225 лет назад родился исследователь Алтая академик Мейер

Июнь 02 14:51 2020

В знаменитой экспедиции, совершенной на Алтай без малого 200 лет назад немецким ученым Карлом Ледебуром для изучения местной флоры, участвовал его ученик, тогда еще совсем молодой русский ботаник Карл Мейер. Он открыл сотни образцов ранее неизученных растений.

Карл Мейер оказал большое влияние на развитие отечественной ботаники.
Фото из сети Интернет

Говорят, что даже если бы Карл Ледебур не написал свою знаменитую «Флору России», он все равно бы прославил свое имя в качестве наставника таких ботаников как Александр Бунге и Карл Мейер. Во многом именно они и обеспечили успех его алтайской экспедиции.

Сын аптекаря

Удивительные зигзаги делает порой судьба. Родившемуся в 1795 году в Витебске Карлу Мейеру она готовила местечковое семейное дело – молодой человек унаследовал от отца аптеку и даже какое-то время работал в ней. Но его манил мир, полный загадок и открытий. Восемнадцатилетний юноша поступил в Дерптский университет, где познакомился с Ледебуром. Ученый, оценивший жажду знаний и незаурядные способности Мейера, пригласил его с собой в исследовательскую поездку в Крым. Возвратившись из этого чудного места, Карл Андреевич принял окончательное решение в пользу ботаники, продал аптеку и стал работать с Ледебуром в Дерптском ботаническом саду приватным помощником.

В Барнауле

В известную всему научному миру поездку на Алтай, которая была организована на средства Дерптского университета, они отправились в 1826 году. В Барнаул прибыли 9 марта и были очарованы городом и тем приемом, который им здесь был оказан. Признавались, что не ожидали встретить в сибирской глуши такую аккуратность. Поскольку в горы идти было рано, хватило времени и с городом познакомиться, и хорошо подготовиться к дальнейшему путешествию. Всяческую помощь и содействие оказывал начальник Колывано-Воскресенских заводов Пётр Фролов. Путешественников снабдили картами, всевозможной информацией о географических особенностях местности, растительном мире, минеральных ресурсах. Сам Фролов как человек сведущий в этих вопросах давал дельные советы. Бесспорно, это было очень хорошим подспорьем в работе экспедиции, которая изучением только флоры не ограничилась, ее участников интересовали и фауна, и минералы – весь естественный мир.

Terra incognita

Подготовленные и экипированные исследователи 18 марта выдвинулись в дальний путь. Маршрут проходил через Калманку, Калмыцкие Мысы, Курьинск, Саввушку. Прибыв в Змеиногорск, экспедиция разделилась на три группы. Карл Ледебур обследовал Бухтарму, бассейн Чарыша и часть Центрального Алтая. Отряд Алексанра Бунге прошел по северным предгорьям Алтая, Катуни, Чуе и Курайской степи.

Карл Мейер прошел по Змеиногорскому району, левым притокам Бухтармы, Нарымскому хребту, к озеру Зайсан (ныне Восточный Казахстан). В то время это была terra incognita – земля доселе не известная. Только за четыре года до путешествия Мейера стала она собственностью Российской Империи. Мейеру посчастливилось первым из ботаников, да, пожалуй, и вообще всего научного люда, посетить эти удивительные места, именно ему выпала честь описать все, чем богата эта земля. И делал он это с большим интересом, со всей скрупулезностью и дотошностью.

По всей вероятности, Мейер выполнял и поручение Кабинета Его Величества разведать обстановку в тех краях, где золотопромышленники собирались вести добычу руды. Здесь в августе его встретил русский сотник Дмитрий Карбышев, показавший дорогу по выжженной солнцем степи к горам.

Посетив знаменитое Чёртово озеро (Шайтанколь), расположенное на вершине горного хребта и окаймленное гранитными скалами, Мейер обратил внимание на особенности произрастания сосны. В степи его поразили разбросанные белыми пятнами солончаки. Здесь он обнаружил растения, которые ранее ему не были известны – странные членистые анабазисы, многолетняя, почти кустарниковая лебеда. Да и буквально на каждом шагу в степи и горах путешественников ждали важные находки.

Первооткрыватели

Во время поездки по Киргизским степям Мейер проделал огромную работу по изучению степной флоры и фауны. Им было определено и описано около 900 видов растений, в том числе много новых, около 170 видов насекомых и около 60 видов птиц и млекопитающих.

Помимо научных изысканий доктор Мейер оставил интересные этнографические заметки, рассказав о русских поселенцах и описав нравы, традиции, быт местных жителей. В этих описаниях поражает множество деталей. В частности, о женщинах он писал: «Замужние обвивают голову белыми или пестрыми платками так, что они образуют низкую пирамиду, а сзади висит длинная широкая лопасть. Они вообще не носят покрывал и от мужчин не прячутся. На пальцах у них обыкновенно много колец, а в ушах серьги. Султанши и жены знатных киргизов вообще румянятся и натирают ногти темно-красной краской». Читать подобные заметки интересно даже сегодня, а уж тогда это было совершенно новое познание незнакомых обычаев.

В октябре все три отряда вернулись в Барнаул. Коллекции участников экспедиции легли в основу 4-х томов «Флоры Алтая» («Flora Altaica»), которая вышла в 1829-1833 гг. в Берлине и включала описание 1600 видов растений, из которых 400 – были новыми для науки. Карл Антонович для 4-томного труда обрабатывал сведения о семействах лютиковых, крестоцветных, ивовых и некоторых других.

Барнаульский краеведческий музей получил в дар от экспедиции гербарий местной флоры, содержащий образцы практически всех собранных и описанных растений.

«Из минералов мы привезли, кроме многих горных пород, найденных д-ром Мейером в Киргизских степях, диоптаз, который был передан в минералогический кабинет, – писал об итогах экспедиции Ледебур. – Местный музей получил от нас также несколько древностей хотя и небольшой ценности, найденных в чудских могилах».

Успешная карьера

В дальнейшем судьба Карла Мейера складывалась весьма увлекательно и приносила много пользы российской и мировой науке. Он много путешествовал, исследовал Кавказ, берега Каспийского моря. Писал научные труды, принимал участие в описании сборов, сделанных многими известными путешественниками.

В 1831 году был принят в число членов-корреспондентов Императорской Академии наук. В 1851 году Карл Андреевич (Антонович) получил назначение на должность директора старейшего Ботанического сада в Санкт-Петербурге, который он вскоре обогатил редкостными диковинными растениями.

Рудольф Камелин, профессор, доктор биологических наук, член-корреспондент Российской академии наук:  «Есть одна замечательная закономерность в истории создания флористических сводок, охватывающих всю территорию России. Во всех случаях они предварялись работами, характеризующими флору Алтая. Первая законченная «Флора России» К.Ф. Ледебура могла появиться лишь после окончания издания «Алтайской Флоры» (в 4-х томах), написанной им же с учениками К.А. Мейером и А.А. Бунге».