Главный по королям: три страсти Игоря Бочерикова

Июнь 02 15:20 2020

22 мая ушел из жизни артист Молодежного театра Алтая Игорь Бочериков. Алтайской сцене он посвятил более 30 лет своей жизни, оставив в памяти зрителей образ чудака-интеллигента, добряка и жизнелюба.

Фото предоставлены МТА

Перечислять роли хорошего артиста всегда трудно – вдруг пропустишь самую главную, судьбоносную. Лично мне Игорь Бочериков запомнился в спектакле «Обыкновенное чудо», где он сыграл Короля. Ему удалось не просто не повторить интонаций Евгения Леонова, засевших в памяти благодаря фильму Марка Захарова, но и привнести в этот образ много своего. За долгую актерскую биографию Игорь Бочериков сыграл немало королей (пусть и сказочных). Но эта роль все же была особо трогательной, грустно-щемящей.

Хочу в ТЮЗе играть!

Юрий Авдеев, выпускник режиссерского отделения Алтайского института культуры, а ныне режиссер заслуженного коллектива народного творчества РФ Называевского народного театра «Сотоварищи» (Омская область), с Игорем Бочериковым познакомился в 1987 году.

— Тогда я только восстановился в институте после армии, а Игорь учился на четвертом, выпускном режиссерском курсе, – делится он. – И вот мы, студенты-«эртэшники» пришли в Барнаульский ТЮЗ на предпремьерный показ спектакля «Шесть персонажей в поисках автора» по пьесе Пиранделло. Так вышло, с Игорем сидели рядом, делились восторженными отзывами, словно маститые знатоки-режиссеры, и он время от времени повторял: «Хочу в ТЮЗе играть!». Потом уговорил меня еще несколько раз сходить на «Персонажей». А потом… мечта Игоря сбылась.

В Барнаульский ТЮЗ Игорь Бочериков пришел в 1988-м. Как говорят его коллеги по цеху, всегда с готовностью брался выполнять любые режиссерские задачи, не капризничая, не морщась.

— В конце 1980-х годов я как режиссер ставила спектакль «Кошка, которая гуляла сама по себе», – вспоминает заслуженная артистка РФ, актриса МТА Нина Таякина. – В нем художница Евгения Гура придумала необычное решение: использовать батуты в те моменты, когда герои размышляют о свободе, о полете души. Нужно было ездить на тренировки в батутный комплекс, что было не всем удобно. Так вот от Игоря Бочерикова я не услышала ни одного нарекания или сетования на то, что ему неудобно, он неспортивный, он не может. На тренировки он всегда приезжал с хорошим настроением, с интересными идеями.

С этим артистом Нина Таякина встречалась на сцене часто. Достаточно вспомнить спектакль «Ванька, смотри!», созданный режиссером Виктором Захаровым по шукшинской сказке «До третьих петухов». В нем Игорь Бочериков, так похожий на самого Шукшина, играл главную роль.

— Однажды Барнаул посетила группа московских критиков, которые после этого спектакля советовали своим коллегам, не посмотревшим этот спектакль, – мол, идите, на Бочерикова посмотрите, – продолжает Нина Васильевна. – После этой роли его стали приглашать к себе другие театры. Но он никуда не поехал. И сыграл здесь так много запомнившихся ролей. Одна из них роль Мармеладова в «Преступлении и наказании» режиссера Олега Пермякова. В нем есть такая сцена, от воспоминаний о которой меня пробирает. По замыслу режиссера, в конце спектакля я, игравшая старуху-процентщицу, должна была встретиться после смерти с Мармеладовым. И вот мы сидим с ним за одним столом, смотрим друг на друга и разговариваем…

Еще одним страстным увлечением Игоря Бочерикова был огород. Причем артист был уверен: кроме него, на свете нет другого человека, который бы так же любил полоть, ковыряться в земле (не случайно же он держал две дачи).

Чудак-человек

А еще Игорь Бочериков был одержимым книгочеем. Как рассказал его сосед по гримерке Виктор Синицын (а они делили одно помещение на протяжении 28 лет), однажды Игорь Алексеевич где-то прочел про одного чудака, решившего собрать коллекцию всех книг мира. Он не просто его зауважал, а захотел стать на него похожим – и отовсюду приносил книги.

— В итоге у него скопилась просто гигантская коллекция книг, – пояснил Виктор Александрович. – Собирал он все книги, какие только можно. Никогда не отказывал тем, кто избавлялся от старых изданий, – все забирал себе. Книги были везде, даже в душевой нашей гримерки, в комоде, где другие артисты обычно хранят личные вещи. На одной из своих дач (а их у Игоря Бочерикова было две) он даже хотел специально вырыть погреб-землянку и обустроить ее под книгохранилище. Но одно дело собирать книги и совсем другое – их читать. Так вот, читал он постоянно. И хотя из всех направлений выделял фантастику (большую часть его библиотеки составляли собрания сочинений, обширные серии), интересовался всем, даже научной литературой. А однажды предложил установить в гримерке книжные полки, на которых бы хранилась литература, посвященная всем религиям мира. Признаться, от этой идеи я его отговорил, так как мне она показалась не осуществимой в наших стенах.

Как говорит Виктор Синицын, начитанность Бочерикова выражалась во всем. В том числе и на сцене, которая не просто выявляет, а подчеркивает свойства личности. Достаточно вспомнить сыгранных им королей, а по этой части он был настоящим специалистом. И если в том или ином сценарии прописывалась роль короля, то артисты точно знали – кто ее будет играть. И с этой задачей Игорь Алексеевич справлялся мастерски.

Сказочных правителей он сыграл в «Бременских музыкантах», в «Летучем корабле», в «Маленьком принце», в «Обыкновенном чуде» — в целом, как говорят, почти в десятке спектаклей. Но были и другие роли: Бубнов в постановке «На дне», Рагно в «Сирано де Бержераке», Чацкий в «Горе от ума», Добчинский в «Ревизоре», Акакий Акакиевич в «Шинели», Саныч в «Прекрасном далеком», Павел в «Праздниках детства», Аникин в «Еще раз про любовь», Парамон Корзухин в «Беге» и много что еще…

Помимо работы в спектаклях, Игорь Бочериков сам создавал чтецкие программы по произведениям Василия Шукшина и Владимира Набокова. Одна из них, по шукшинскому роману «Любавины», заняла первое место в краевом конкурсе чтецов, организованном Алтайским отделением Союза театральных деятелей.