Лавина на Сахарова: как сотрудники МЧС искали людей в центре Барнаула

Март 31 13:14 2020

Спасатели Западно-Сибирского поисково-спасательного отряда им. В.В. Зюкова совместно с краевыми и городскими коллегами провели учения на склоне у парка «Барнаульская крепость». Главная цель – подтвердить готовность кинологов и их четвероногих товарищей к работам в лавиноопасный сезон.

Фото Юлии Неволиной

На снегу и под ним

Над главной сценической площадкой Барнаула все по-взрослому – оцепление, лопаты, щупы, акья, трещат скрипучими голосами рации, в нетерпении поскуливают собаки. Визуально на территории предстоящих работ ни зацепки, ни подсказки. Где-то на склоне, под снегом лежат четыре живых человека, закопаны два манекена и три лавинных датчика. Замаскировать их помогали студенты Алтайского техникума кинологии и предпринимательства.

Первым на поиск выходит русский спаниель Дейл. Ему дважды повторять не надо – свое дело знает. Парень исполнительный, при этом не безынициативный: обследует снег не только по направлению, указанному кинологом, еще и сам себе выбирает дополнительные маршруты. А вдруг повезет?

Для тезки диснеевского бурундука это не рутинная работа, скорее игра. Почуяв свободу от поводка, носится вверх и вниз по склону, проваливается по уши в рыхлый снег, хватает его зубами, буксует. Но не перестает искать. Его обозначение находки – радостный заливистый лай. Знает, за хорошую работу хвалить будут.

— Моя задача простая – лежать, – объясняет второкурсник АТКиП Дмитрий Салямов. Он впервые принимал участие в учениях спасателей. – Под снегом находился минут 40. Замерз не сильно – меня предупредили, что нужно тепло одеться, да еще и тут выдали дополнительную экипировку. Для меня вырыли небольшую пещеру, дышать там было чем, только к давлению пришлось немного привыкнуть. Слышал, как собака нашла меня, как начали зондировать снег щупами (в меня, слава богу, не попали, хотя знаю, что они затуплены и не опасны для жизни). Потом откопали, закопали снова, чтобы работу второй собаки оценить, и опять откопали. Теперь наблюдаю непосредственно за работой кинологов, мне в будущем это пригодится, ведь я тоже хочу связать свою жизнь с этим.

Первокурснице Дарье Пушкарёвой и повезло, и не повезло. Она была лишь сторонним наблюдателем и играла роль свидетеля происшествия, а на себе ничего не испытала.

— Это тоже мои первые учения, я своими глазами увидела, как сложно на самом деле быть спасателем, – делится девушка. – Для себя кое-что взяла на заметку. Например, подметила, как кинолог общается с собакой, как подает сигналы, на что обращает внимание. Думаю, смогу это применить в профессии.

Фото Юлии Неволиной

Разными способами

После собак тестировали людей. Сотрудники МЧС отрабатывали способ радиопоиска. И в руках спасателей, и под снегом находились лавинные датчики. Одни настроены на прием сигнала, другие – на передачу. В реальных условиях их обычно надевают под одежду, чтобы в случае схода лавины не сорвало. Зона охвата приборов достигает 80 м, а близость пострадавшего определяется по амплитуде принимаемого сигнала.

Этот способ не такой зрелищный, как работа кинологического расчета и менее трудозатратный относительно ручного поиска попавших под лавину, когда, вооружившись щупами, спасатели выстраиваются плотной цепью и начинают обследовать территорию, погружая инвентарь в снег как можно глубже. При тщательном исследовании (каждый делает по три прокола на расстоянии 15 см друг от друга) в реальных поисковоспасательных работах нередко находят личные вещи пропавших – ледорубы, перчатки. Это считается очень ценной находкой и расценивается как сигнал: движемся в правильном направлении.

Свой профиль

Поисковые собаки не всегда универсальны. Часто живых ищут одни, а на поиске погибших специализируются другие. Хотя работа в зимних условиях для последних не типична – они просто не смогут уловить запах замерзшего тела. На учениях решили обкатать бордер-колли Плюшу. Специально для нее в снег зарыли имитаторы запаха. Поначалу казалось, Плюша ленится – уж больно вальяжно она расхаживала по территории поиска, занималась своими делами и постоянно возвращалась к кинологу с вопросительным взглядом, мол, чего надо-то?

— Ищи! – терпеливо повторял ей спасатель.

Когда, наконец, до нее дошло, чего от нее хотят, с задачей справилась быстро – начала одно за одним обозначать, молчаливо укладываясь на снег, места, где надо копать.

— Сложность сегодняшних учений небольшая ввиду локального участка, территория реального поиска часто измеряется сотнями квадратных метров. Здесь гораздо меньше, – резюмирует начальник кинологического поисково-спасательного подразделения Западно-Сибирского поисково-спасательного отряда им. В.В. Зюкова Евгений Петрусенко. – Поисковая работа самая сложная, а когда пострадавший найден, алгоритм становится понятным.

К слову, лавинные учения в Алтайском крае редкость. Обычно в конце лета проводят техногенные – ищут людей под завалами якобы обрушившегося здания. Зимой – лыжно-снегоходные с элементами ориентирования: спасают лыжников, будто бы заблудившихся в лесу.

К счастью, в этом году алтайским спасателям в реальной жизни не пришлось искать людей под снегом – представителям отряда пришлось участвовать лишь в поиске 13-летнего подростка, который шел из Алейска в деревню Малаховку и сбился с пути в метель. Зато было много другой работы.

— Наши ребята ездили в Змеиногорский район, в Шипуново, Алейск – слишком много снега выпало, были сильные переметы, – рассказывает спасатель международного класса Западно-Сибирского поисково-спасательного отряда МЧС России им. В.В. Зюкова, кинолог Сергей Черкасов. – Если, скажем, в прошлом-позапрошлом году мы на такие случаи выезжали максимум раза два, то в этом регулярно. Фактически менялись только люди, а техника оставалась на месте. Теперь сезон миновал – готовимся к паводку.

Евгений Петрусенко: «В черте города мы фактически впервые проводили учения. Зима была непростая, отряд дежурил в районах, а сейчас обстановка наладилась, все вернулись. Учения провели там, где нашли снег. В идеале бы отправиться в горную местность или на крупные овраги, где можно пустить настоящую лавину».