На какие хитрости идут барнаульцы, чтобы как можно реже выходить из дома во время пандемии

Апрель 27 16:43 2020

За четыре недели соблюдения режима самоизоляции люди изобрели массу лайфхаков, чтобы сделать свою вынужденную жизнь домоседа максимально комфортной. Рассказываем, как горожане развлекают детей, как увеличивают срок хранения продуктов и чем заменяют прогулки на свежем воздухе.

Рисунок Александра Ермоловича

Еще в конце марта, когда только заявили о введении режима самоизоляции, от соседей и знакомых слышала: «Ну наконец-то появится время убрать в гараже/кладовке/шкафу, заняться детьми/собой/любимым делом!». Прошла неделя. Вторая. Третья. Теперь только и разговоров: «Ну когда же все это закончится?!».

Между тем многие уже адаптировались к «новой» жизни.

Горячий хлеб

Георгия и Татьяну, которые этим летом планируют узаконить отношения под фамилией будущего мужа – Прайзендорф, вторжение коронавирусной истории в пределы Алтайского края расстроило больше, чем других. Как признается пара, первое время думали: а что, если это надолго и свадьбу придется переносить? Ведь уже заказаны парикмахеры, визажисты, зал, время и место регистрации согласовано. А тут такое! Три дня переживали, а потом прошло, ждут хороших новостей и работают. Оба, кстати, программисты, трудятся в одной компании, поэтому на удаленку перевелись без особых помех.

— Мне даже нравиться начало – встал за пять минут до начала рабочего дня, и ты уже на рабочем месте, – смеется Таня. – Ни наряжаться не надо, ни завтрак экстренно готовить.

Обычно они закупали продукты по дороге домой. В новых условиях затариваются раз в неделю. Одним из самых проблемных в их продуктовой корзине оказался хлеб, неделю он не хранится. Тогда без пяти минут молодожены протестировали новый лайфхак.

— Стали замораживать, – рассказывает Татьяна. – Когда хлебница опустевает, достаем новую мерзлую булку, ставим на 30 секунд в микроволновку – и готово! Достаем, как из духовки, – мягкий, ароматный, горяченький. Сначала думала, что из него воды вытает, как из мяса, поставила в тарелку поглубже. Оказалось, ничего подобного. Еще боялась, сырой будет внутри, – нет, хлеб как хлеб. Гоша смеется, мол, когда все наладится, так же будем делать. Так ему вкуснее.

Песочница на восьмом

У одного из моих соседей, Олега Меньших, два сына. Юре – шесть, Саше – четыре. Мама у них медик, потому она постоянно на работе, а вот глава семьи – из сферы продаж, ему пришлось временно переквалифицироваться в круглосуточную няньку для своих пацанов. Парни у него – что надо: вечно что-то делят, соревнуются, доказывают, кто лучше. Единственное спасение семья находила в ежедневной прогулке.

— Без нее как без рук, – сокрушается встретившийся мне выносивший мусор Олег. Как положено, сосед был при маске, перчатках и в двух метрах от меня. – Уже все игры перепробовал, весь Интернет перерыл, все равно дома им скучно. Займу на час-другой, а потом снова что-нибудь изобретать приходится. На балкон половина игрушек переехала, там как-то полегче. А недавно тесть в шутку мне брякнул: «Ты им песку на балконе насыпь и через окошко смотри, хоть часок, да твой будет!». Он посмеяться решил, а я призадумался. Добыл обрезки старого линолеума, по углам подрезал, чтобы в коробушку невысокую складывался, и проволокой скрутил. Пока в гараже стоит. Тесть вот-вот обещался навестить нас, продуктов привезти – картошки там, солений всяких, а то с этим режимом всей семьей бесконечно устраиваем паломничество к холодильнику. Уже с пацанами ставки делаем, когда лампочка в нем перегорит. Так вот он и два ведра песка обещался доставить. Пока тянем время.

Вверх-вниз

Сергею Захарову за 60. Он пенсионер, но дома не засиживается – уже несколько лет регулярно в меру возможностей занимается спортом. Любимый его вид – ходьба. Когда обычная, когда скандинавская. В апреле тренировки накрылись медным тазом. Во-первых, он – из зоны риска, дети запретили ему выходить из дому и сами закупают для него продукты. Во-вторых, собаки для легальных прогулок у него нет. Но и тут мужчина не отчаялся.

— У нас же мусоропровод, так я перестал им пользоваться, на улицу ношу, – раскрывает карты Сергей Геннадьевич. – Я в «свечке» живу, на седьмом, у нас, сама знаешь, лифт. Так стороной его обхожу. На пожарную лестницу выйду – вот тебе и тренировки. Там еще почти везде окна открыты, воздух свежий заходит. Я в одну сторону с мусором пройдусь, а потом еще туда-сюда налегке. Один минус — пейзаж не очень там, но ничего, зато не заржавею.

Второе «я»

Алина Фроленко живет с сестрой-студенткой, которая успела вовремя умчаться к родителям в деревню. Девушка вместе с остальными 70% коллектива отправлена на надомную работу. В ее случае это тотальное безделье – она занималась прямым общением с гражданами. Теперь ее второе «я» – смартфон, который она постоянно держит на расстоянии вытянутой руки.

— Телевизора у нас нет и книжный фонд крайне скудный, в основном учебники, – признается Алина. – Вот и выходит, что время коротаю в телефоне – читаю, смотрю, зависаю в сетях. Уже надоел до тошноты. А чем я в таких условиях себя займу? Оккупировала балкон, хорошо, застекленный. Смотрю видеоуроки спортивные. В один день аэробика, в другой – растяжка, в третий – еще что. Самоучитель по английскому скачала. Вообще, я немецкий в школе учила, поэтому с самых низов начала. Еще свой способ тренировки памяти разработала. Каждое утро выхожу на балкон и изучаю обстановку. Стараюсь запомнить, где что стоит, что сегодня сушат на балконе через дорогу, а на следующий день ищу отличия. Прикольно, в общем-то. Дед говорит, их в армии так тренировали, а меня называет солдатом невидимого фронта.