Артековец всегда: чему учат в крымском Хогвартсе, кто такой Абсолют и зачем нужно обнимать 200-летнюю секвойю

Апрель 22 10:46 2020

В международном детском центре «Артек» побывала алтайская делегация, которая успела вернуться в Барнаул до введения ограничений из-за коронавируса. Четвертая и пятая артековские смены, выпавшие на апрель и май, отменены.

В «Артеке» к алтайской делегации относятся по-особому.
Фото из архива Дарьи Катренко

«Гайдаровцы» третьей смены

В «Артеке» к ребятам с Алтая всегда относятся по-особенному. Ведь в 1941 году к нам в Белокуриху, подальше от фронта, было направлено 210 артековцев – участников самой длинной смены, длящейся 1301 день. Смена эта была необычной, так как впервые состояла из ребят, прибывших из советских республик и в основном – из Эстонии. В память о том далеком времени дети с Алтая прибывают в «Артек» в специальных красных галстуках, которые выдают всем еще в Барнауле. Вот в таких галстуках ступили на крымскую землю и мы. Кстати, постоянно носить этот символ было не обязательно. Но все же некоторые из нас (в том числе и я) ежедневно повязывали галстук с надписью «Артек» на Алтае».

Мои первые впечатления об «Артеке» были незабываемыми. До сих пор я никогда не видела моря, никогда не отдыхала на юге нашей страны. Помню, как из автобуса по дороге Симферополь Гурзуф нам впервые открылся вид на море. Но самые яркие впечатления я испытала, когда увидела огромный шатер над спортзалом с надписью «Артек».

Потом было немало потрясений: от школы – артековского Хогвартса, от нашего лагеря «Янтарный», с которого открывается красивый вид на море, от гор, кипарисов. Из девяти лагерей «Артека» «Янтарный» – в числе самых старых. Основан он был в 1966 году и носит имя Аркадия Гайдара. Поэтому мы сами себя называли «гайдаровцами», а один из отрядных квестов был посвящен повести «Тимур и его команда».

Сегодня «Янтарный» размещен в просторном современном корпусе в пять этажей. Наш, 11-й отряд, расположился на четвертом. Рядом с лагерем находятся две костровые – нижняя и верхняя, там проводят встречи отрядов, лагерные мероприятия и массовки. Есть в «Артеке» профильные отряды, где дети занимаются спортом, ходят в походы, погружаются в сферу медиа или получают знания о море. Я же попала в многопрофильный отряд, где не было специализации и ребята выбирали кружки по своему вкусу. Мне захотелось заниматься робототехникой.

Учеба в удовольствие

Все дни были очень загружены. Утро начиналось с зарядки, потом шли сборы отрядов, репетиции конкурсных программ, прогулки по окрестностям «Артека». После обеда мы отправлялись на «Абсолют» – так называется тихий час, духом-покровителем которого служит гном с бородой (ему даже посвящена специальная артековская песня). По легенде этот гном живет на вершине горы Аю-Даг – символа «Артека», в старом дереве с дуплом. А Абсолютом его называют потому, что раньше во время тихого часа вожатые всем говорили: «Ребята, абсолютная тишина», а потом эта фраза сократилась и превратилась в «Абсолют».

После тихого часа мы отправлялись в школу или на СОМы (это слово никакого отношения к рыбе не имеет, а расшифровывается как «сетевые образовательные модули»), которые всегда проходили очень необычно и интересно. К примеру, уроки английского здесь были посвящены Пушкину, а на одном из занятий мы даже ставили сказку «Золотая рыбка» в стиле театра теней с другой концовкой. На русском языке мы по эпизодам угадывали названия фильмов и распределяли их по темам. К тому же, нам очень нравилось посещать здание школы, похожее на сказочный замок, который все здесь называют Хогвартсом.

Фото из архива Дарьи Катренко

Ниточки на прощание

К сожалению, из-за коронавируса во время нашего сезона проводилось меньше мероприятий, чем обычно. К примеру, в отличие от других смен, мы не выезжали за пределы лагеря (обычно артековцы посещают с экскурсиями город-герой Севастополь, Воронцовский дворец), а итоговый, посвященный окончанию смены гала-концерт перенесли с громадной «Артек-Арены» (ее вместимость – 4,5 тысячи человек) в лагеря. Тем не менее наш отряд участвовал в разных конкурсах. Мы вместе разучивали песни, танцы, читали вслух письма детей к родителям из «Артека» военной поры, покоряли АюДаг – Медведь-гору, главный символ лагеря.

В «Артеке» я обрела много новых друзей из самых разных городов – Санкт-Петербурга, Красноярска, Брянска, Екатеринбурга, Пскова. Нам было очень жалко расставаться. Закрытие нашей смены проходило на верхней костровой. Здесь мы по очереди спустили флаги России, Крыма, «Артека», «Янтарного», а потом для нас зажгли прощальный костер. После началась массовка, во время которой мы пели наши песни, танцевали, в том числе и знаменитый лагерный танец «Коломийка». Еще хором исполняли песню «Артековец сегодня – артековец всегда», повторяли слова лагерной клятвы, в основе которой – известное стихотворение Редьярда Киплинга. В нем заменено лишь одно слово в последней строчке:

…Наполни смыслом каждое мгновенье

Часов и дней неуловимый бег, –

Тогда весь мир ты примешь как владенье,

Тогда, артековец, ты будешь Человек!

Но самым грустным для нас стал артековский ритуал прощания. Мы должны были повязать разноцветные ниточки на всех, кто нам дорог. Многие делали это со слезами на глазах. А потом мы пошли гулять вместе с вожатой на Русскую поляну – живописное место, где можно встретить немало красивых растений. Именно здесь растет главное дерево «Артека» – 200-летняя секвойя, возле которой все загадывают самые сокровенные желания. Лично я загадала вернуться сюда еще. Есть предположение, что большая часть артековцев у этого дерева думает примерно об одном и том же.

Дарья Катренко