Осколки детства: воспоминания людей театра, росших в годы войны

Март 31 12:28 2020

Среди работников барнаульских театров есть немало тех, кто помнит войну. В те годы они были слишком малы, а потому их память сохранила совсем немногое, но нечто очень важное, что не могло не повлиять на дальнейшую жизнь после Победы.

Георгий Обухов часто задается вопросом: «Что было б, если бы войны не было…».
Фото Алтайского краевого театра драмы

В качестве рабсилы

Сергей Фёдоров, заслуженный артист России, солист Алтайского государственного музыкального театра:

Родился я в Ленинградской области, в селе Рябово – на территории, которая была оккупирована с наступлением войны. В 1943 году немцы эшелонами увозили отсюда стариков, матерей с детьми в Латвию, Эстонию, а то и в Финляндию в концлагеря. Нашу семью отправили в самый страшный Саласпилсский концлагерь. Говорят, моя мама там работала прачкой. Здесь же, как позже выяснилось, находилась и моя будущая жена, которая тоже родом из Ленинградской области, из Тосно. Ее семью поселили сначала в полуразрушенной синагоге, а потом забрали на хутор в качестве рабсилы. А в 1945 году нас освободили. Я практически ничего не помню, лишь открытую дверь в вагоне состава. Моя жена же рассказывала, как их после освобождения везли на танках к поезду, и она увидела ярко-рыжую лису, мечущуюся по полю от гула машин.

Спасло пальто

Георгий Обухов, народный артист России, ведущий мастер сцены Алтайского краевого драматического театра:

Мое детство прошло в оккупации. Наш Ростов-на-Дону, который немцы брали раза два, подвергался частым бомбежкам, и моим родным пришлось прямо в огороде вырыть ямку, где мы и прятались от бомбовых атак. Помню, как прощался с нами папа. Прежде чем уехать из города на грузовике, он забежал к нашему соседу-татарину и стал уговаривать поехать с ним, но тот отказался. А потом по проспекту Будённого маршем прошла колонна немцев, и чуть позже мы узнали, что на нашей улице расстреляли всех мужчин. В том числе и татарина, которого папа так хотел спасти. В итоге его жена осталась одна с пятью детьми на руках. На всю жизнь запомнил я и нашу мальчишечью игру, которая так страшно закончилась. Весной 1943 года, когда растаяли сугробы, оказалось, что в нашем дворе под снегом хранились немецкие противотанковые снаряды с ярко-желтой головкой. Вот эту самую головку мы, дети, отбивали, добывали из нее порох и взрывали его втайне от всех. Одна из таких головок не хотела поддаваться, и тогда один мальчуган стал бить по ней. Снаряд сначала чертыхнулся, потом ударился о камень и… разорвался. К счастью, от этого взрыва никто не погиб, зато всех нас положило с тяжелыми осколочными ранениями. Спасло меня плотное пальто, которое бабушка сшила из немецкой шинели. Было мне тогда четыре года.

В сплошной нищете

Таисия Фарманова, бывший художник-бутафор, заведующий постановочной частью, а ныне билетер Алтайского государственного музыкального театра:

Родилась я в Краснодарском крае. Когда мне было четыре года, под бомбежкой погибла мама, и меня вместе с дедушкой и бабушкой увезли в Германию, в Шверин. На родину наша семья вернулась лишь в 1947 году. И если бы не работающие в НКВД родственники, с такой биографией Колымы мне было б не избежать. К тяжелой жизни я привыкла с детства. Вернувшись из Германии, мы некоторое время жили в землянке, потом – у бабушкиного брата в конюшне в сплошной нищете. Поэтому работать я пошла рано – сначала в артель «Кожевник», потом в артель «Обувщик», а затем и на обувную фабрику, где мы клеили болотные сапоги. Но все это время я словно себя искала и не могла найти. Пока не попала в краснодарский театр кукол, где сразу почувствовала: это мое.

Кстати, судьба Таисии Фармановой произвела большое впечатление на барнаульскую поэтессу Ольгу Казаковцеву, которая посвятила Таисии Гургеновне одно из своих стихотворений. В нем есть такие строки:

Для меня всегда она – девочка.

 Мы пожизненно ей должны.

 Наша Таечка, словно стрелочка,

 Эта девочка из войны…

 Были на фронте известные актеры Алтайского краевого театра драмы – Леонид Двоеглазов (в прошлом году в Барнауле отмечалось 100-летие с его рождения) и Алексей Самохвалов, ушедший из жизни в 2017 году. Леонид Иванович служил в 17-м гвардейском полку 5-й гвардейской стрелковой дивизии, которая в 1941 году взяла город Ельню, руководил дивизионным ансамблем, а Алексей Николаевич, отучившись в военной школе, служил в московских внутренних частях, руководил художественной самодеятельностью в армейском клубе.