Зачем нужен шеринг и чем готовы делиться барнаульцы

Апрель 03 12:45 2020

Шеринговая экономика (она же экономика совместного потребления) как явление не так уж и нова. Она включает в себя такси, гостиницы, библиотеки, прокаты, секонд-хенды, буккроссинги. Явление стремится охватить все большие сферы жизни. Развивается ли она в Барнауле?

Рисунок Александра Ермоловича

Ездить и строить

Изначально шеринг-экономика предполагала обмен, но бизнес быстро научился использовать стремительно набирающий популярность тренд по-своему. Так, стали появляться площадки для совместного пользования товарами. Первые возникли еще в 2000-х годах. Например, американский Zipcar, специализирующийся на каршеринге – краткосрочной аренде автомобилей по принципу самообслуживания с почасовой оплатой, и крупнейший в мире международный онлайн-сервис поиска автомобильных попутчиков BlaBlaCar (райдшеринг).

Сейчас новый подход используют чуть ли не повсеместно. Так, в Барнауле за последние несколько месяцев заработали сразу три виртуальные платформы. Все узкопрофильные. В канун Нового года запустили площадку «СтройшерингБарнаул» «ВКонтакте» (пока самая популярная из всех), где горожане отдают даром ненужные стройматериалы. Там можно найти вскрытый пятикилограммовый пакет цементной штукатурки, финал двухрядного карниза, ножки от журнального столика, обрезки настенной кафельной плитки, панели ПВХ, фурнитуру для корпусной мебели, даже строительный мусор – ну а вдруг?

— Цель проекта сократить количество утилизируемых строительных материалов, соединяя людей и организации, имеющие лишние стройматериалы, с теми, кто имеет в них потребность, – отметил при создании сообщества его автор Никита Попов. – Делясь в этой группе строительными материалами и инструментами, люди помогают снизить перепроизводство и уменьшить свой экологический след. Здесь отдают, ничего не ожидая взамен.

Кидс-вариант

Сразу после новогодних каникул в столице региона запустили интернет-сообщество «Бэбишеринг Барнаул». Первыми проект начали продвигать петербуржцы в 2018 году. Сегодня он имеет десять представительств по всей стране. На интернет-платформах предлагают детские вещи, обувь, предметы, из которых малыш вырос (ванночки, ходунки, игрушки, санки, развивающие книги). Притом не продают – отдают даром или меняются. Барнаульцы в качестве валюты согласны принять детские творожки и киндер-сюрпризы.

Как заявляют авторы проекта, он действует сразу в нескольких направлениях. Во-первых, способствует продвижению идей разумного потребления и вторичного использования товаров в рамках экологической концепции 5R, самой популярной среди россиян. Она включает пять шагов: отказ от пластиковой тары, сокращение объемов потребления, повторное использование, переработка вторсырья, компостирование органических отходов. Во-вторых, способствует улучшению социальной включенности и взаимодействию женщин в декрете.

В первую очередь, шеринг-направление повышает эффективность использования ресурсов. Во вторую – улучшает экологическую ситуацию. За годы существования НКО «Дарудар» более 400 тыс. россиян сделали друг другу свыше 4 млн даров, продлив цикл использования вещей. Совместные поездки BlaBlaCar сократили выброс углерода на 700 тыс. тонн, а совместное использование такси Uber – на 1,4 тыс. тонн.

Спасатели еды

Третья площадка – фудшеринговая (Фудшеринг Барнаул), в краевой столице она заработала в начале марта. В России это направление молодое – его стали развивать около пяти лет назад в Москве и Питере. Образцом стал немецкий проект foodsharing.de, который адаптировали под наши реалии.

Стать активистом движения просто. Главное, понять его суть. Это движение для спасения продуктов, годных к употреблению. Люди делятся нормальной едой, чтобы она не попала в урну. Отказываются от нее по разным причинам. Например, в барнаульском филиале движения предлагают забрать открытую пачку зеленого чая с жареным рисом. Владелица поясняет, что его вкус для нее специфичен. Также отдают замороженную вишню, которой нет места в морозильной камере, закрытую банку арахисовой пасты, такой нелюбимой в семье. При этом все равно, кому достанется продукт – человеку бедному или обеспеченному, ведь проект не благотворительный, а экологический.

Важно, что в российских сообществах предлагать еду можно, если не понравился ее вкус, истекает или несколько дней назад истек (но это не сказалось на качестве) срок годности, осталась после праздника или не подходит вам по рациону. Продукты из мяса, рыбы и птицы – нельзя в принципе.

— Отдавая еду, вы действуете по своей совести. Забирая еду – на свое усмотрение. Ответственность за ваше здоровье лежит на вас, – обращаются к пользователям инициаторы проекта.

В Барнауле фудсвейеров – активных сторонников фудшеринга – пока не так много. Как и спасателей (так называют тех, кто готов забрать продукты). Однако городские экоактивисты уверены, что и тех, и других станет больше, дайте только время.

— Идея развить фудшеринг у меня в голове зрела больше года точно. В первую очередь хотелось самой отдавать продукты, которые остаются у меня или кто-то что-то подарил, а мы такое не едим, – отмечает барнаульская экоактивистка Елена Попова. – Конечно же, чем больше погружаешься в тему загрязнения окружающей среды, тем больше узнаешь фактов, в частности про перепроизводство, про потери продуктов на всех этапах производства и потребления. Только в России 17 млн тонн в год составляют пищевые отходы. Меня лично это неприятно впечатляет. В мировом масштабе – это более 1 млрд тонн в год! К тому же сама люблю еду и стараюсь бережно к ней относиться, потому что понимаю, что даже за обычным яблоком стоит труд десятков людей, если не сотен.

Все три проекта развивают активисты «Мусора. Больше. Нет, Барнаул». Импульсом к этому стало стремительное развитие шеринговой экономики. Волонтеры хотят показать горожанам, что экономика обмена – нормальная практика, сделать Барнаул экологичным.

По данным РБК, 7 тыс. тонн продовольствия спасли от попадания на российские свалки в 2018 году благодаря фудшерингу. Правда, это составило лишь 0,04% от всего объема пищевых отходов в стране. Если бы еще пригодную к употреблению еду не отправляли в мусорное ведро, а отдавали нуждающимся, ею можно было бы кормить 30 млн взрослых человек в течение года.