Пешком через линию фронта: Абрам Лейтес встретил войну в детском лагере

Апрель 29 11:38 2020

Когда началась война, Абраму Лейтесу, рожденному в 1928 году в семье витебского механика и домохозяйки, было 13 лет. За неделю до начала войны родители отправили его в детский оздоровительный лагерь в деревне Крынки недалеко от Минска. А через десять дней туда уже пришли немцы.

Для Абрама Лейтеса Барнаул стал родным городом.
Фото Андрея Чурилова

— Что интересно, поначалу немцы нас и не трогали, и вообще, заглянув ненадолго в наш детский лагерь, проехали мимо, – вспоминает Абрам Аронович. – Нам тогда даже удалось прожить там почти до августа, но потом за одной нашей девочкой-белоруской приехал отец из Витебска и сказал, что лучше будет нам всем уходить и в городе не появляться. В конце лета 1941 года немцы уже создавали гетто для евреев. Было такое гетто и в Витебске.

На восток они шли втроем: два мальчишки-подростка и девчонка. Местные белорусы их кормили, оставляли на ночлег, но иногда приходилось ночевать и где-нибудь в стогу или просто в лесу. Спали вполглаза, прислушиваясь, не хрустят ли ветки в лесу под солдатскими сапогами, не едут ли мотоциклисты. Но, вообще-то, больше бояться приходилось не немцев, а появившихся уже ранней осенью 1941 года полицаев.

В Витебск путь им был заказан, поэтому друзья Абрама Лейтеса по дороге отстали, один остался у родственников в Орше, а спутница-девчонка – у родни в Лиозно. А ему дальше пришлось идти поначалу одному, сторонясь немецких и полицейских разъездов. Правда, потом компанию ему составил взрослый человек, осужденный по политической статье, но убежавший, как и другие заключенные, из тюрьмы в начале войны и также пробивавшийся к нашим.

— Он хотел воевать с врагом с оружием в руках, – вспоминает Абрам Лейтес.

Им повезло. Сплошной линии фронта не было, поэтому удалось тихо перейти на сторону, контролируемую советскими войсками. А дальше – опять путь сначала в одиночку, а затем вместе с обозом, который подвозил боеприпасы фронту и пустой возвращался назад.

В феврале 1942 года он попал в Калинин, обойдя Москву далеко с севера. Потом – местный детдом, учеба и тщательные поиски своей семьи: матери, отца и сестер, судьба которых была Абраму Лейтесу совсем не известна. Уже летом 1942 года он получил адрес своей семьи, которой удалось вовремя эвакуироваться в маленький городок Баланда Саратовской области. Старшая сестра работала там медсестрой в местном госпитале.

Затем, воссоединившись, семья жила в подмосковном Тушине (сейчас это район Москвы), где Абрам Лейтес закончил школу и поступил в знаменитую Бауманку – Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана. По окончании вуза в 1951 году он был распределен в далекий Барнаул – город, куда он приехал с молодой женой и где у них впоследствии родилось трое детей.

— Барнаульский котельный, куда я был распределен, тогда, в 1951-м, уже был крупным и бесперебойно действующим предприятием, – вспоминает Абрам Аронович.

Ему довелось пройти путь от рядового инженера до начальника конструкторского отдела. Уйдя официально на пенсию в 1988 году, он продолжал работать на заводе более 15 лет. Впрочем, и потом его как уникального специалиста приглашали проконсультировать заводчан по тому или иному вопросу котлостроения.

Барнаульскому котельному заводу Абрам Лейтес отдал более полувека. Ему пришлось побывать практически в каждом крупном и не очень большом городе бывшего СССР, работая там на запуске нового барнаульского котла.

Дмитрий Федяев