Связист спецназначения: 27 марта личный состав Росгвардии отмечает профессиональный праздник

Март 27 14:52 2020

Хотя войска национальной гвардии появились не так давно – четыре года назад, они имеют давние традиции. На протяжении десятилетий 27 марта отмечали свой день предшественники росгвардейцев – бойцы внутренних войск. Сегодня мы беседуем с представителем, возможно, самого секретного подразделения во всей Росгвардии – начальником группы специальной связи Алексеем Дашковым.

Фото предоставлено пресс-службой Управления федеральной службы войск национальной гвардии РФ по Алтайскому краю

Алексей Дашков служит в подразделениях спецсвязи всю свою сознательную жизнь. На срочную службу призвался во Владивосток, где и получил первую подготовку по специальности в военной школе. Перевелся на контракт. А по возвращении на родину поступил на службу в бригаду внутренних войск.

Секретный канал

— Наша обязанность – это прием и передача телеграмм: от Управления Сибирского округа Росгвардии до нас и от нас до управления по защищенным каналам связи, – рассказывает Алексей Михайлович. – Пришла телеграмма, я ее оформил и представил командованию. Телеграмму рассмотрели, резолюцию наложили, я отнес ее исполнителю. И также происходит в обратном порядке. Кроме того, есть засекреченный телефонный канал связи. Стоит один телефон у нас, а другой, допустим, в Управлении Сибирского округа Росгвардии. А между ними – аппаратура шифрования, которая кодирует информацию и отправляет в канал связи, на другом конце расшифровывается и уже в открытом виде передается на телефон абонента. Просто так перехватить и прослушать сообщение люди со стороны не смогут. И даже если его перехватят, то расшифруют самое ранее через 50 лет и на самом мощном компьютере.

Телеграмма на паутине

Подразделение спецсвязи – одно из самых секретных во всех войсках Росгвардии. В кабинет, где находится аппаратура, есть доступ всего у нескольких человек. Все остальные даже не знают точно, как выглядит оборудование, с которым они работают. По этим линиям передаются государственные и военные секреты. Об уровне секретности говорит один забавный для стороннего наблюдателя, но не веселый для самих сотрудников случай.

— Однажды в одном из округов потеряли распечатанную секретную телеграмму, – рассказывает Алексей Михайлович. – Документ искали очень тщательно. Обыскивали шкафы, вскрывали полы. Но все было тщетно. В итоге руководство подписало приказ об увольнении на всех сотрудников подразделения, кроме одного человека, находившегося в отпуске. Потом документ все-таки обнаружился висящим под крышкой стола на паутине. Но было уже поздно.

Под обстрелом

Как и другие бойцы внутренних войск, связисты точно так же выезжали в служебные командировки в Чечню. Задачи там те же самые – обеспечить связь, только в полевых условиях. Алексей Дашков попал в первую Чеченскую кампанию в район Шали, в марте 1995 года, в самое пекло.

— Обстановка была сложная. Ротные опорные пункты обстреливали почти каждый день, – рассказывает Алексей Михайлович. – Мы были при управлении, которое осуществляло руководство всеми подразделениями. Стояли в лесочке, по нам стреляли реже. В основном снайперы сидели на близлежащих горах и обстреливали тех, кто показывался в поле зрения ночью.

Хотя сами связисты не участвовали непосредственно в стычках с боевиками, но только благодаря их труду подразделения быстро и четко получали сообщения, куда им надо двигаться, где засели боевики, куда необходимо перекинуть подкрепление. Боевики прекрасно понимали, насколько важна роль управления и связистов, и однажды устроили полномасштабное нападение.

— Я был начальником аппаратной П-244. Это машина, полностью занятая аппаратурой связи. Мы последнюю ночь там ночевали. На следующий день к нам должны были сменщики приехать, а мы – улететь домой. И в эту ночь, в четыре часа, боевики подошли с гор и начали обстрел управления из гранатометов. Одним из первых же прямых попаданий уничтожили машину связи Р-161.

Управление осталось без связи с подчиненными подразделениями и поэтому не могло вызвать подкрепление. Двоих бойцов охраны ранили во время перестрелки – одного в грудь, другого в ногу.

— Боевики продолжали интенсивный обстрел, повсюду летели осколки. А мне надо было наладить новый канал связи через спутник, протянуть кабель к другой машине. Пока бежал с кабелем, один осколок попал мне в колено. В тот момент даже внимания на это не обратил. Потом после боя просто плоскогубцами его вытащили, когда все затихло. Мы восстановили связь, вызвали подкрепление. Прилетели вертолеты, открыли по боевикам огонь с воздуха. Раненых бойцов погрузили на борт и отправили в больницу. Они остались живы. Потом приезжали ко мне в гости в Барнаул.

За тот бой Алексея Дашкова наградили медалью «За отвагу».

После этого он побывал в еще одной командировке в 2000 году, но в то время в республике уже было относительно безопасно. Масштабных нападений больше не было, лишь иногда постреливали с гор снайперы.

Зашифрованный мобильник

Сегодня за плечами у Алексея Дашкова 25 лет службы. Он самый опытный среди своих коллег, но не считает себя всезнайкой. Сотрудники подразделений спецсвязи Росгвардии принадлежат к той профессии, которой нельзя научиться раз и на всю жизнь. Техника меняется с невероятной скоростью. Чуть замешкался, и ты уже можешь не понять, как работает новая аппаратура. Поэтому каждые пять лет все сотрудники проходят обязательные курсы повышения квалификации в Пензенском филиале Всероссийского института повышения квалификации сотрудников МВД России.

— Техника очень сильно изменилась, – говорит Алексей Дашков. – В мою первую командировку у нас аппаратная занимала целую машину. А сейчас мы пользуемся телефоном, размером не больше обычного мобильника, но по нему разрешено вести переговоры с грифом «секретно». Он шифрует речь и направляет сигнал в зашифрованном виде.

Росгвардейцы пользуются услугами обычных операторов сотовой связи – МТС, Билайн, Мегафон. Но даже операторы, предоставляющие им услугу, не могут прослушать, о чем идет разговор. С 2010 года сотрудники используют мобильники с шифрованием в служебных командировках. Но только узкая группа лиц – командование и сами специалисты связи.

Алексей Дашков: «Обеспечивать спецсвязь – это довольно сложное дело и не каждому дается. Есть люди, которые и после 20 лет работы не становятся специалистами, не понимают до конца, как действует техника, тем более что она постоянно меняется».