминал Алексей Иванович. – Кругом было открытое поле, на котором горстями лежали снопы проса. На нас шли немецкие танки, а у нас были только автоматы и винтовки. Много наших погибло тогда. А меня ранили… Когда пришел в сознание, бой уже закончился, а по полю шли немцы и стреляли. У меня вся гимнастерка была залита кровью и они, наверное, решили, что я убитый. С собой у меня был десяток платочков, подаренных девчатами во время проводов на фронт, ими я и затыкал рану. Я пытался сориентироваться, где нахожусь. Решил пробираться ночью и шел на гул танков.

Нефёдову удалось добраться до своих и вновь встать в строй. После выписки из госпиталя он был зачислен в 1178-й стрелковый полк 350-й стрелковой дивизии 1-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта и участвовал в Житомирско-Бердичевской, Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской наступательных операциях.

— Подходили мы к польской границе, – вспоминал об освобождении Польши ветеран. – Наш взвод был отправлен на разведку в тыл противника. Со мной были командир и стрелок. На крыше нашей машины установили пулемет. Мы прошли за линию фронта на километр. У нас было задание: вызвать огонь на себя, чтобы выявить огневые точки врага. По нам стреляли, а командир наносил расположение огневых точек на карту. Когда возвращались обратно, вблизи машины разорвался снаряд, оторвало колесо, но мы выбрались.

29 июля 1944 года его дивизия вышла к реке Висле. Передовые части переправились через реку и закрепились на левом берегу. Этот небольшой участок в дальнейшем стал знаменитым Сандомирским плацдармом. С него главные силы 1-го Украинского фронта начали наступление в январе 1945 года, освободили Польшу, в течение недели вышли на границу 1939 года и вступили на территорию Германии. Боевой путь 350-я дивизия завершила в Чехословакии. К концу войны она носила почетное наименование Житомирско-Сандомирской, а ее боевое знамя украшали ордена Красного Знамени и Богдана Хмельницкого. Орден Богдана Хмельницкого II степени был и на знамени 1178-го стрелкового полка, в котором воевал Алексей Нефёдов.

У истоков ОВО

Весной 1948 года он был уволен в запас. Вернувшись на Алтай, поступил на службу в органы внутренних дел. Начинал с должности милиционера управления милиции УМГБ по Алтайскому краю, но уже через два месяца был переведен на должность участкового уполномоченного 2-го отделения милиции города Барнаула. Позже был старшим инспектором службы, заместителем начальника отдела милиции Октябрьского райисполкома города Барнаула. Затем 18 лет Алексей Иванович руководил отделом вневедомственной охраны при этом отделе внутренних дел.

В этот период вневедомственная охрана динамично развивалась. В 1967 году общая численность Октябрьского ОВО составляла 502 стрелка ВОХР, сторожей и бригадиров, не считая подразделений военизированной охраны по охране завода геологоразведочного оборудования и политехнического института. Ежедневно выставлялось 60 постов, действовало два автопатрульных и три милицейских маршрута. В 1969 году в отделе был организован маршрут с использованием такси. За счет сокращения 48 единиц сторожей обходных постов ввели 21 единицу инспекторов. Одетые в форменную одежду и с нарукавными повязками «Охрана», они на автомобилях такси объезжали охраняемые объекты, проверяя их состояние и систематически докладывая дежурному об обстановке на маршруте, а при необходимости оказывали помощь сторожам соседних постов, милиционерам и дружинникам.

Под руководством Нефёдова подразделение не раз добивалось высоких результатов, отмечалось памятными красными вымпелами и дипломами краевого УВД.

На заслуженный отдых Алексей Иванович ушел в апреле 1984 года. За 33 года милицейской службы к его боевым наградам добавились медали «За отличную службу по охране общественного порядка», «За безупречную службу» трех степеней, знак «Отличник милиции» и другие.

В 1985 году в связи с 40-летием Победы Алексей Нефёдов был награжден орденом Отечественной войны II степени. Десять лет спустя Указом Президента РФ ему было присвоено звание полковника милиции, а в 2002 году за активное участие в становлении вневедомственной охраны, большой вклад в развитие службы ветерану вручили нагрудный знак Главного управления вневедомственной охраны «За отличие».

Владимир Антропов.