Муштаков на самоизоляции не пропадет: один из быстрейших конькобежцев страны затянувшийся отпуск проводит в родном городе

Апрель 24 16:20 2020

Точку в нынешнем сезоне Виктор Муштаков, должен был поставить на чемпионате России в спринтерском многоборье в марте, но его отменили из-за коронавируса. В отпуск воспитанник тренеров СШОР «Клевченя» Елены Комаровской и Аркадия Конюхова приехал в родной Барнаул. Сразу по прибытии Виктор попросил дать ему отдохнуть дней десять, пообещав после этого ответить на все вопросы, и слово сдержал.

Тяга к кулинарии

— Виктор, самый популярный вопрос последнего месяца: как проводишь время дома?

— Да, наверное, как и большинство жителей страны сейчас. Сижу дома, тренируюсь, готовлю.

— Я видел у тебя на странице в Instagram твои кулинарные шедевры. Давно этим увлекся?

— Год-полтора назад обнаружил эту тягу в себе. На сборах времени нет, а дома люблю покулинарничать, придумывать что-то. Еще Настя, моя девушка, мне помогает. Вот уже за этот отпуск освоил рыбу в лимонном соке, мясо по-французски. В общем, на самоизоляции не пропаду.

— Когда ты последний раз столько времени проводил в Барнауле?

— Очень давно. В прошлом году здесь пробыл совсем недолго, по сути, из отпуска улетел на сборы в Кисловодск, 25 апреля уже там был. Так что все очень непривычно, особенно когда оказалось, что до июня минимум ничего не будет. Даже в Горный Алтай не съездить, поначалу хотели еще хотя бы туда или в Белокуриху, но ничего не получилось.

— Как самоизоляция изменила твою жизнь?

— Стараюсь избегать мест, где может быть много людей. Если побегать надо, то в лесу. Сижу дома, в компьютерные игрушки онлайн режусь. В турнирах не участвую, так, для себя.

— Если бы не пандемия, ты бы уже был на сборах?

— Нет, первые сборы в Испании были намечены с 10 мая, а вторые с 27 мая в Кисловодске.

— Сейчас многие спортсмены выкладывают домашние тренировки. Что из программы конькобежцев можно выполнять в таких условиях?

— Да много. Можно и велотренажер покрутить, и на доске имитацию техники катания выполнить. В Барнауле у меня все это есть, так что занимаюсь. Тренеры нас не контролируют, рассчитывают на профессионализм спортсменов.

— Ты однажды сказал, что в Барнаул надолго лучше не приезжать, наступает раскоординация.

— Это я про сам сезон. В разгар него лучше оставаться в Коломне. В Барнауле нет крытого катка. Если не тренироваться – это сразу почувствуется. А если выходить бегать на мороз, простыть можно. Поэтому во время сезона лучше находиться с командой, вести централизованную подготовку.

Сдаваться не собирался

— По итогам сезона ты стал вторым в Кубке мира на дистанции 500 метров. Это круто.

— Да, первый раз такой результат. Думаю, сезон хорошим получился. Победил и на чемпионате Европы, пусть и в командном зачете, но тоже здорово. Ну и в Кубке мира хорошо выступил, личные рекорды установил. Шел-то вообще первым, но немного не получилось. Жаль, что за второе место никаких глобусов, кубков или других отличительных знаков не дают.

— При этом финальный этап Кубка мира для тебя начинался крайне неудачно. О чем подумал, когда в первом старте на 500 метров финишировал десятым?

— Конечно, понимал, что я вообще могу из призовой тройки общего зачета вылететь. Но, честно, не расстраивался и сдаваться не собирался. Все-таки на всех этапах Кубка мира перед этим выступил, было бы обидно в последний момент упустить высокое место. Меня подвела травма, ее последствия. Но на второй день скованность прошла, бежалось легче, удалось выправить ситуацию.

— Что за травма была?

— Надрыв мышц паха. Последние полсезона уже на износ работали, мышцы ослабли, вот и результат. Плюс спина еще беспокоила, это мое слабое место. Упал в детстве на тренировке в Челябинске на катке, протрузию заработал. Ни старт выполнить нормально не мог, ни в поворот войти. Сказали, закачивать спину и пресс, я и выполнял. Четыре года не беспокоила, последние пару лет опять начала.

— Когда из-за травмы ты и твои партнеры по команде в конце сезона снялись с чемпионата мира по спринтерскому многоборью, зарубежные конкуренты много нехорошего о вас говорили. Не хотелось ответить?

— Голландцы? Да, говорили, что мы испугались. Что им отвечать, не обращаем внимание.

— Ты же в Москве хотел после сезона обследование пройти. Удалось?

— Нет, его тоже отменили из-за пандемии. Получается, что из-за этого толком не знаю, что меня ждет в начале подготовки, смогу ли сразу начинать работу. Я ведь еще хотел перегородку носа поправить.

Виктор Муштаков: «На пятисотметровке ты разогнался, и на этом все. Тысяча коварная, нужно правильно разложить усилия, чтобы добежать без закислений мышц. Получилось так, что большая часть подготовки была направлена на 500 метров. В следующем сезоне тысячу планирую подтягивать и бежать быстрее».

Жесткий лед

— У тебя сезон получился интересным: удачно выступил на этапах Кубка мира, а на чемпионате мира – не особо.

— Да, главные старты не задались, везде «деревянные медали», четвертые места, которые самые обидные. Но опять же, ничего страшного. Не пошло сейчас, нормально будет в следующий раз.

— За эти годы у тебя появились фартовые и нефартовые катки?

— Нет. Какая разница, какой лед, какие условия. Надо выходить и бежать. Другое дело, что есть те, которые больше нравятся. Так как я родился и начинал бегать в Барнауле на открытом катке, то мне раньше такие и нравились, где лед пожестче. В японском Томакомае в прошлом сезоне на этапе Кубка мира на открытом льду занял второе место. А Паша Кулижников и другие не могли там бежать с их техничностью и плавностью. На открытом льду надо быть взрывным, выносливым.

— По итогам прошлого сезона ты говорил, что твоя главная ошибка в технике – заваливаешься на носки. Исправил?

— Полностью нет, но стало намного лучше. И все равно есть над чем работать. При этом легче идет исправление техники в повороте, уже более совершенно стал их проходить, скорость появилась.

— Ты еще лет пять назад бегал все дистанции. Когда пришло понимание, на чем специализироваться надо?

— В юниорах ты на самом деле бегаешь все, тренеры не рассматривают тебя как исключительно спринтера или специалиста по длинным дистанциям. Мировоззрение повернулось к спринту уже во взрослом возрасте, пошли пятисотметровки, тысяча метров, от полуторки уже отошел, система подготовки стала другой.

— К спринту в конькобежном спорте должна быть предрасположенность? Некоторые легкоатлеты-спринтеры не понимают, как можно бегать по 10-20 км.

— Я понимаю, я же бегал на коньках пять тысяч метров. Если подготовиться, вполне можно выступать. Из многоборья в чистый спринт переходить уже тяжелее.

Не сравнивать с Клевченей

— У тебя из детства самый памятный старт какой?

— Наверное, первые дистанции в новых возрастных группах. Ты из средней группы переходишь в старшую, впервые бежишь полуторку, тройку. Как это сделать, не знаешь, сломя голову несешься, устаешь. Вот это запоминающееся.

— А первую победу помнишь?

— Да, в 2006 году в Барнауле турнир на призы Сергея Клевчени (двукратный призер Олимпиад, уроженец Барнаула, его имя носит наша школа. – Прим. авт.). 100 и 300 метров пробежал, первое и второе места занял.

— О Клевчене тогда много знал?

— Да, он хотя и не выступал уже, но я знал, кто он, какие у него результаты и рекорды. И сам интересовался, и тренеры рассказывали.

— Имя Клевчени тебя сопровождает всегда. Скажи честно, не напрягает, когда вас сравнивают, когда постоянно говорят, что ты его рекорды в крае переписываешь?

— Честно, уже немного надоедает, хотя поначалу льстило. Да, мы – земляки, начинали на одном катке. Но выступаем в разное время, сейчас все другое, коньки, комбинезоны – все поменялось. Сравнивать с тем временем, мне кажется, уже бессмысленно.

— Он следит за твоими успехами?

— Да, он же меня год в юниорах тренировал – и сейчас что-то подсказывает. У него своя команда девушек, на которых надо много времени, но за мной он продолжает наблюдать.

— Еще однажды Павел Кулижников (трехкратный чемпион мира, партнер Муштакова по сборной. – Прим. авт.) назвал тебя своим учеником.

— Да, в прошлом году, когда я его опередил на соревнованиях.

— Так ты считаешь себя его учеником?

— Да. Если бы Паша не катался, и нам было бы трудно. Он как картинка, которую ты срисовываешь, повторяешь, у тебя самого меняется техника.

— Вас можно назвать друзьями?

— Да. У нас дружная команда. Да, мы друг другу соперники, но жизнь это одно, лед – другое. Сейчас вот все по домам сидим, но общаемся через WhatsApp. У Кулижникова как раз сегодня (20 апреля. – Прим. авт.) день рождения, поздравлял его. Ему в Коломне еще тяжелее, даже на улицу не выйдешь. Дома сидит, велик крутит.

— Из заграничных спортсменов с кем-то общаешься?

— Да, с двумя японцами. Они общительные, легко идут на контакт.

— Как у тебя с английским?

— Как раз в данный момент изучаю. Настя им владеет и меня учит, пока с репетиторами нет возможности заниматься.

— Когда Кулижников в этом году на чемпионате мира упал и лишил вас шансов на медаль в командном спринте, что вы подумали?

— Да у всех такое бывает. Это Солт-Лейк-Сити, самый быстрый лед, не дает расслабиться. Паша переживал за нас.

— У тебя есть самое памятное падение на дистанции?

— В старшем возрасте по юниорам вышел в Белоруссии на первый в жизни международный старт на пятисотметровке и в первом же повороте ушел, причем не по своей вине: соперник упал и под меня подкатился. Я перепрыгнул, но тоже упал, головой стукнулся. Болезненно было.

— Когда вижу, как конькобежцы падают, снося все ограждения, представляю, как это больно…

— Да. Но еще как упадешь, это тоже тренируют. Я уже столько падал, что знаю, как группироваться. Кто-то после падения, бывает, не может сразу нормально бежать, страх появляется. У меня нет такого. Упал, встал, переодел порванный комбинезон, дальше побежал. Бывает, если темповая тренировка, за день и не раз могу упасть. Однажды после такого тренер даже сказал: «Все, не твой день, завтра будем заниматься».

— Коньки во время таких падений ломаются?

— Частенько, но опять же смотря какие. У Maple есть предрасположенность к поломкам, проблема с подшипниками, люфтят. С Viking проще, в следующем сезоне буду переходить на них.

— Надо будет к ним привыкать?

— Да, но время будет. В августе, хочется надеяться, на них встану, к октябрю уже нормально стану себя чувствовать.

— Сколько человек в сборной следят за коньками?

— Один механик. Следит, точит, делает загибы, микрометром все промеряет. Смазок и других хитростей, как у лыжников, нет.

— На роликах конькобежцы катаются?

— Какое-то время катались, потом перестали. Раньше, в детстве, много времени на них проводил. Как лыжники лыжероллеры, мы ролики для подготовки не используем. Они и ледовые коньки похожи, конечно, но если ты весь сезон пробегал на них, то пару месяцев лучше без них провести, вот ролики у нас и убрали. Лучше велосипед, аэробные нагрузки.

— На одном из фото в Instagram ты демонстрируешь рельефный торс, и твой первый тренер Елена Комаровская вспоминала, что в детстве ты был похож на борчонка: любая нагрузка, и сразу все мышцы видно. Над рельефом специально работаешь?

— Раньше – да, сейчас нет, уже не заморачиваюсь. Стараюсь в тонусе пресс и плечевой пояс держать. А ноги и так знаю, как тренировать.

Свой турнир

— Ты в прошлом году обзавелся своей квартирой на Жилплощадке. Ее выбрал, потому что это район твоего детства?

— Нет, любой район устроил бы. Просто по сертификату, который мне предоставили, надо было до декабря отчитаться, время поджимало. Посмотрел штук 15 вариантов, эта новостройка на Жилплощадке понравилась больше всего.

— Ты все-таки домом сейчас считаешь Барнаул или Коломну?

— В спортивном плане – Коломну. Во время сезона и между сборами это наше постоянное место жительства. А в Барнауле я отдыхаю.

— За кем при обустройстве квартиры решающее слово, за тобой или за девушкой?

— За мной, конечно.

— Виктор, почти у всех ведущих спортсменов Алтайского края – Сергея Шубенкова, Ивана Нифонтова, Сергея Хорохордина и других – есть свои именные турниры. Ты такой планируешь?

— Пока не думал, но в дальнейшем – почему бы и нет.

В минувшем сезоне, который для Виктора Муштакова был вторым на взрослом уровне, он победил на этапах Кубка мира в Нур-Султане и Нагано (500 метров), чемпионате Европы в командном спринте (500 метров), Всероссийских соревнованиях памяти Бориса Шавырина (1000 метров), стал четвертым на чемпионате мира в Солт-Лейк-Сити (500 метров) и чемпионате Европы (1000 метров). В общем зачете Кубка мира на дистанции 500 метров Муштаков занял второе место, на километровой дистанции – на восьмой позиции.